Отшельник → Комментарии
0
Краткое досье на Балбеса:

[только для пользователей сайта]

Год рождения (выпуска) - 1981.
Место рождения (выпуска) – город Минск.
Национальность – Белорус.
Имя (заводская марка) – ММВЗ 113 311
Вес - 15 кг.
База – 1000 мм.
Размер обода – 20 дюймов.
Среда обитания – дороги с улучшенным покрытием.
Оснащение – звонок, катафоты, сумка с ключами, насос, проволочный багажник, подножка, грязезащитные щитки.
Особенности характера:
Общевозрастной, от школьника до взрослого. Складывается до размера 790х750х290, превращаясь в подобие противотанкового ежа. Посадка вертикальная, как на стуле. Перемещается в пространстве только с применением значительных усилий. После снятия усилий почти сразу останавливается. Очень прочный, по видимому в конструкции использовались детали от общеизвестного трактора.
Причина присвоения имени Балбес:
В те времена у этого велосипеда не было имени, только потом его стали звать Десной или Аистом. Когда я его купил, матушка, увидев меня на этом велосипеде, вымолвила: «Ну ты и балбес, купил по цене мопеда детский велосипед!» Но ведь ни один дурак не признается, что он дурак! К тому же это на долго.
0
ДОМ В УДОМЛЕ.

Для завершения этого рассказа, можно дописать ещё один фрагмент: Не быть мне штурманом – разведчиком, если не найду информацию о развалинах особняка на берегу озера Удомли. Для этой цели послал письмо в ту библиотеку Удомли, что мне опер посоветовал. Писал по принципу «на деревню дедушке», особо не надеясь на ответ. Но сработало! Пришёл обстоятельный ответ из Краеведческого музея от Ромашкина Сергея. Вот что он написал:
В Петровские времена, в Корчевском уезде, проживал дворянин Иван Леонтьевич Храповицкий. У него было семь сыновей: Михаил, Пётр, Григорий, Андрей, Дмитрий, Иван и Василий. В 1779 году появился документ – Геометрический специальный план Вышневолоцкого уезда Удомельского стану сельца Бережок и деревни Иванково, которые состоят во владении генерал-порутчика Василия Ивановича Храповицкого, учтённый в 1779 году июля третьего дня.
На плане показан барский дом, остатки которого и поныне стоят на берегу озера, ещё два строения, возможно хозяйственного назначения. За ними пруд, соединённый с озером и аллеи в парке.
Василий Иванович был лейб-компанеец, то есть принадлежал к личной свите императрицы Елизаветы Петровны. Умер в 1789 году в чине генерал-аншефа. Екатерина Вторая его очень уважала, говорила: «Мы все малы, а батюшка был прекрасный человек!»
Василий Иванович был женат на Дарье Спиридоновне, урождённой Леонтьевой. От этого брака у них родился сын Алексей. Дарья Спиридоновна умерла молодой. От второго брака родилось трое сыновей – Александр, Пётр, Михаил и дочь. Александр с отцом частенько бывал у Ломоносова и всю жизнь хранил память об этих встречах.
В 1766 году А. В. Храповицкий поступил на действительную службу подпоручиком и продолжал заниматься литературой.
В 1769 году преподавал русский язык и литературу А. Н. Радищеву.
В 1772 году Александр Васильевич при штабе фельдмаршала графа И. Г. Разумовского.
В 1775 году перешёл на службу в Стан.
С 1.1. 1783 года он статс секретарь императрицы Екатерины Второй.
В 1784 году пожалован Екатериной Второй в действительные статские советники. Будучи статс- секретарём, выполнял обязанности директора императорских театров.
2 сентября 1793 года пожалован в действительные тайные советники и сеноторы.
15 сентября 1801 года окончил службу при дворе в чине действительного тайного советника с пенсией в 2000 рублей в год.
Это была значительная фигура в истории России. Для нас эта личность представляет интерес тем, что он Удомельский уроженец (Бережок), и мать его – Елена Михайловна, была дочерью Сердюкова Михаила Ивановича, сподвижника Петра Первого по строительству Вышневолоцкой навигационной системы.
Известно, что третий его сын Михаил с Удомлей связан больше всего ещё и своими славными делами. На Троицком кладбище лежит надгробная плита на могиле М. В. Храповицкого с надписью: «Здесь погребено тело в бозе почившего надворного советника М. В. Храповицкого, родившегося в 1758 году сентября 17 числа преселению благотворной души к вечному правосудию последовал в 1819 году февраля 20 дня на 76 году от рождения к душевному прискорбию 869 душ его подданных крестьян и дворовых людей, которых наградил полной свободой. Благодеяния сего великого мужа да не изгладятся из в бесконечные веки.»
В усадьбе Бережок работал художник С. Ю. Жуковский, известный «Певец дворянских гнёзд». Здесь же получал от Жуковского первые уроки живописи замечательный художник – самоучка уроженец Бережка Н. М. Аксаков.
После революции в усадьбе располагался Дом отдыха. Во время Великой Отечественно - госпиталь. А после войны, чего только не было, что и привело почти к полному разрушению здания.

8 ноября 2002 г. С. В. Ромашкин.

г. Удомля, пр-т Энергетиков, 2, Краеведческий Музей.
0
По этому рассказу остался один пост по сопутствующей информации - дом в Удомле, про который кое что удалось узнать и схема маршрута, которую я ещё не рисовал.
Фантастику пока не писал. Есть технократический рассказ о создании солнцевелосипеда. Могу выложить с урезанными математическими выкладками.
0
11 августа 2000г.
На удивление отлично выспался. Хранитель на связь не выходил. Я его тоже не тревожил. Не до него было. Утро хмурое и холодное. Завтракаю, выволакиваю Абру на дорогу и в путь. До домашнего уюта осталось день хода.
Проезжаю Пошехонье. Заметно потеплело. Среди туч стали попадаться окошки лазурного неба. За Ухрой, как в другом мире, тепло тихо и солнечно. Похоже, здесь вчера дождя не было.
Подъезжая к Рыбинску, не удержался, чтобы не заехать на водохранилище. Шекснинский залив как стекло. Вода и небо сливаются на горизонте. На пляже жара как в пустыне. Вот он! Ещё один осколок Рая, который Хранитель обещал мне показать. Уезжать не хочется, а надо.
Одолел раскалённый под солнцем Рыбинск. Абра лениво берёт подъём в мост через железную дорогу. На спуске двигатель ловит «соплю» и глохнет. Еду, на сколько хватает инерции и уклона. Вынужденная остановка наводит на размышления: У меня есть день в запасе, да и не один. Почему бы ни отдохнуть где-нибудь от этой гонки? Тут рядом поворот на Углич. Заеду на любимую Юхотьскую поляну, устрою там днёвку, помоюсь, технику почищу. Что я, сам себе не хозяин! Сказано – сделано! Еду на Юхоть.
До чего же хороша эта дорога на Углич! Наверное, потому, что на Углич она не ведёт. Странно, но факт! Машин мало. Тихо. Асфальт ровный. Сосновые боры по обочинам. Иногда открывается прекрасный вид на Волгу. Из леса доносится запах сосновой смолы, малины, земляники и грибной сырости. Тени от высоких сосен закрывают дорогу, ехать не так жарко. Изношенный движок на это чутко реагирует – не тарахтит, а стрекочет. По пути посещаю Охотино. Сворачиваю на берег Волги. Вот останки затонувшего парохода, родник с ключевой водой даёт напиться холодной свежести. Церковь, поляна перед заливом. Сколько воспоминаний о днях минувших. Вот он, ещё один осколок Рая!
Лесной грунтовкой, мимо «Лунного камня», выбираюсь на основную дорогу. Совсем недалеко поворот на Ярославль, за ним пара километров и ещё поворот на Юхотьский бор. Узкая, извилистая дорожка приводит к тупиковой деревне. От неё через поле и немного лесом. Вот и Юхоть. В сосновом бору тихо. Река спокойная. После шума движка уши от такой тишины закладывает. Постепенно начинаю различать шум падающих шишек, стук дятла, попискивание какой то пичуги. Абра затащена на крохотную тенистую полянку между двух пустующих стоянок автотуристов. Готовлюсь к ночёвке, хотя часа полтора времени у меня ещё есть. Неторопясь готовлю ужин. В качестве дров применяю пластиковые бутылки. В отличие от настоящих дров они здесь в изобилии.
Похоже, начитают образовываться соседи: На одну из полян пытается пролезть Форд-транзит с трейлером-дачей. Тихо мурлыча дизелем, машина долго маневрирует, пытаясь развернуть прицеп боком к реке. Наконец фургон затихает, сдвижная дверь его распахивается и на поляну устремляется шумная стайка девчат. Специально их подбирали что ли – все рослые, длинноволосые, наивные как дети, хохотушки. Всё им интересно и забавно. Заметили меня, обступили, разглядывают, вопросами засыпали. Пока всё рассказывал и показывал, вода из котелка сбежала. Два серьёзных парня окликнули этих фурий. Девчонки нехотя принялись вытаскивать из недр фургона складные стулья, столики, и долго возились с каркасным тентом. За это время я успел поужинать и помыться. Соседи тоже устроили нехитрую трапезу, после которой один из парней занялся рыбалкой, другой сел на берег реки с ноутбуком, а фурии устроили шумную возню на широком заплёске с бадминтоном.
Солнце зацепилось за макушки деревьев противоположного берега. Стало прохладно. Соседи вспомнили о костре, но не найдя дров, забрались в жилой прицеп и стали готовиться ко сну. На моё удивление, не было ни долгих вечерних посиделок, ни громкой музыки. Первый раз повезло с соседями по поляне. Забираюсь под тент и укладываюсь спать. Когда дрёма меня окончательно одолела, на связь вышел Хранитель. Его сообщение было кратким: Через несколько минут произойдёт ветвление пространства. В одном из параллельных пространств мой жизненный путь на этом уровне заканчивается. Мне предоставляется возможность выбора.
Всё - таки я подопытный кролик в их игре. Посмотрим, кто кого на этот раз переиграет. Отвечаю Хранителю, что мне всё равно и погружаюсь в дрёму.
Просыпаюсь от раската грома, удара по лодке и жгучей боли в левом предплечии. Гроза, а у меня тент не застёгнут. Опять руку отлежал. Лихо пространство делится!
С поляны соседей доносится ругань и раздаются выстрелы, что - то горит. Ничего себе! Соседи! Перевалившись через низкий борт, ныряю из лодки, прихватив с собой топор. Приземлился на левое плечо и едва не взвыл от боли. Ощупываю предплечье – из мышцы торчит какая то железяка. То ли обломок стрелы, то ли лезвие неизвлекаемого ножа. Под руки попадается валяющийся под лодкой котелок. Стираю с него жирную копоть и обмазываю ей руки и лицо с лысиной, чтобы не блестели. В присядку обхожу куст и рассматриваю поляну со стороны реки: Горит трейлер, причём внутри – из разбитого окна валит белый дым. На поляне трое парней с ружьями. Из-под упавшего тента видны босые ноги и чёрное пятно там, где тент касается спины. Около машины лежит на спине одна из девушек. Её рубашка тоже залита чёрным.
Каратели переговариваются. Двое уходят по дороге в лес, один остаётся и смотрит на распахнутую дверь трейлера. В проёме двери, из клубов дыма показывается девушка. Она кашляет и трёт глаза руками. Каратель поднимает ружьё и стреляет ей в грудь. Девушка скатывается со ступенек трапа и неподвижно лежит в траве. В трейлере мелькнула тень, там ещё кто - то есть. Каратель опять поднимает ружьё. Мне такая охота и полная безучастность начинают надоедать. Прежде чем каратель успевает нажать на курок и выстрелить в появившегося в дверях трейлера парня, двумя прыжками покрываю расстояние до бандита и всаживаю топор ему в затылок. Выстрелить он всё же успел. Парень упал и откатился за прицеп.
Беру дымящийся ствол из рук бандита и иду с ним на край поляны, где ночные тени гуще и меня не видно. Ствол не хилый – АКМ, но только какой то странный. Давно я не играл этими игрушками. Выбрать огневую позицию не так то просто – лёжа раненой рукой автомат не удержать, стоя – начинает кружиться голова. Сажусь, а точнее почти ложусь, прислонившись спиной к сосне, подставив под цевьё автомата колено – самое то. Осматриваю автомат – привычным движением отстегаю рожок и балансирую его между пальцами. Магазин, какой то странный. Выщёлкиваю из него патрон – он толстый, тупой и короткий. Всё ясно – это не автомат, а охотничий карабин. Его вроде «Сайгак» называют. Под патроном есть ещё один, да один в патроннике, итого три. На двоих бандитов хватит. Загоняю рожок на место и просматриваю поляну через прицел. Нормально! Осталось разобраться с рукой. От тупой боли начинает кружиться голова. Тёмно синяя футболка слиплась от крови. Если эту железяку вытащить, то сознание я точно потеряю, и кровь потечёт сильнее. Снимаю носок и перетягиваю им предплечье выше раны. Рука быстро немеет и теряет чувствительность. Замечаю в темноте леса движение, поднимаю карабин. Чтобы из охотничьего ружья убить наповал, надо целиться в голову.
Бандиты вышли на поляну. Беру на мушку того, что держит двустволку в руках. Жму на курок. Карабин бьёт прикладом по плечу. Бандит запрокидывает голову назад и, раскинув руки, валится на спину. Второй вскидывает ружьё. Нажимаем на курки одновременно. Карабин бьёт в плечё, а заряд картечи бандита мне в колено и грудь. Промазал! Бандит передёргивает скобу своего Винчестера. Брехня, что с пробитым сердцем человек умирает моментально. Есть время выставить на одну линию цель, мушку и прицел. И сил хватает, чтобы нажать на курок. Отдачи и выстрела не слышу, вижу как бандит, роняя ружьё, падает на спину. Только вижу я это как-то странно, будь - то, стоя во весь рост. Оборачиваюсь и вижу себя, сидящего спиной к сосне с открытыми глазами, рядом лежит дымящийся карабин. У прицепа замечаю движение – парень поднимает голову. Живой! Встаёт, осматривает поляну, подходит ко мне, щупает на шее пульс. Отбрасывает в сторону карабин, берёт меня за плечи, укладывает на спину и начинает ощупывать.
Замечаю на поляне какое то свечение. Шаровая молния размером с яблоко висит на опушке леса. Парень её не замечает. Свет яркий, слепящий и холодный. Странно, что поляна остаётся погруженной в сумерки. Вокруг молнии вспыхивает радужное сияние, размер её увеличивается, свет слепит так, что поляны уже не видно. Отвожу взгляд от молнии, и вижу, что поляны нет вообще. Кругом чёрный мрак, молния тянет меня к себе, и я лечу к ней на громадной скорости. Светящийся диск увеличивается и начинает казаться тёплым и желанным. Ещё немного и я сольюсь с ним. Мне хочется, чтобы это произошло как можно скорее. Но диск перестаёт увеличиваться и, оттолкнув меня, начинает уменьшаться.
Очнулся от мысли, что уже несколько минут смотрю на солнце. Откуда оно взялось? Пытаюсь пошевелиться и оглядеться. Левая рука отвечает колкой болью. Ощупываю её – никакой раны нет, просто отлежал. Но почему солнце светит сквозь лес и тент? Сажусь и осматриваюсь. Тент не застёгнут – вчера уснул и не застегнул, душно было. Солнце светит через зональную просеку, на которой я и расположился. Сколько же времени? Пять минут второго, число двенадцатое. Быть такого не может – опять часы встали. Выбираюсь из лодки и растираю затёкшую руку. Утро отменное! Тихо, тепло. Соседи! Обхожу куст, поляна пуста. Осматриваю её в поисках хоть какого то признака вчерашней трагедии – ни единого следа, только признаки недавно прошедшего дождя. Выхожу к реке – во фокус, заплёсок исчез. Ну ладно, бывает здесь такое. Трогаю воду – тёплая. Раздеваюсь и захожу по пояс, потом ныряю и скольжу, на сколько хватает дыхания. Проплываю метров пять и разворачиваюсь к берегу. Вентилирую лёгкие и ныряю, открыв глаза, в глубину. Вода прозрачная. Доплываю до дна, и, разглядывая его, плыву к берегу. Решаю посмотреть на берег «по - рыбьи» - из-под воды. Отчётливо видно низкий обрыв, лес, поляну, корму Абры, на поляне красный силуэт Форда и белый трейлер. Чуть не захлебнувшись, отталкиваюсь от дна, и пробкой выныриваю на поверхность. Мотнув головой, стряхиваю с лица и бровей стекающую воду, смотрю на поляну – нет никакого Форда – привиделось. Отдышавшись, решаю проверить, и, не закрывая глаз, медленно погружаюсь под воду – видение не повторяется. Точно привиделось! Опять «чёрное зеркало» решило меня разыграть. Плыву к берегу.
Обсыхаю и готовлю завтрак. На поляну выходит рыбак. Замечаю на его руке часы, спрашиваю:
- Сколько времени?
- Девять тридцать.
- Сегодня пятница?
- Нет! Четверг!
- Как четверг? Число то двенадцатое!?
- Нет! Одиннадцатое!
Ответ рыбака меня озадачил. Выходит, при делении пространства, я попал во вчерашний день! Что же произошло вчера, или сегодня вечером? Пытаюсь вызвать на связь Хранителя – молчит. Пытаюсь помыслить логически и прихожу к выводу: Наблюдатели, решили посмотреть, как я поведу себя в обоих параллельных пространствах, и, не создавая двойника, дали мне возможность посмотреть на остаток своей жизни в одном из пространств. Расстреляв бандитов, я нарушил заповедь «Не убей». По этой причине не произошло перехода моей души на следующий уровень развития, и я был помещён «на исправление» в соседнее параллельное пространство вместо своего двойника. Чтобы убедиться в правильности суждений, пытаюсь опять вызвать Хранителя на связь. Опять молчит! Значит всё верно! Я не оправдал его надежды и в ближайшее время на его помощь могу не ращитывать. Придётся вести себя поаккуратнее.
* * *
Как потом выяснилось, мои рассуждения были справедливы лишь частично. Планы Наблюдателей были нарушены вмешательством третьей силы. Но это тема для отдельного рассказа, больше фантастического, чем реального. А этот рассказ, можно считать законченным. С запада надвигался очередной грозовой фронт, приходится сниматься с места. Как молитву повторяю отработанную до мелочей процедуру укладки Абры для движения по суше.
-Ангел, хранитель мой!
-Пойдём со мной!
-Ты – впереди,
-я, за тобой.
После полудня 11 августа 2000г я был уже в гараже. Дождь начался часом позже.

PS: После похода были написаны только конец и начало похода. Первый и последний день. Всё остальное восстанавливал по памяти семнадцать лет спустя.
0
ДОРОГА ДОМОЙ.

10 августа 2000 г.
Сосновый лес хранит тепло, накопленное за день. Спится хорошо. Так хорошо, что проспал. Дров в лесу для костра завались, вода нашлась в придорожной канаве. Чтобы не устроить пожар, костёр развожу прямо на грунтовой дороге. Пока готовил еду и завтракал, по этой дороге никто не проехал. Чтобы не перегружать движок при езде по сыпучему песку, выволакиваю Абру на основную дорогу и там начинаю движение.
Уютная, почти свободная от машин, дорога, вскоре примкнула к трассе на Питер. Потянулся однообразный пейзаж. Сосновые боры сменились чахлым заболоченным ельником. Вспоминаю, как первый раз ехал по этой дороге на мопеде. Вечерело и мне совсем не хотелось ночевать в этом болоте. Поворот на Устюжну и река Чагода, стали тогда местом обетованным.
За однообразным пейзажем не заметил, как докатил до поворота на Кадуй. На развилке оказалась заправочная станция. Покупаю пять литров топлива. Суммарного запаса топлива должно хватить до дому. Еду к Череповцу и среди окружающих болот ищу хоть какое-то подобие ручейка. Пора обедать.
Нашёлся не только ручеёк, но и небольшое озерцо. Костёр пришлось разводить на бетонном откосе водовода, чтобы не поджечь местное болото. За занятием отдыхом и обедом решаюсь задать тот вопрос Хранителю, который не успел задать вчера:
- Хранитель! В чём суть Бога и Чёрта?
- Я думал, ты сам догадался!
- Одно дело догадки, другое дело истина.
- В чём заключаются твои догадки?
- Если есть тёмная и светлая материи, то в них должны обитать две высших сущности.
- В чём же тогда твои сомнения?
- По нашим преданиям и сказкам, до Бога недомолишься, а стоит только упомянуть Чёрта он тут как тут. И готов за твою душу выполнить любое твоё желание. Как это объяснить?
- В принципе, чёрная и белая материя ничем друг от друга не отличаются. Но находятся в разных измерениях. Поэтому друг другу не видны. Их населяют две различные, как ты их назвал, высшие сущности. В вашем мире человек потерял связь с Богом. По этой причине, за вашими душами охотятся из соседнего измерения. Им выгоднее получить уже сформировавшуюся душу, чем вырастить её с нуля. Перетащить твою душу в соседнее измерение, можно только с твоего согласия. Но ты там будешь чужим и второсортным.
- Если учесть, что любая наша религия готовит из прихожан рабов Божьих, то я думаю, разницы, в каком мире жить нет. Потеряв связь с Богом, человек обрёл какую то свободу и самостоятельность. Чем это лучше перспективы быть рабом?
- Чтобы узнать разницу, тебе надо побыть рабом!
- Я думаю, мне до этого немного осталось.
- Человек думает, а Бог располагает!
Покончив с обедом, еду дальше. Трудно что либо выведать у Хранителя. Ответы он составляет на моём же рассуждении. Да и нельзя ему говорить то, что человеку знать необязательно. Скажет, окажется в том же мире, что и я сейчас. Однако, судя по его ответам, высшая сущность из соседнего измерения и наш библейский Падший ангел, персонажи разные.
За мысленными рассуждениями и обдумыванием ответов Хранителя, не заметил, как доехал до пригорода Череповца. Вправо с дороги был съезд с указанием въезда в город. Странно, но раньше этого указателя я не видел. Решил ехать по указателю и оказался в громадной промзоне. Дорога стала узкой, с выбитым асфальтом, заваленным всяким мусором. Рядом с дорогой, без всяких заборов, начинались корпуса и цеха сталелитейного комбината. Пахло серой, окалиной и прочим смрадом. Вот он, рукотворный Ад! Меня, поднимая облака пыли, обгоняли КрАЗы, гружённые шихтой, коксом, рудой и металлоломом. Всё это приходилось заранее усматривать в зеркале заднего вида, чтобы вовремя, не нервируя водителя, уступить дорогу. Очередная машина тащилась за мной, не подавая признаков на обгон. Оборачиваюсь, чтобы её рассмотреть. О Боже! Это Белаз! Да такой широкий, что занимает всю дорогу. Съезжаю в боковое разветвление дороги и пропускаю этого гиганта и собравшуюся за ним колонну недомерков.
Комбинат кончился как то неожиданно. Ни проходной, ни забора, ни охраны. Сразу городские кварталы спального района. Пытаюсь определить своё местоположение по карте – бесполезно! Спрашиваю у местных жителей проезд до моста через Шексну. Еду в указанном направлении. В общей сложности, через город и комбинат, я намотал больше ста километров.
На выезде из города начался дождь. Пережидаю его в автобусной остановке. Еду дальше. Город кончился. Дорога на Рыбинск узкая, пока с хорошим асфальтом. Машины по ней гоняют с бешенной скоростью.
Неожиданно, моя амфибия скосилась на правый борт. Смотрю за борт – амортизатор перетёрся. Останавливаюсь и заменяю. За этим занятием меня застаёт дождь. Прячусь от дождя под тентом и продолжаю ремонт. Как только дождь кончился, еду дальше. Осматриваю работу подвески – правое колесо сильно вихляет и задевает за ленту амортизатора. Останавливаюсь и приглядываюсь повнимательнее – диск колеса лопнул. Трещина расходится от крепёжных отверстий. Надо искать место для стоянки и заниматься ремонтом.
Еду, старательно объезжая выбоины на асфальте. В поисках места для стоянки, осматриваю стороны дороги. Слышу предупреждение Хранителя:
- Съезжай на обочину и как можно дальше!
Причину я и сам заметил – встречная Нива вяло покинула свою полосу движения и смещается на мою. Даю полный газ, чтобы максимально дальше уйти от места столкновения, потом резко сворачиваю на обочину и прижимаюсь к краю кювета так, что правое колесо сваливается с обочины. Смотрю на водителя Нивы. Да он спит! Беру из лодки консервную банку, которую забыл выкинуть после обеда в Череповце, и кидаю её в лобовое стекло Нивы. Банка со звоном отлетает на обочину. Нива, уже цапнувшая моей обочины, резко берёт вправо и уходит на свою полосу. Проснулся! А на меня даже не посмотрел!
Говорю хранителю:
- Хранитель! Что же ты такой шанс упустил?
- Какой шанс?
- Избавиться от меня как от лишнего свидетеля?
- Свидетеля чего?
- Контакта с вами! Ты же мне столько всего рассказал! Вдруг об этом ещё кто-нибудь узнает. Напишу я рассказ о своем приключении и выложу в Интернет.
- Ты об этом! Устранять тебя мне нельзя, твой жизненный путь ещё не окончен. А рассказ ты вряд ли напишешь. Из всех твоих походов описаны меньше трети. А если и напишешь, тебе никто не поверит. Сейчас столько сект расплодилось и все религиозные, твой рассказ будет каплей в море и его никто не заметит. А если и заметит, то сочтёт за фэнтази. Ты же уже писал в этом стиле про «Синие гвозди».
Вылезаю из амфибии и иду подбирать банку. Осматриваю колесо – обод лопнул, и через рваную трещину вылезла камера. Выкручиваю вентиль камеры и стравливаю воздух. Ехать дальше нельзя. Осматриваю местность. Рядом, дорогу пересекает высоковольтная линия. Под ней кусты. Из этих кустов, на дорогу, медленно переваливаясь на неровностях дороги, и скрипя рессорами, выползает КамАЗ. В его кузове два ржавых фрезерных станка – металлолом в Череповец везёт. За КамАЗом тащится УАЗик - буханка. Слышу Хранителя:
- Съезжай в кусты, где эти машины стояли. Они там сильно намусорили, найдёшь всё необходимое для ночлега и ремонта.
Отвязываю верёвку, поддерживающую вёсла, вяжу из неё петлю, цепляю за глушитель мотоблока, впрягаюсь сам и волоку амфибию в кусты. Следы машин вывели на небольшую полянку.
Нахожу сухое место, где КамАЗ стоял, а там валяется совершенно сухой деревянный европоддон. Вооружаюсь топором и разбиваю поддон на дрова. Укрываю их куском полиэтилена. Туда же отправляю шматок промасленной ветоши – на растопку сгодится.
Обследую стоянку и нахожу кучу всякого хлама, что возят в своих инструментальных ящиках дальнобойщики. Из всего этого разнообразия, беру обрывок автомобильной камеры – сгодится для амортизатора.
Нахожу кострище в котором сожгли деревянный борт от автомобильного кузова. Доски сгорели, а обгоревший крепёж остался. Меня интересуют шайбы по дереву, с увеличенным внешним диаметром. Выбираю все, что снимаются с болтов.
Рядом с кустами нахожу маленький прудик с отстоявшейся и достаточно чистой водой. Тут же в землю воткнута суковатая палка. На сучках пристроена пластиковая бутылка – рукомойник, и висит на верёвке кусок мыла. Капитально дальнобойщик обустроился! Да и куда деваться, если техника сломалась? Наверное, неделю тут робинзонил!
Пока светло, занимаюсь ремонтом. Снимаю колесо с лопнувшим ободом, загибаю на место отвалившуюся часть, и собираю колесо, зажав трещину между найденными шайбами. Ремонт простой, но достаточно надёжный. Из камеры вырезаю ленту для амортизатора. Собираю колёсную подвеску, и ревизирую колесо по другому борту. Пока оно тоже не развалилось, подкладываю под обод шайбы. Готовлю ужин и благодарю Хранителя за помощь.
Спать укладываюсь не дождавшись сумерек. Начался нудный серый дождь. Не заметил, как уснул.
0
9 августа 2000 г.
Не проспал. Встающее солнце освещает макушки сосен. День собирается быть ясным. Холодно. Проснувшийся ветер гонит с озера остатки тумана. Под лучами солнца озеро выглядит не таким хмурым, как вчера. Завтракаю и в путь.
Исток Мёглинки из озера оказался за двумя маленькими заливчиками. Начинается он горкой. Настоящей водяной горкой. Вода не успевает сложиться в галстук шиверы и всем ровным потоком стекает по наклонному жёлобу, убыстряя свой бег. Аж дух захватывает!
После горки течение замедляется и река неспешно течёт в низких лесистых берегах. Попались два простых переката. Перед деревней Почугинское, начинаются луга. Лес отступает от реки. В самой деревне мост. Проход свободный. За деревней самый настоящий порог. Пролетаю его с ходу, даже напугаться не успел.
Течение реки ускорилось. Русло состоит из быстрин, шивер и перекатов. Спокойной воды уже не наблюдается. Берега проносятся с такой скоростью, что еле успеваю ориентироваться. Всё внимание на воду, чтобы не угодить под расчёску и не налететь на скрытый в бочке камень. Деревня Медведево – несколько перекатов. Мост в Фёдово, под мостом перекат. Мост Пестовской дороги, перед ним и за ним короткие шиверы и перекат.
Приток реки Рыдоложь. Воды заметно прибавилось. Течение медленнее не стало, но перекаты и шиверы пропали. Несёт как на весеннем половодье.
Деревня Ерёмино встречает красивым сосновым бором за лугом на взгорке. Где то рядом дом отдыха или пионерлагерь. В бору много детворы.
Село Охона. Приток реки Калешовки. Видна церковь. Мост через реку. За селом река сильно петляет по смешанному лесу. Течение чуть слабеет, водная гладь выравнивается. Нахожу удобный заливчик с низким берегом, который оказывается заброшенным тракторным бродом, вытаскиваюсь на берег. Отдыхаю и обедаю.
Решаюсь задать провокационный вопрос Хранителю:
- Хранитель! Для каких целей был создан человек?
- Нам нужен был хозяин для созданного мира. Мы, по ряду причин, жить в этом мире не могли.
- А в итоге получился неуправляемый ослушник, транжира, драчун и развратник. Которого невозможно остановить потопом, эпидемией и прочими катастрофами. Человек переживает все невзгоды, но лучше не становится. В чём причина?
- Мы пересмотрели назначение человека. Теперь он служит наполовину для вынашивания энергетически полевой составляющей, при её развитии. Наполовину как наказание для деградировавшей составляющей.
- Кто же тогда управляет нашим миром?
- Человек!
Осмысливаю сказанное Хранителем, трогаюсь в дальнейший путь. Выстроить мысли мешает попавшийся завал. Река подмыла берег и в воду упали сразу три берёзы, перегородив полностью русло реки. Сделать обнос препятствия мешают с одной стороны – высокий берег, с другой – кроны берёз. Выбираю пологий берег и прорубаюсь сквозь кроны берёз.
Характер реки изменился: Лес сменили луга. Течение немного замедлилось, петель стало меньше, но сами петли стали больше. Проплываю деревню Афимцево. Это уже пригород Пестова. Близость райцентра угадывается по количеству отдыхающих, загорающих и рыбаков.
Пестово началось как то сразу, так же быстро и закончилось. Перед входом в Мологу попался низкий подвесной мост. Быстрое течение протащило меня через райцентр так, что я кроме этого моста больше ничего не заметил.
Вот и Молога. Широкая, с камышовыми островами, окружёнными зарослями кувшинок. Гребу к правому берегу и ищу, где на него можно забраться. Близость дороги угадывается, только втаскиваться в песчаный обрыв мне не хочется.
Попалась группа туристов водников. Катамаран и надувнушка – Ласточка. Плывут до моста, там потащатся к вокзалу. Их поход уже закончен. Мой пока не завершён, хотя основная цель выполнена – Пестовскую кругосветку я не только разведал, но и прошёл максимально возможным образом. В зачёт перевыполнения плана, можно записать реку Сарагожу с её озёрами.
За разговорами с туристами, чуть не пропустил мост через втекающий в Мологу ручей. Гребу туда. Обрыв здесь низкий, есть насиженная стоянка и выезд с дороги – рыбаки накатали. Вытаскиваюсь на берег.
Путь домой предстоит не близкий. Делаю ревизию и обслуживание ходовой части: Подкачиваю колёса, смазываю подшипники и цепь. Очищаю от набившегося песка шарнир колёсной подвески и промазываю его солидолом. Пытаюсь ехать.
На выезде из райцентра, попался продуктовый ларёк. Покупаю в нём большой стакан кефира местного производства и мягкую булочку с курагой. На ужин мне этого достаточно, костёр можно не разводить.
Дорога до Устюжны заняла меньше часа и пролетела незаметно. На въезде в городок, замечаю заправочную станцию и решаю подсчитать баланс по топливу. Выяснилось, что колонки старого образца и меньше пяти литров не наливают. Изучаю карту. Ехать через Весьегонск мне не хочется – дорога плохая. Если ехать через Череповец, то до него хватит. Там и заправлюсь.
За изучением карты меня застала местная братва на музыкальной девятке. Их настолько удивила моя техника, что они вылезли из прокуренной машины и стали разглядывать мою сухопутную лодку. Ещё больше их удивил маршрут, по которому я еду. Они не могли поверить, что на такой хилой технике можно ездить так далеко и на долго. В знак уважения, ребята проводили меня почётным эскортом с музыкой, светом и воем сигнализации через всю Устюжну.
Солнце садилось, и я с надеждой разглядывал обочины дороги в поисках удобного съезда. Попалась песчаная грунтовка в сосновый бор. Съезжаю, протаскиваю Абру по мягкой лесной подстилке за придорожный куст. Здесь меня не видно с дороги. Поедаю булку с кефиром и устраиваюсь спать.
Вечером похолодало. Разбросанные по обочинам дороги пластиковые бутылки, начали противно хрустеть. Пришлось пройтись вокруг лодки и открутить пробки у всех попавшихся бутылок. Добившись тишины, укладываюсь спать. Сон не идёт. Решаю поговорить с Хранителем:
- Хранитель! Как была создана и заселена Земля?
- Человек! Ты Библию читал?
- Опять ты меня в эту сказку для протодедушек носом тыкаешь!
- Человек! Ты уже далеко не первобытный, знаний накопил предостаточно. Предложи свою версию прочтения! Нам интересно, когда ты рассуждаешь!
- Наши учёные, предполагают, что вселенная возникла в результате большёго взрыва. Только что может взорваться, если ничего не было?
- Ваши учёные, так же предполагают о существовании тёмной материи и чёрных дыр.
- Выходит, тёмная материя была захвачена чёрной дырой и выброшена в наше пространство в виде большёго взрыва?
- Что дальше произошло, ты наверное сам знаешь?
- За счёт взаимного притяжения, образовались сгустки материи из которых сформировались звёзды и планеты. А от куда взялась жизнь на планете?
- А она существовала и до большёго взрыва! Ты главное упустил!
- Бог!?
- У тебя есть другое определение?
- Вселенский разум, Душа мира, Информационно энергетическая полевая субстанция, подходит?
- Ничего не подходит! В вашем мире нет точного определения, а в нашем оно слишком длинное и не понятное для вас. Пусть уж лучше будет Бог! Что дальше?
- Бог сказал: «Да будет…», и появились свет и тьма, земная твердь, вода, растения и животные, а потом был создан человек. У меня на большее фантазии не хватает. Как всё на самом деле было?
- Свет и тьма, существовали до большёго взрыва. При резонансных колебаниях между ними, высвобождается энергия, которая пошла на большёй взрыв. Всё остальное по твоему сценарию.
- Так выходит, вселенная заселялась сверху, а не за счёт эволюции микроорганизмов?
- Да!
- Ну если Бог существует всегда и везде, зачем ему растения, животные и человек?
- Для своего развития! В любое существо, в момент рождения, Бог закладывает частичку себя. Частичка растёт и совершенствуется вместе с существом, а потом воссоединяется с Богом.
Чем больше я разговариваю с Хранителем, тем больше возникает вопросов. Задать очередной я не успел – уснул.
0
8 августа 2000 г.
На Севере говорят: «Дождь, это гость. Если он пришёл под вечер, задержится до утра.» Так и есть. Утро, а дождь не кончается. Завтрак не приготовить. Достоинство «Бич – пакета» «Ролтон» в том, что его можно употреблять сухим. Жую сухую лапшу и заедаю её консервами в томате. Озёрная вода оказалась достаточно чистой, чтобы пить её сырую. Плохо то, что какао в холодной воде не растворяется, и сухари дольше намокают.
Покончив с завтраком, решаю не мозолить глаза проснувшейся деревне, и под дождём плыву к истоку Мёглинки. Проснулся ветер, но было уже поздно. Я вгребался в узкую, заросшую кувшинками, восточную лахту озера.
Вход в речку Мёглинку оказался свободным. Речка была метра три шириной и полтора глубиной. Течение слабое. Берега низкие, травянистые. На левом просматривались курганы и деревня. Сверяюсь с картой – это деревня Устье.
Через полкилометра попался пешеходный мост, с достаточной высотой, чтобы под ним пролезть. Под мостом короткая шивера. Дальше река стала широкой, с множеством мелких островков и узких проток, заваленных всяким сельскохозяйственным хламом. Где начинается цивилизация, кончается природа. Даже в деревне. Полчаса преодоления этих искусственных препятствий вымотали меня полностью. Хорошо, что дождь кончился. Больше всего меня достала покрышка от Белоруса. При попытке через неё переплыть, она зацепилась за лодку и решила плыть вместе с ней. Отвязаться от этой попутчицы удалось в изрядно прореженной секции тракторных граблей, где покрышка застряла.
С превеликим трудом, доплыл до деревни Иваньково. Здесь оказался низкий мост, за которым продолжение технократического безобразия. Решаю воспользоваться хламом, оставшимся после строительства моста, в качестве дров и пообедать. Слышу вопрос Хранителя:
- Как тебе очередной осколок Рая?
- Это осколок Ада! Созданного человеком для себя самого! Всё, что создаёт человек, в последствии становится для него либо орудием пытки и убийства, либо приносит кучу проблем. Но основная беда людей в том, что без всего этого жить они уже не могут. Боги создали Рай, а человек переделал его в Ад.
- Человек! Ты до этого сам догадался?
- Я это знаю уже давно!
Плыть по захламлённой Мёглинке мне уже не хочется. В начале похода, я бы и одолел эти препятствия. Но сейчас, я ими сыт по горло. Надо объехать этот участок по суше. Тем более есть дорога. Ставлю колёса и еду в Устюцкое. Грейдерная дорога выводит меня к мосту, соединяющем левобережное Устюцкое с правобережным. Мост деревянный, высокий, с защитными ледоломами. Стою на мосту и разглядываю Мёглинку. После принятия вод реки Чернянки, она стала полноводнее. А вот безобразие сохранилось. Перед мостом остатки гидроэлектростанции – гнилые ячейки срубов плотины. Чуть выше по течению виднеются остатки ещё одной плотины. За мостом длиннющая каменистая мель с застрявшим на ней мусором. В воду лезть не хочется. Еду к следующему мосту, что на Пестовской трассе.
Лодка ехать не хочет – тросик газа заклинило. Осматриваю – перетёрся. Ставлю запасной. Заодно меняю трос переключения скоростей – он тоже еле живой. Еду к мосту.
Вид реки под мостом меня не порадовал – завал из всякого мусору. Осматриваю карту и нахожу ещё один мост, у деревни Щукина Гора. Странное название. У щуки может быть омут, бочаг, залив, озеро, перекат, отмель. В крайнем случае берег. Но чтобы гора! Еду к Горе.
Деревня действительно оказалась на горе, а перед ней низкий деревянный мост через Мёглинку. Под мостом подозрительно чисто. Неужели безобразие цивилизации закончилось? Берега высокие, открытые. На луговине просматривается несколько петель реки. Дальше лес. Стаскиваю лодку в воду. Поплыл.
На первом же повороте попадается застрявшее поперёк реки бревно. Перед ним мелкий плавучий мусор. С ходу форсирую бревно. Оно тонет и пропускает лодку. Часть освободившегося мусору пытается меня сопровождать. Расталкиваю этот хлам и уплываю от него.
Луговина заканчивается, река входит в лес. Начинаются камыши. Русло расширяется. Течения нет. Лес расступается и вот оно, Минькинское озеро. Поворот узкой лахты и озеро уходит вдаль, постепенно раздвигая берега. На дальнем, высоком берегу еле заметна деревня Поддубье. По озеру мотаются две мотолодки. Либо сети ставят, либо их проверяют. Чтобы не мешать рыбакам, плыву вдоль левого берега.
Такие берега мне попадались только на Онежском озере. Но там топляк представлял собой напиленные и даже расколотые дрова, брёвна и доски. Всё это было очищено от коры, отмыто и отшлифовано прибоем до светло жёлтого цвета. Здесь, на береговой отмели и заплёске валялись выдранный с корнем деревья. Лес подступал к самой воде и выглядел угрюмым и мрачным. Весь этот гнетущий пейзаж дополняло свинцовое небо с рваными клочьями облаков, несущихся над макушками деревьев. Как мог образоваться такой сказочный беспредел? А ведь уже темнеет и надо вставать на ночлег. Ночевать в этом кошмаре мне не хочется. Гребу к редкому сосновому леску на мысу против деревни. Берег низкий и ужасно неровный. А вот и разгадка образования этого сказочного беспредела: Озеро старое. Берега заболотились и обросли лесом. Потом торф выгорел. Деревья попадали в озеро. Всю мелочь унесла Мёглинка, крупняк остался догнивать.
От этой догадки мне стало тоскливо. Если она верна, то на реке должны быть глобальные завалы. Впрочем, увижу я их только завтра. А сейчас, пока ещё светло, надо вытаскиваться на берег, собирать недогоревшие дрова. Искать место для костра, чтобы не учинить новый пожар, и готовить ужин.
Пока готовился к ночлегу, небо очистилось от туч и засверкало миллионами звёзд и созвездий. Заметно похолодало. Над озером сгустился туман. Стало тихо и сыро. Спал до утра как убитый.
0
Если не забуду, карту с маршрутом выложу в конце рассказа.
0
ОСКОЛКИ РАЯ.

7 августа 2000 г
Проспал. Погода сонная. Тихо, редкие облака, над рекой дымка тумана. Вода как стекло. Завтракаю и отчаливаю от берега. Двигатель завёлся без проблем. Устраиваюсь поудобнее. Разглядываю берега. Под монотонный рокот двигателя время летит быстро. Не успел привыкнуть к новому способу передвижения, Деревня по левому берегу. Сверяюсь с картой – Пестово. В Пестово сохранилась деревянная церковь. Значит Пестово не деревня, а село. Поворот реки и удобная стоянка на правом берегу. Ещё один поворот и курган на левом берегу.
Посередине реки стоит лодка на якоре. В лодке мужик без удочек. Обхожу его правым берегом и зацепляюсь за притопленную сеть. Глушу двигатель, пока не запутался. Поднимаю мотор и освобождаюсь от сети. Разговариваю с мужиком:
- Хоть бы помахал, с какой стороны тебя обходить!
- Без разницы – сеть через всю реку протянута.
- Тогда бы посигналил, чтобы двигатель заглушить!
- Как?
- Изображением «Весёлого Роджера»!
- У нас за такой жест можно и по харе получить!
- У вас что, тут инспекции нет?
- Раньше в райцентре была, сейчас не знаю.
- И мотолодок нет?
- Раньше были. Моторы износились, бензин подорожал, а денег нет. Живём натуральным хозяйством.
- А колхозы?
- Они только вокруг райцентра сохранились, и то еле теплятся.
Отцепившись от перемёта, завожу движок и плыву дальше. Рассматриваю карту и понимаю причину такой бесхозяйственности – граница областей. Ничейная территория до которой никому нет дела. Однако я снова в Новгородской области и расстояние до райцентра сокращается. Начинаю вглядываться в левый берег и искать удобный выезд на дорогу.
Такое удобное место оказалось перед деревней Попово. Впадение ручья, пологий берег и дорога в прямой видимости. Причаливаю, вытаскиваю лодку по частям на берег, собираю для движения по суше. Решаю заодно и пообедать. Как раз время подошло. По берегу ручья нашлись сухие дрова.
За всем этим занятием меня застаёт Хранитель:
- Турист! Твоя амфибия озадачила наших техников! Они первый раз столкнулись со случаем, когда внешний вид и функциональные качества не совпали!
- А не вы ли мне такую конструкцию подсказали?
- Нет!
- А кто же мне тогда помогал?
- Как выглядела помощь?
- Я искал нужные мне детали, и находил их на свалке, в магазине, и даже на дороге!
- У вас есть такой фильм «Секрет». Смотрел, наверное?
- Смотрел! Но кто помогает? Ангелы хранители?
- Как ни странно нет! Ты уже знаешь о существовании энергетического и информационного полей. Дело в том, что связь с ними у человека полностью не потеряна. А если учесть, что у информационного поля присутствует интеллектуальная составляющая, то часть сильных желаний улавливается, обрабатывается и исполняется.
- Как то странно они исполняются. Будь то исполнители те два дебила из ларца, одинаковых с лица!
- Сам знаешь! Каков программист, такова и программа!
Закончив с обедом, пытаюсь ехать. Не получается – двигатель чихает, но не заводится. Ищу причину, а точнее устраняю последствия движения по воде. Дело в том, что при движении по воде, двигатель охлаждается водой, увлекаемой цепью. Поэтому вода попадает и туда, куда не надо. Вот и приходится после заплыва продувать карбюратор, сушить воздушный фильтр, а заодно и генератор. Попутно смазываю промытую и высохшую цепь.
Наконец двигатель завёлся и потащил лодку через поле к дороге. Знакомая дорога на Пестово. Большую её часть я одолел по воде. На въезде в райцентр, останавливаюсь у моста через Меглинку и осматриваю речку. Берега крутые. Здесь из неё не выбраться. Препятствий вроде нет. Уровень воды пригодный для сплава. Довольно заметное течение. Еду дальше.
Вечером я уже в Семёнково. Стою у знакомой трубы, от которой начинались мои недавние приключения. Справа, канава, по которой я уже плавал. Слева, озеро Меглино. Там я ещё не был. Слышу вопрос Хранителя:
- Турист! Ты вернулся в то место, где уже был! Что ты ищешь? Осколки Рая?
- Кое-где я ещё не был! А что такое Осколки Рая?
- Бытует такое мнение, что люди, лишившись Рая, бродят по земле в его поисках. Но им попадаются только осколки Рая. Места и мгновения, в которых человек чувствует себя комфортно и окружающий мир красив и приятен. Кое-что мы тебе показали, остальное ты сам видел.
Перестраиваю лодку для движения по воде, стаскиваю в озеро и плыву вдоль левого берега. Пока ничего интересного. Мысли крутятся около темы осколков Рая. Действительно, бывают случаи, когда взгляд зацепляется за красивый, а иногда за необычный пейзаж. Картинка отпечатывается в памяти и обязательно всплывает при воспоминаниях. Поиск самого Рая, больше похож на слепой поиск сокровищ. А вот поиск осколков Рая, это вполне подходит для бродяг и романтиков вроде меня.
Берег заканчивается узким и длинным хвостом из камыша. С противоположного берега тянется такой же. Пролив шириной метров пятьсот. Волна незначительна. Иду через пролив. Дальнейший путь вдоль правого берега. Хвост оказался островом. Берег низкий, за камышами ничего не видать. За изгибом берега попался ещё один камышовый остров. Солнце садится. Время остановилось – забыл утром часы завести. Выставляю примерно, по заходу солнца. Встаю на ночлег на мысу, напротив деревни Морозово. Волна слабая. Небо затягивают тучи. Погода портится. Засыпаю под шорох начинающегося дождя.
0
6 августа 2000 г.
Почти не проспал. Тихо, сыро, на реке туман. Палки за ночь отсырели, горят плохо. Готовлю завтрак, разговариваю с Хранителем:
- Хранитель! Есть разница в ценности души у Африканского пигмея и городского европейца?
- Ты неправильно задал критерий оценки!
- Тогда, между бомжом и профессором?
- Опять критерий неверный!
- В чём же разница?
- Ты про заповеди слыхал?
- Чьи? Давида? Соломона? Моисея? Или учения Иеговы?
- Без разницы! Их суть едина! По ним и критерий оценки!
- Все первые заповеди связаны с Богом, а связь с ним давно потеряна.
- Зато остальные с человеком! По ним и оценят!
Дальнейший расспрос я решил не вести. Мне показалось, что Хранитель обиделся.
Доедаю завтрак и налегаю на вёсла. Наблюдаю за рекой. Характер её меняется. Таёжные берега расступаются. Пойма превращается в широкую луговину с кустиками черёмухи и чёрной смородины. Луговину косят. Кое-где виднеются шесты для сеностава. Река выписывает по луговине плавные петли. Натыкаясь на коренной берег, подмывает его, образуя высокие обрывы. Лес на коренном берегу хвойный. Где то рядом должно быть обитаемое пространство. А вот и оно – деревня Медведково. За деревней шоссейный мост. Препятствий в русле реки нет.
Обитаемое пространство заканчивается, и реку вновь обступают высокие таёжные берега, поросшие смешанным лесом. По левому берегу попадается чисто таёжная избушка. Судя по карте, наслаждаться величием тайги придётся не долго. Впереди ещё одно обитаемое пространство.
Так оно и есть. Снова коренные берега раздвигаются, уступая место широкой луговой пойме. Снова луга с шестами для копушек и вешала для сушки сена. Центром обитаемого пространства оказалась деревня Федяйково. В деревне шоссейный мост через реку, остатки запруды, а чуть ниже по течению ЛЭП. Под проводами мель. Стали попадаться топляки.
Луговина оказалась настолько длинной, что выкосить её всю, местное население было не в состоянии. Плыву среди запущенных лугов. Какое здесь разнотравье! Свирепых мух тоже достаточно.
Попались дрова. Как раз вовремя. Время обеда. На узком заплёске развожу костёр. Дрова вреде сухие, а горят очень лениво. Решаю продолжить разговор с Хранителем:
- Хранитель! Главная заповедь – «Не убей». Есть разница в дальнейшей судьбе серийного убийцы, солдата, или того, кто совершил убийство, защищая себя и своих близких?
- Заповеди все главные! Люди, чтобы оправдать своё поведение, пишут свои законы и их же нарушают. Только судить вас будут не по вашим законам. И по каждому случаю будет своё решение, часто не соответствующее вашей морали и вашему закону.
Доедаю обед и пытаюсь осмыслить информацию. Действительно. Убийство есть убийство. С другой стороны – солдат, защитник отечества, это убийца поневоле, но может быть и обманутый моралью завоеватель, или наёмный маньяк. А террорист – смертник, которого запугали, обкололи наркотиками, подавили сознание и послали выполнять приказ какого-то мракобеса. Всё это мораль, причём наша. Ложь может оказаться правдой, а познав правду, легко принять её за ложь.
Покончив с обедом, налегаю на вёсла. В конце луговины попались остатки запруды – гнилые сваи в два ряда собрали перед собой изрядную коллекцию плавающего мусору. Одолел это препятствие сравнительно быстро.
Очередной таёжный участок радовал меня чуть больше часу. Снова появились признаки человеческой деятельности – покосы, тракторный брод через реку, рыбацкие стоянки по правому берегу, правый приток. Сверяюсь с картой. По всем признакам, приток, это речка Железинка. А на ней деревня Железёнка. Названия не деревенские. Речка течёт из болота, её берега рыжие от ржавчины. Наверное, в болоте раньше добывали болотную руду, а в деревне из неё плавили железо.
Обитаемый участок закончился островом с приличным завалом дров. Сломавшийся примус внёс коррективы в моё восприятие окружающего пространства. Взгляд в первую очередь отслеживает и оценивает на пригодность использования в качестве топлива для костра растительную составляющую окружающего мира.
Любуюсь высокими лесистыми берегами и замечаю, что скорость течения реки увеличилась. На прямых участках превышает скорость пешехода. Не сброшенные деревьями клочья сухой травы, попадаются на высоте почти четырёх метров. Представляю, какой кошмар здесь творится при паводке.
Попалась дощатая лодка, в ней дед с удочкой. Разговор не получился – дед оказался глухой. Откуда здесь этот дед взялся? Смотрю на карту и приглядываюсь к левому берегу. Попадается лодочная привязь. Швартуюсь и по вырубленным в склоне ступенькам, поднимаюсь на берег. Взору открывается бескрайнее поле и маленькая деревенька. К домам вьётся через поле узенькая тропинка. С первого взгляда, мне показалось, что поле пшеничное. Приглядываюсь – выгоревшая на солнце трава. От деревни осталось только три дома, и не факт, что все обитаемы. Название деревни – Богуславль. Да, славить Бога нынче некому.
Плыву дальше. Стремительное течение несёт лодку по глубокому таёжному распадку. Меня догоняет туча. Дождь застал меня около линии электропередач. Спешно зацепляюсь за берег и ставлю тент. Дождь перешёл в ливень и быстро закончился. Вычерпываю из лодки последствия ливня, складываю тент и снова в путь.
Слышу предостережение Хранителя:
- Впереди препятствие!
На полной скорости делаю боевой разворот. Вода вскипает под углами лодки. Течение несёт лодку к заграждению – стальной трубе, вкопанной в берега на высоте полуметра. Обычно так загораживают несудоходные притоки от проникновения в них моторных лодок. Осматриваю берега – так и есть! На правом последняя деревня на Сарагоже – Мардасы. Молога совсем рядом. Форсирую препятствие с ходу и наполовину по берегу. Ещё несколько минут и течение выносит лодку в Мологу. Сарагожа пройдена. Можно считать проход удачным и интересным.
После Сарагожи, Молога кажется необычайно широкой. Громадной длины плёсы. Хорошо, что вечереет и ветер стих, иначе была бы беда от ветровых волн. Ищу место для ночлега. Правый берег обрывистый, почти без заплёска. Вдоль левого тянется длинный и узкий остров. Решаю остановиться на острове. А вот дров приходится набирать на соседнем берегу. Готовлю ужин и любуюсь освещённым заходящим солнцем противоположным берегом. До захода солнца, меняю колесо мотоблока на гребной винт. Молога судоходна. Можно идти под мотором. Солнце село в тучу. Небо очистилось от облаков, сильно похолодало. Над рекой пополз туман. Засыпаю.
0
ГОЖА ЛИ САРА?

5 августа 2000 г.
На этот раз, выверенные годами, биологические часы меня не подвели. Проснулся ровно в шесть утра. Тихо, пасмурно, сыро и холодно. Через час поплыл.
Через полчаса от красоты остался только высокий обрыв по левому берегу. Через речку метнулась ЛЭП. Проплываю деревню Селище и традиционные остатки запруды. На наволоке пасётся стадо коз. Животные очень любопытные. Разглядывают меня и мой транспорт. Некоторые делают стойку на задних ногах. Вспоминаю поговорку – смотреть как баран на новые ворота. Но это же козы!
Ещё час гребли и железнодорожный мост дороги на Питер. Перед мостом по правому берегу сосновый бор. Возможна стоянка, последняя перед устьем реки.
Ещё двадцать минут и шоссейный мост. Конец моему сплаву по Волчине. Остаток Волчины и Молога до Пестова пройдены в одном из весенних походов. На повтор нет времени. Нужно разведать неразведанное. Вытаскиваюсь на дорогу. Двигатель отсырел от долгого безделия и на его реанимацию уходит почти полчаса. Что поделать, протезы тоже болеют и старятся. Но в отличии от моего организма их можно поменять.
Нахожу проезд через Максатиху. На знакомой заправке покупаю десять литров топлива, и еду в сторону Вышнего Волочка. Второй раз в этом походе я прохожу эту дорогу. Смотрю с берега на Волчину. Для меня она уже пройденный этап. Вот ответвление дороги на Лесное. Мне туда. Мост через реку. Здесь я совсем недавно проплывал. Прощай! Волчина! Может ещё когда свидимся!
Дорога идёт на север. Только Север меня уже не манит. Слишком громадные там расстояния и очень мало интересного. Одна дикая романтика. Куда интереснее путешествовать здесь, по Тверской и Новгородской областям. Много проходимых дорог, много озёр и малых рек, вода теплее и климат помягче. Но это не Север! И даже не Карелия!
Доехал до знакомого моста на перешейке двух озёр. От сюда начинается мой новый сплав. Съезжаю по знакомой грунтовке к озеру. Готовлю лодку к движению по воде, заодно обедаю и разглядываю карту. Озеро называется Павловское. Странно, но одноимённой реки или деревни рядом нет. С запада в озеро впадают две речки. Одна называется Застижье и течёт из Застиженского озера. Вторая, по карте безымянная, течёт из озера Мвановская лука. Речки узкие и скорее всего непроходимые.
Делаю галс по озеру. Озеро длинное. Северный берег высокий и лесистый. Лес смешанный. Южный берег низкий. Поле, кусты, лиственный лес. Озеро уютное, есть места для стоянок, туристами не насиженное. Доплыть до впадения речек, у меня терпения не хватило. Гребу к мосту. Под мостом озеро проходимо. Восточная часть озера более узкая и мелкая. Много кувшинок. Берега низкие, с небольшими лужайками. Есть небольшой остров. Попытка его обойти закончилась поломкой весла. Лопасть весла соскочила с расшатанных заклёпок и едва не пошла ко дну.
Сижу в протоке у острова, среди дремучих кувшинок, и пытаюсь приклепать лопасть на место. Алюминиевая проволока у меня есть. Сделать из неё заклёпки помогают пассатижи, топор, и отвёртка, вставленная в уключину в роли наковальни. Ремонт занял полчаса. Заодно было отревизировано и второе весло.
Выбираюсь из кувшинок и гребу по сужающейся протоке к деревне Сарогожское. Напротив этой деревни находится ещё одна – Мотыли. Соединяет их изрядно прогнившая, но продолжающая держать воду, деревянная плотина с ветхим пешеходным настилом. На настиле меня приветствует очень говорливый дедок с маленьким поросёнком. Поросёнок оказался вроде собаки – компанейский, послушный и очень смышлёный. Дедок своей болтовнёй меня не порадовал – добиться полезной информации я так и не смог.
По нескольким сливам протаскиваюсь сквозь плотину. За плотиной начинается речка Сарагожа. Начало реки протекает между двух деревень. Русло мелкое с островами и камнями. Одни перекаты да всяких хлам накиданный из деревень. Берега крутые и высокие. В ста метрах от плотины шоссейный мост. Под ним и за ним перекат. За деревнями перекаты кончаются. Берега понижаются, начинается лиственный лес с небольшими лужайками для сенокоса. Река шириной метров десять. Течение слабое. Кувшинки.
Плыву, разглядываю реку. Она мне что то напоминает. Попадается песчаная коса, заваленная щепками и корой. Да это же Пинега в миниатюре! Ай да Сарагожа! Такой сюрприз! Пока искал схожие черты с Пинегой, угодил в завал. Завал частично разобрал, частично протащился. Не успел насладиться спокойствием реки – ещё один завал. Этот удалось пройти с ходу.
Время к вечеру. Ищу место для ночлега. Низкий, заросший ивой, наволок, меня вполне устраивает. Затаскиваю лодку между кустов ивы и готовлю ужин. Ужин готовиться не хочет – примус сломался. Игла обломилась и намертво застряла в жиклёре. Этот компактный туристический примус я использовал круглогодично лет пятнадцать и считал его абсолютно надёжным. В походах готовил на нём еду. На работе разогревал, принесённый из дома, обед. И тут на тебе! Подвёл!
Делать не чего. Надо искать дрова и готовить на костре. Легко сказать искать! Кругом одна зелёнка. Найти всё-таки удалось – несколько сухих палок застряли в кустах с весеннего паводка. Палок хватило и на ужин и на завтрак. Прав был Хранитель! Денёк оказался таким насыщенным, что на разговоры времени не хватило. Уснул сразу.
0
4 августа 2000 г.
Проспал. Погода хмурая. Пасмурно, холодно и ветрено. Пока завтракал, начался дождь. Пережидаю. Задаю очередной вопрос Хранителю:
- Хранитель! Какие возможности были бы у человека, если бы он развивался правильно?
- Библию читал?
- Да! Бог создал человека по своему образу и подобию. Неужели человек обладал возможностями Богов?
- Обладал!
- Что же его сгубило? Не яблоко же!
- Сам подумай! Нам интересен ход твоих мыслей!
- В Библии говорится про запретный плод. Значит, уже существовал кодекс поведения, что можно, а что нельзя. Но человек есть человек! Ему надо попробовать всё и сравнить. Оказалось, что то, что нельзя, вкуснее и интереснее того, что можно. На мой взгляд, первые люди попробовали либо наркотик, либо алкоголь. И первое отравление отключило у них все божественные возможности. Очнувшись после пьянки, они заметили, что мир вокруг них им больше не подчиняется и связь с Богом тоже не работает. Так они подумали, что их выгнали из Рая и стали развиваться самостоятельно. Как тебе моя версия?
- Может напишешь очередное толкование Священного писания?
- Нет уж! Еретики на костре сожгут! Может ответишь, что человек утратил?
- Отвечу! Человек утратил связь с энергетическим и информационным полем. В информационном поле записана наследственная память и можно узнать ответ на любой вопрос. А с помощью энергетического поля можно было материализовать любые мысли и желания. Всему этому человек предпочёл вредное для тела иллюзорное блаженство. Тебе пора двигаться – дождь кончился!
Дождь действительно кончился. Отталкиваюсь от берега и плыву к проявившейся из пелены дождя линии электропередач. За ЛЭП, до деревни Стлбиха, раскинулась широченная луговина. Ветер шумит береговой осокой. Дуга тента насвистывает заунывную мелодию. За деревней попались остатки запруды. Похоже, в этих краях запасались водой в каждой деревне. Следующая деревня – Макеевское, не исключение. Тоже снабжена остатками плотины.
Пара излучин реки и проплываю под знакомым мостом в деревне Ивановское. По этому мосту я уже не раз проезжал. А вот проплываю под ним впервые. Интересно, узнаю место своей первой стоянки? Восемнадцать лет прошло! Вот впадение речки Ворожба и знакомая церковь. В прямой видимости развалины ещё одной церкви. Где то здесь. Плыву к окраине луговины и ищу мысок с сосной. Только нет того мыска и сосны тоже. Осталось это место только в моей памяти. Пристаю к берегу и оглядываю луговину. Место действительно то. Только река подмыла берег, где сосна стояла. Решаю сделать привал на обед и отдых.
Через час опять налегаю на вёсла. Характер реки изменился: Появились островки, осерёдки и песчаные пляжи. К препятствиям добавились топляки. Сделав несколько петель, Волчина опять подходит к дороге. Проплываю деревню Никольское. За деревней лесная петля реки в сторону от дороги и громадная луговина с несколькими излучинами реки в районе Карельского городка. Странно, кто назвал обычную деревню городком. Луговина заканчивается. Волчина принимает очередной приток – речку Тифину. Уже два больших притока, а воды больше не становится. Подплываю к деревне с названием Володарка и ищу остатки плотины. Предчувствие не обманывает. Есть такая! Да ещё с небольшим перекатом. А недалеко и ЛЭП виднеется.
Дальше течение реки замедлилось и она стала сильно петлять по хвойному лесу, образуя старицы и заливы с песчаными косами и пляжами. Попалось несколько мест, оборудованных для стоянки. В лесу много грунтовых дорог. Нет только туристов.
Меня догоняет туча. Решаю переждать дождь на узком пляже под нависшими деревьями. Изучаю карту. С противоположного берега доносится шум. Где то там деревня Горка. До устья Волчины рукой подать. Ночевать в пригороде Максатихи мне не хочется. Решаю заночевать на этом пляже. До отбоя есть пару часов свободного времени. Дождь меня только попугал. Пару раз громыхнув, туча прошла мимо. На берегу решаю не следить. Место, где я встал, просматривается только с противоположного берега. Неторопливо готовлю ужин и затеваю очередной расспрос Хранителя:
- Хранитель! Что происходит с тем, что остаётся от человека после смерти?
- Ты Библию читал? Что там сказано?
- Опять Библия! Ну, Страшный суд, где решается, куда душу направить: Грешников в Ад, праведников в Рай. А на самом-то деле что происходит?
- На самом деле, бестелесные души надо отследить и отловить, рассортировать. Определить в информационном поле их путь и направить в изолятор. И только от туда либо вверх, либо назад, либо вниз.
- Хранитель! Я наверное слишком тупой и глупый, но на твой ответ у меня возникает ещё больше вопросов!
- Задавай! Только не все сразу!
- Что такое бестелесные души?
- Души, лишённые тела во время аварии, стихийного бедствия, боевых действий или других видов смерти.
- Выходит, что есть и телесные души?
- Что ты имеешь в виду?
- Души, покинувшие живое тело во время сна, медитации и прочей аномальщине.
- Ты сам ответил на свой вопрос! Задавай следующий!
- Зачем души отслеживать и отлавливать? Сами они в верхний мир попасть не могут?
- Не могут, не знают как! У них нет связи с информационным и энергетическим полем.
- Что значит – рассортировать?
- На этот вопрос сможешь сам ответить! Подумай и предложи вариант ответа!
- Вариант только один – если есть Индусская ринкорнация, то сортировать только по представителям видов. Или есть другой ответ?
- Достаточно этого! Следующий вопрос!
- Что такое изолятор?
- Это такое параллельное пространство, прокладка между двумя обитаемыми мирами, где моделируется несколько ситуаций из прошлой жизни, и проверяются действия души. По этим действиям определяется, куда её направить.
- Зачем тогда отслеживать весь жизненный путь?
- Вспомни Голгофу! Кто висел на кресте рядом с Христом?
- Два преступника. Одного вроде звали Варнавва. Он перед Христом раскаялся и Христос обещал ему Царствие Господне.
- Вот для таких Варнавв и служит изолятор. Если понял, следующий вопрос!
- Вверх и вниз – понятно. Что такое – назад?
- Это повторение земной жизни с чистого листа.
- Я думал, это вниз.
- Что такое вниз, ты тоже должен знать! Следующий вопрос!
- Вопросов пока нет.
- Тогда отдыхай! Завтра тебе будет не до вопросов!
Мысленная прокрутка разговора с Хранителем не последовала. Уснул сразу. Ночного холода не заметил и спал до утра.
0
3 августа 2000 г.
Холодно, сыро, солнечно. Опять отплыв задержался на час. Плыву и осматриваю берега. За счёт островов русло реки становится шире. Берега повышаются. Начинаю ожидать от реки очередного подвоха. А вот и он – течение ускоряется и проносит меня по незначительному сливу мимо остатков гидроэлектростанции.
Похоже, что самоуничтожение нашей цивилизации началось и идёт уже давно. Мы строим сложные технические объекты и становимся их рабами и заложниками. Тратим силы и жизни на их обслуживание. Без нас они существовать не могут, а природа рушит их как чуждые и ей не нужные. Может возникнуть такая ситуация, когда созданная на пределе человеческих возможностей техническая система, создаст аварийную обстановку, ликвидировать которую не удастся. Начнёт рушиться вся система. Человечество, оказавшееся без ресурсов и без протезов, будет отброшено далеко назад по эволюционной лестнице. Оказавшись наедине с природой, вымрет почти полностью, и эволюция начнётся с чистого листа. Тут и вмешательства Богов не надо. Не надо глобальных войн и планетарных катаклизмов. Достаточно одной общей безумной идеи.
После разрушенной ГЭС, русло реки сузилось, но берега оставались высокими. По берегам много мест, удобных для стоянки. Попадаются и насиженные стоянки, только без туристов. По левому берегу две длинных деревни Малое Вороново и Большёе Вороново. Во второй деревне наплавной пешеходный мост. Перетаскивался. За деревнями попалась обширная заливная луговина. Её обитателями оказались очень злые мухи. В деревне Маковищи это обиталище насекомых закончилось.
Снова русло начинает увеличивать свою ширину. Так как воды для заполнения русла не хватает, оно заполняется островами. Не уж то опять впереди запруда? Оказался шоссейный мост в деревне Покров. Совсем рядом, в деревне Гарусово, высокий пешеходный мост. Проходы под мостами свободны.
За деревней цивилизация заканчивается. Волчина выписывает петли по низкой пойме, ограниченной лесистыми коренными берегами. Изобилие красивых и удобных для стоянки мест прерывается только деревенькой Стрелечье. Отсутствие туристов начинает меня беспокоить. Делаю привал для отдыха и обеда. Заодно задаю очередной вопрос Хранителю.
- Хранитель! Что такое деление пространства и сворачивание пространства?
- Деление, это создание копии пространства. Сворачивание, это, по-вашему, апокалипсис.
- Для чего проводятся такие манипуляции?
- Деление происходит, когда назревают два варианта развития. Если один из вариантов оказывается тупиковым или опасным, его сворачивают.
- Наш вариант развития тупиковый?
- Пока нет. Есть варианты выхода.
- При сворачивании пространства оно полностью уничтожается?
- Нет. Оно направляется в хранилище, где отсутствует вектор времени и разбирается для нужд пространств при их делении.
- Что происходит с людьми и животными при сворачивании пространства?
- Всё это создано из праха, в прах и обращается. Энергетическо - полевая составляющая сортируется для дальнейшего развития.
- Как это?
- Ты Библию читал? Хоть это и сказка для древних, не одну сотню раз редактированная человеком, суть её осталась прежней. Кто жил по законам Божьим, тот попадает в Рай, а точнее на верхнюю ступень развития или в мир, где на одно измерение больше. А кто жил по понятиям, тому даётся ещё шанс на исправление.
- А если не исправится?
- Помещается в животное низшей ступени развития. Такое перемещение идёт на всех ступенях в обе стороны. Кто-то эволюционирует, кто-то деградирует.
Я тут же вспомнил кошку – доминошку. Потом память подбросила ещё несколько примеров из жизни, когда мне попадались умные животные и люди с уровнем развития крыс и собак. Вспомнилась песня Высоцкого об Индусской ринкарнации душ.
Мои размышления о судьбах душ прервали два обстоятельства: Река поделившись на два рукава, упёрлась в остатки мельницы. Плотины и слива не было, но из русла и берегов торчали довольно высокие гнилушки свай. Только я выбрался на берег, чтобы наметить пути обхода препятствия, начался дождь. Капал сначала нехотя, потом с неба хлынул настоящий ливень. Тороплюсь с установкой тента. Тут приходит неожиданная помощь от Хранителя. Надо мной будь-то открыли зонт. Смотрю вверх и вижу, как летящие на меня дождевые капли меняют траекторию и расходятся в стороны. Понимаю, что долго это длиться не может. Выволакиваю лодку на берег, ставлю тент, ныряю под него и благодарю Хранителя за спасение от небесной мокроты. Слышу ответ:
- Рад был помочь! Отдыхай! Дождь будет идти до ночи.
Такое известие меня не обрадовало – пропадают четыре ходовых часа. Плыть под дождём, мне тоже не хочется. Следую совету Хранителя. Расправляю наспех поставленный тент, чтобы вода в складках не скапливалась. Раскладываю сидение лодки в диван, и занимаю горизонтальное положение. Под шум дождя обдумываю сказанную Хранителем информацию о делении и сворачивании пространства. За этими простыми словами судьбы миллионов людей или их гибель. Пока время есть, решаюсь узнать об этом по подробнее. Спрашиваю:
- Хранитель! Как на практике происходит деление пространства? Люди при этом что-нибудь замечают?
- Очень наблюдательные, вроде ваших учёных, могут заметить, и то с помощью приборов. Но потом спишут всё на ошибку приборов. Остальные не заметят.
- А сворачивание пространства, это катастрофа планетарного масштаба? Падение кометы, резкий дрейф материков, всемирный потоп или эпидемия?
- То, что ты перечислил, это не сворачивание пространства. Это смена или коррекция флоры и фауны. Применяется, когда нет прогресса в развитии, или развитие вышло из под контроля. Пространство при этом сохраняется. Примеры сам назовёшь?
- Попробую! Гибель динозавров при падении астероида, Библейский всемирный потоп, гибель Атлантиды, Гипербореи, Минойцев, Лемурийцев и Ацтеков.
- Справедливы только первые два примера. Атланты, Гиперборейцы и ещё три страны нынешних Индии, Египта и Америки, истребили друг друга во время всепланетной войны. Микро цивилизация Минойцев не смогла развиться из-за взрыва вулкана. Ацтеки пережили всепланетную войну, но потом деградировали. А Лемурийцы преуспели с развитием и до потопа успели уйти в верхний мир, где на одно измерение больше.
- Выходит, что описанная в Библии «Жатва» и есть сворачивание пространства?
- Да!
- Шамбала, это то место, куда ушли Лемурийцы?
- Да! И не они одни так называли верхний мир.
За разговором не заметил, как летит время. Ливень давно перешёл в нудно моросящий дождик. На коренном берегу оживилась одна из стоянок. Было слышно, как там рубят дрова и разговаривают. Потом с берёзовой поляны, к реке, потекла струйка дыма от костра. Дым стлался по земле, предвещая долгое ненастье. Пора было готовить ужин и спать. Что я и сделал. Пасмурная погода выровняла разность ночных и дневных температур. Ночь была относительно тёплой и тихой. Лишь капли дождя постукивали по тенту. Под шум дождя спалось превосходно.
0
Да кто это напечатает? Раньше хоть журнал МОТО кое что печатал. А сейчас никто не возьмётся. Да и я сам не вхож в среду продвинутых литераторов.
0
ВОЛЧИНА.

2 августа 2000 г.
Проспал. Ночью был дубак. Утро сырое – выпала обильная роса и промокло всё. Небо ясное. Жду, когда мою стоянку прогреет солнце, сушусь, готовлю и поедаю завтрак, трогаюсь в путь. Наслаждаюсь тишиной реки, теплотой ласкового солнца, любуюсь гладким зеркалом воды. Назревает очередной вопрос к Хранителю. Спрашиваю:
- Хранитель! Как путешествовать во времени в нашем пространстве?
- А у тебя самого есть варианты ответа?
- Есть! Нужно тормозить или ускорять время с дискретностью в один год. Тогда можно попасть либо в прошлое, либо в будущее.
- Ты опять забываешь о спутнике и наклоне орбиты. По твоему методу можно вообще никуда не попасть. А если и попадёшь, то назад точно не вернёшься!
- Почему?
- В том пространстве, куда ты попадёшь, ты проведёшь какое-то время. А раз так, то отсчитывая год на возвращение, ты окажешься совсем в другом, а не в своём пространстве. Если к дискретному году добавишь время в гостях, то заблудишься ещё больше! Более того, во время твоего отсутствия, пространство может поделиться. При этом обе копии пространств будут не твоими. Может произойти сворачивание пространства, тогда тебе некуда будет вернуться.
- Согласен! Идея неправильная! Как же вы перемещаетесь во времени?
- Мы живём в мире, где кроме вашего, есть ещё два вектора времени. Используя их свойства, мы перемещаемся не только по вашему времени, но и по вашим пространствам.
- Значит, чтобы переместиться по нашему времени, надо сначала попасть в ваш мир!
- Да!
- Я могу это сделать?
- Да!
- Как?
- Тебе надо умереть!
- Другой способ есть?
- Есть, но он тебе недоступен.
- В чём он заключается?
- В полном единении человека с природой плюс духовном и физическом развитии.
- У людей есть на это шанс?
- Ни малейшего! Ваша цивилизация пошла по технократическому пути развития и заложенные в вашем теле нужные органы и чувства атрофировались или превратились в рудименты.
- Тогда можно ли решить этот вопрос технически?
- Можно, но вы это не успеете!
- Почему?
- Техногенные цивилизации склонны к самоуничтожению.
На берегу, за поворотом реки, появились признаки цивилизации. Целый куст деревень. Последняя из них Благодать. За её мостом цивилизация закончилась, и река стала петлять по заболоченной низине, делясь камышовыми островками на протоки. Течение пропало полностью, зато появились кувшинки. Где то в этом лабиринте находится протока в озеро Чеполшевское. Не заблудиться бы. Стараюсь двигаться на северо-восток. Там Волчина впадает в озеро Перхово. Мне туда.
До озера пришлось изрядно поплутать в камышах. Встретил туристов на байдарке. Второй раз пытаются попасть в Благодать. Говорят, что озеро рядом. Наконец острова закончились, протока расширилась и вот оно, озеро Перхово. С попутным ветром прохожу его довольно быстро. Берега открытые. На левом что-то вроде необитаемого дома отдыха. Приличный песчаный пляж. На нём голышом загорают три девчонки. Меня заметили слишком поздно. Две стали торопливо прикрываться полотенцами. Третья, показала мне язык и продолжила впитывать солнечную энергию своими округлостями. На правом берегу видна стоянка автотуристов. Лесистый оказался только конец озера. Лес красивый – сосны и черника. Продолжения реки здесь не оказалось. Протока забита плавающими островами и заболотилась. Придётся немного вернуться назад. А можно и задержаться – время обеда. Пристаю к низкому берегу в тени высоких сосен. Готовлю обед, поедаю, отдыхаю и в путь.
Гребу назад вдоль лесистого берега. Вот и основное русло Волчины. Попался высокий деревянный мост и грейдерная дорога в Перхово. Ещё пара поворотов и река опять приближается к дороге. На столько близко, что виден мост через приток, речку Съюча. Эта речка интересна тем, что впадает в Волчину в двух местах. Первое я уже проплыл.
Начался участок реки забитый водорослями. Вспоминаю, как копался в таком же салате на Радоли. Опять те же толстенные плавающие корневища с цветами. От цветов исходит дурманящий аромат. Ветра нет, солнце уже не греет, а палит. Замедленное перемещение в пространстве тянет за собой время. На правом берегу низкий наволок. На нём, уцелевшая от птичьих налётов ирга. Выбираюсь на берег, отдышаться от дурмана цветов и ягод поесть. Плоды крупные и сочные. Деревце небольшое и гибкое. Можно собрать всё.
Поедая ягоды, замечаю идущую по луговине кошку. Саму кошку в траве не видно, видно только поднятый хвост. Обходит свои владения. Деревня где то рядом. Кошка оказалась черно-белая как доминошка. Чистая, ухоженная и совершенно ручная. Положила мне лапы на плечё и с присвистом стала о чём-то мурлыкать в ухо. Отпускать меня она ну никак не хотела.
Выбравшись из цепких объятий кошки и оставив наполовину объеденную иргу, лезу в речной салат и продолжаю нудную борьбу с водорослями. За этим занятием меня застал дождь. Пришлось поставить тент и пережидать небесную мокроту. Под тентом я оказался не один. От дождя туда набилось стадо комаров. Чтобы не стать им едой, пришлось выгонять этих назойливых вампирчиков тряпкой под дождик.
Стоило дождю закончиться, снимаю тент и комаров как не бывало. Добавление воды из впадающей речки Молдинка, немного разбавило плавучий салат. Продвижение пошло легче. За Лугинским мостом, оказался длинный и прямой плёс с одними кувшинками. Закончился плёс несколькими поросшими травой островами. На правом берегу попалась песчаная высыпка из пересохшего ручья. На этом пляжике решаю устроиться на ночлег. Редкие облачка рассеялись. Ночью опять дубак будет. Место открытое. Кругом одни луговины. Под утро всё росой промокнет.
Перед сном, в голове крутится какая-то странная мысль. Что наша цивилизация, это общество инвалидов – киборгов. И чем дальше мы развиваемся, тем больше наша зависимость от техники. Чтобы передвигаться, мы используем в качестве протезов автомобили. Чтобы летать – самолёты. Чтобы плавать – корабли. Для общения придумали радио и телефоны. Чтобы посмотреть на недоступное – телевидение. Я сам, вроде живу близко к природе, но ноги мне заменяют колёса амфибии. Продолжение рук – вёсла. Моя сила усилена двигателем. От воды я оградился днищем лодки. От осадков – тентом. Чтобы сохранить тепло своего хилого тельца в холодную ночь, мне приходится кутаться в тёплый спальный мешок. Я не могу без всех этих протезов. Я киборг!

← Назад

Ищу попутчика

Нет объявлений для отображения.

Кулинарные рецепты
В библиотеке