Охотничьи истории

Автор: снайп
Опубликовано: 161 день назад (23 мая 2020)
Дата, время, снасти, вооружение: Северные охотничьи истории
Погода, маршрут, трофеи: Различные
+3
Голосов: 3
Медвежьи истории.

Все они приключились 35 лет назад, на Севере, с моими друзьями и знакомыми и рассказаны мне из первых уст, кроме одной. С нее и начну. Назову её:

Почти трагичная.

Была у меня сука, и пришло время вязки. Я списался с охотоведом небольшого северного городка, и он подобрал мне кобеля. Приехал я к хозяину, повязали, посидели и он рассказал. Его товарищ, (назовем его Виктор) в марте, пошел в лес «захлопывать» капканы. Кстати, я думаю, вам будет интересно узнать, что в то время, охоту закрывали всегда 9 марта, а на весеннюю охоту путевки не выписывали, а разрешалось охотиться по зимним путевкам. Вот такие были «драконовские порядки» при советской власти. Которую, все равно, 90 % населения, мягко говоря, не любило. И парадокса в этом нет. Просто при другой не жили.
Ну вот. Идет он себе, идет. Снимает, что где попалось, захлопывает. Вдруг слышит, под огромным, разлапистым, ивовым кустом, какие то непонятные звуки. Писк не писк, хрип не хрип. Ага, думает: «Ласки или горностаи парятся». Интересно. Посмотрим. Подходит в плотную к кусту. И тут, снег под лыжами, как это часто бывает весной, где высота снежного покрова больше метра, «ухает, и оседает в диаметре 5 метров», а из- под куста высовывается медвежья голова. Ещё мгновенье, медведь весь наверху. Ещё одно, и он лапой дергает носок лыжи к себе, Виктор опрокидывается, и медведь кусает его за ногу. Потом удар лапой по лицу и несколько укусов за руки, ноги, тело. Болевой шок, потеря сознания.
Когда очнулся, кровь заливает глаза, всё в пелене. Ощупал лицо, глаз выпал из глазницы и «болтается». Пальцами «заправил» назад. Пошевелил руками, ногами, целы. Переломов нет. Сел. Слышит, за спиной урчит медведь. Боль сразу ушла на второй план. Жуткое чувство беззащитности и безысходности. Не оглядываясь, дотянулся до ружья. Повернулся к медведю, тот стоит боком в 20 метрах и урчит. Перезаряжать пули, сил нет. Чувство беззащитности сменилось яростью. «Ну, давай, нападай. Ты мне один глаз вырвал, а я тебе, с трех метров, оба дробью размажу».
Медведь «всё понял», рыкнул и ушёл. Напряжение спало и Виктора опять замутило от боли. Встрепенуться и прийти в себя заставил писк под кустом. Всё ясно берлога. Виктор достал аптечку, перевязал глаз и раны, поднялся и пошел в сторону стана лесорубов.
Дошёл. Потом на Буране в городок. Операция. Глаз спасли, но слегка косит.
Мужики медведицу «приговорили». Нельзя оставлять медведя, который попробовал человеческой крови и понял его беззащитность. Кстати, медведица, поднятая из берлоги, никогда к медвежатам не возвратится. Волчица обязательно перетащит, а медведица никогда. В общем, обложили её на снегоходах…
А из берлоги, уникальный случай, достали четверых медвежат. Стало понятно, почему они так пищали. Им просто, на четверых, не хватало молока.



Если первая история была «почти трагичной», то вторую можно назвать:

Почти драматичная.

Случилась, почти там же, и почти в тоже время. Как то поздней осенью, мой знакомый, назовем, его Петр Иванович, мэр небольшого северного городка, 43 летний неробкий, крепкий мужчина, достаточно опытный таежник, охотился на боровую птицу. Забрел в густой ельник и начал манить рябчиков. Рябцов там не было, но росла брусника. Крупная, вызревшая, « не оторвёшься». Начал собирать. Ягодка за ягодкой. Всегда кажется, что вон там, впереди за теми деревьями, её ещё больше. В общем, отошел от места, где манил, метров на 100.
Сначала почувствовал легкий, пропадающий временами, запах тухлятины. Понял, что где то близко, лежит падаль. Противно собирать. Да и падаль в тайге всегда настораживает. Надо уходить.
Только рюкзак за спину… Жуткий удар по рюкзаку сбивает с ног. Падение вперед, лицом вниз, инерционно перемещает рюкзак на голову, а руки, рефлекторно, закрывают лицо по сторонам. Медведь, а вы уже давно поняли, что это он, молча стоит сверху. Лапы слева и справа от головы, слегка переминается и тяжело дышит в рюкзак. Сразу пронзительная мысль: «только не пошевелиться, ни при какой боли, ни при какой…».
Прошла минута. Те же переминания передними ногами, тяжелое дыхание и непереносимый запах тухлятины. Такой жуткий, до тошноты. И вот только тогда пришел страх. Ясно представил, сейчас стошнит, и сразу удар, укус и …
Но обошлось. Медведь уркнул и «слез». По хрусту веток, стало ясно, ушел. Но далеко ли? Выждав пару минут, Петр Иванович поднял голову, медленно дотянулся до ружья, сел на колени, огляделся, и… холодок пробежал по спине. Медведь стоял в двадцати шагах. Вставать нельзя. Бросок медведя не больше двух секунд. Сидя искать пули в карминах, перезаряжаться, слишком много движений. Явно провоцировать медведя, на какие то действия. На какие? Вопрос без ответа.
Так и продолжал сидеть, отвернув голову и кося глазами на медведя. По спине холодный пот. Не зря, я в начале написал про Петра Ивановича, опытный и неробкий. Сначала не запаниковал, не закричал, сдержал тошноту, не стал дергаться с ружьем, отвел взгляд и пересидел - таки… Медведь отошел подальше. И хотя, после перезарядки, уже абсолютное хладнокровие и уверенность, Петр Иванович, все же, подстраховался. Поднял котелок, и быстро двигаясь в сторону медведя, начал яростно стучать в него. Вот после такого «концерта», бояться уже было нечего.
Рассказывая все это друзьям, двух мнений ни у кого не было. Медведь задрал лося, прикопал, и долго пировал. Так долго, что пропах не меньше тухлятины. Ел и спал, ел и спал… Был настолько сыт, что даже инстинкт охотника притупился.
Вот такая «почти драматичная история».



История третья.

Не совсем обычная.

Произошла она там - же и в то – же время, с моим другом Алексеем. Была у него молодая сука, двухгодовалая русско европейская лайка. Собачка, ничем не выдающаяся. Работала боровую, белку, утку доставала. Лося облаивала, но бестолково, медведя боялась, Кабан там не водится (хотя говорят, сейчас, летом, начал подниматься намного выше Вологды). В общем, сука «так себе». За неимением лучшего – сгодится.
Как то поздней осенью, но еще по чернотропу, пошел Алексей в лес. Идет час. Ни птицы, ни белки. Тишина. Впереди бурелом, молодой, густой подрост елки, выворотни, видимость 10 метров, в общем «гиблое место». Но брусники много. Может хоть рябчик есть. Пошел.
Идет тихонько, почти крадется. Собака давно не появлялась. Вдруг слышит, впереди в 100 метрах лает. Злобно. Лосю здесь делать нечего. Медведя боится. Ничего непонятно... Может рысь на дереве? Уже интересно. А может все же медведь?
Перезарядился и начал скрадывать. Собака продолжает лаять. Прошел метров 30. И как пронзило… Глядь в сторону под углом 90 градусов. А там… Ужас!!! В 10 метрах, из- за вековой сосны, на высоте 2-х метров – огромная голова медведя. И больше ничего не видно. Ну, совсем ничего кроме головы. Огромная такая башка. С половой тазик.
Надо оговориться, что Алексей таежник опытный. Сразу понял, еще несколько секунд угрозы броска нет. Это только в сказках пишут, «медведь встал на задние лапы и бросился на охотника». Эта поза не для атаки, она не свойственна хищнику, для броска не годится. Медведь встает на задние лапы только когда хочет что, то разглядеть или причуять.
Так и сейчас, он оперся на сосну, и хотел рассмотреть и, по-видимому, оценить диспозицию для броска. Собака, кстати, продолжала злобно лаять так же в 70 метрах, и явно на второго медведя. Согласитесь необычная ситуация.
Но выход из нее был только один. Прицельный удар между глаз. Это только с виду медвежья голова огромная. Кто держал в руках череп медведя, понимает, что 2 сантиметра влево, вправо, вверх от переносицы, и пуля уйдет по касательной.
Это тот случай, когда права на промах нет, но нет и времени на выцеливание. Выстрел и … Что такое, где результат… Головы нет. Падающего тела нет. Шума, убегающего по веткам медведя, нет. Ничего нет. А была ли вообще голова?
Собака продолжает также злобно лаять на прежнем месте. Жутковато. Даже огляделся налево, направо, назад. Нет ли еще где головы…Тревожно как то. Видимость то 10 метров.
Ну, а когда собака замолчала, тут уж потихоньку, пятясь спиной назад, от «греха подальше», долой из этого «гиблого места».
На следующий день, взяв с собой друга, с еще одной лайкой, пошли «разбираться». Подошли к вчерашнему месту. Собаки сразу заработали. Но бурелом такой, что не поймешь, кто мелькает, лайки или медведь., Подкравшись, Алексей, все же смог рассмотрел медведя. Выстрел, зверь закрутился юлой на одном месте. Еще удар и свалился.
Подошли. Ничего не поймут. Для взрослого медведя мелковат, для медвежонка великоват. Пестун, вторую зиму, в берлогу вроде бы ложиться не должен. Но все же пестун. Поэтому и бродил от медведицы поодаль. Она его отгоняла.
Перевели дух, и пошли смотреть результат первой стрельбы. Подошли к сосне... Есть. Лежит под сосной. Огромная. Между глаз пробоина.
Сейчас, вспоминая эту историю, я подумал, а ведь могла лежать не она…


История четвертая.

Почти комичная.

Приключилась там же и в то же время. Поведал мне ее, Николай, непосредственный участник и мой давний товарищ.
В 50 километрах от городка, в глухой тайге, располагалась воинская часть. Однажды, поздней осенью, после первого снега, начальник столовой, прапорщик Василий, пошел пострелять рябцов. Дорога в лес вела через подсобное хозяйство. Придя на подсобку и «построжив» для порядка рабочего солдатика за бардак, Василий пошел дальше по дороге, которая метров через 300 заканчивалась военной свалкой. Не отойдя и 30 шагов, он услышал сзади взволнованный голос, опомнившегося от «командирского разноса», солдата.
«Товарищ прапорщик, вы там осторожней. Я вчера дохлых поросят выкидывал на свалку, там все медведями истоптано».
«Ну, вот и здорово. Пули я взял. Поможешь шкурить».
Ну, вот и свалка. А вот и следы.
« О-о-о. Перезарядиться что ли? Да ерунда… Что он, не слышит меня что ли. Давно уже свалил».
Прошел свалку. Дальше разворот для машины и дороги больше нет. Подошел к развороту. В 10 метрах, вековая, разлапистая ель. Нижние ветви лежат на земле. Настоящий шатер. Следов нет, но как то тревожно.
«Нет, пули не помешают... На рябца всегда успею заменить».
Только Василий вытащил дробовые патроны, как из- под ели, с диким ревом, вырывается медведь.
У кого есть слова, что бы описать всю драматичность этой ситуации? Ревущий медведь в 10 метрах и разряженное ружье…У меня нет!
Оторопеть, в этой ситуации, мог кто угодно, но только не Василий. Прыжок с разворотом на 180 градусов и последовавший за ним старт, были достойны всех книг рекордов.
Но и это еще не все. Через 5 метров, он почувствовал удар лапой по каблуку сапога. Сапог слетает. Но Василий, чудом удержав равновесие, без сапога, с переломленным ружьем в руке, по лесной дороге, отрывается от медведя.
Не зная концовку этой истории, поверить в это трудно. Но, тем не менее, это так.
Добежав до середины свалки, он оглянулся, медведя уже не было.
Немая сцена, на подсобке, когда туда прибежал Василий, продолжалась не долго.
«Товарищ прапорщик, как хотите, но я сейчас уйду в казарму и сюда больше не приду. Назначайте другого».
Василий по «вертушке», позвонил зампотылу.
«Николай Васильевич, я на подсобке. Только что медведь сорвал с меня сапог».
«Петрович, Я сейчас приду, сдеру с тебя второй сапог, и уделаю тебя им по морде. Последний раз предупреждаю, еще будешь там бухать, засуну головой в свиное корыто».
«Николай Васильевич, я сам засуну голову туда, только вы принесите мне сапог 43 размера, любой, хоть кирзовый. С солдатом надо поговорить. Он больше меня испугался. Хочет в казарму уходить. Свиней кормить некому. Ружье обязательно возьмите».
Через 30 минут Николай был на подсобке. Кирзовый сапог оказался тесен. Солдата успокоили. Но надо было, что то делать. Надо было реабилитироваться в его лице. Да и расскажет ведь в части обязательно. Засмеют. До конца службы позор. Прибежал без сапога.
Единственное что пришло в голову, это идти за сапогом.
Шли посмеиваясь. Уже не страшно. Два ружья с пулями. Порвем его как газету. Мы что медведей не видели…
Вон и сосна, а вот и сапог.
«Ё – мое. Порвал, гад. Жалко. Но все равно переобуюсь. Кирзач уже ногу натер».
Ну а дальше, вы уже догадались… Только Василий снял кирзовый сапог…Опять ветки елки, дикий рев… Но медведь просчитался. Ведь для Василия это был уже дубль-2. Но какой дубль!!!
Ни один медведь в мире, так не получал кирзачём по морде. Еще бы. Сапог был брошен с такой силой и так точно, что две секунды ребята точно выиграли.
Ну а потом… Смотрите фильм Л. Гайдая, «Пес Барбос и необычный кросс».
Опять надо отдать должное Василию. Хотя и без сапога, но несколько раз, он обгонял своего начальника. Но тот сразу делал ошеломляющий рывок. Уж больно никому не хотелось бежать последним.
Солдата на подсобке пришлось силой затолкать в домик и закрыть на замок. Но успокоился он только после того, как ему пообещали забрать с собой в часть.
Отдышались. Успокоились. Припомнили, что медведь, бежал медленно и как то странно припадал на задние ноги. Поразмыслив, поняли, что у него, скорее всего, перебита задняя нога. Подранок. Поэтому и не залег в берлогу, поэтому и не догнал.
Помощь пришла, откуда не ждали. На подсобку приехала пожарная машина. Привезла воду свиньям. Решение было принято без колебаний. Подранок у подсобного хозяйства бродить не должен. Это был единственный выход в данной ситуации. Иначе солдат убежит в казарму.
Подъезжают вплотную к сосне. Все повторяется. Медведь бросается на машину. Бьет лапой по капоту. Отпрыгивает. Опять бросается. Срывает ватный утеплитель с радиатора. Опять бьет лапой. Явно видно, что задняя нога отстрелена. Болтается на коже.
Паники теперь конечно нет. Безопасность гарантирована. Николай, изловчившись, бьет медведя через опущенное стекло. Потом второй выстрел. Все. Затих.
Ну как вам? Название оправдано или нет? Если считаете, что нет, может быть перечитать?


История пятая.
Тоже почти комичная.

Случилась она с моим товарищем, Олегом, там же и в то же время.
Был у Олега, молодой кобель русско европейской лайки. Надежды подавал не плохие. Лося сработал. Росомаху, однажды, на валежину загнал. Медведя облаивал, но результатов не было.
И вот на одной из охот, все пошло нестандартно. Зверь зверю рознь.
Однажды, дождливым сентябрьским днем, Олег, со своим кобелем, возвращался с охоты в избушку. Шел по старой, разбитой и размытой дождями лесовозной дороге. Моросил дождь. Птица попряталась. Охотничий день не удался. Решил вскипятить чай, перекусить и сворачивать к избе. Собрал хворост, пристроил котелок и уже собрался разжигать, как услышал лай кобеля.
- Есть! Здорово! Наверное, глухарь!
- Но почему лай перемещается?
- Нет не глухарь. Это он выводок рябчиков гоняет.
- Тоже хорошо. Сейчас вместо чая будет похлебка.
Лай, на какое то время стих.
- Что такое? Разогнал?
- Нет, опять облаивает. Но уже ближе.
- Надо подождать. Может на меня налетят.
Лай ближе. Еще ближе!
- Что такое? Почему так злобно?
- Ё – моё! Ведь он на зверя лает!
- Лось? Медведь?
Пули в стволы! Только загнал и тут такая картина.
Впереди в 100 метрах на дорогу выбегает пёс и мчится к Олегу, а за ним, на махах, в 5-ти метрах медведь!
Надо сказать, что Олег, охотник бывалый, руки не дрожали. Но вот беда. Собака на одной линии со зверем и хотя оторвалась уже метров на 10 от медведя, первый выстрел Олег интуитивно завысил.
Кобель дернулся в сторону, а медведь… Медведь нет. Как будто и не было выстрела. Он такими же огромными махами мчался на Олега.
Но и здесь рука не дрогнула! Здесь сработал психологический эффект. Эффект «от обратного». То есть, если первая пуля ушла верхом, то значит надо брать «переда».
Ну и взял! Вторая пуля, бьёт в лужу, перед мордой медведя! Да как бьёт! Это был не фонтанчик грязи. Это был «взрыв фугаса»!
А вот дальше… Читатель, переведи дыхание. Дальше начинаем смеяться.
Медведь, от такого эффекта, приседает на задние ноги, тормозит «пятой точкой», но так как скорость была большая, скользит по грязи прямо Олегу под ноги!
Каково…!
И вот, в тот момент, когда он в 5-ти метрах от него всё же останавливается, наш герой, подняв и растопырив руки в стороны, издает такой рев, что испугался бы даже мастер ужасов А. Хичкок.
Что уж говорить о медведе.
Развернувшись на 180 градусов, он ещё быстрей, чем прежде, помчался назад по дороге.
Вы спросите: « А где же, все это время, был кобель»? А все это время, он злобно лаял за спиной Олега. Но как только медведь побежал, он сразу бросился вдогонку.
Через 100 метров, зверь скинулся с дороги в лес. Пёс за ним.
Название этой истории не оправдало бы себя, если бы не было продолжения. И какого продолжения…!
Почти сразу, как только медведь с собакой скрылись, опять раздался лай.
Какое то нехорошее предчувствие нахлынуло на Олега.
- Только бы не повторилось.
- Да нет. Такого не бывает.
Успокаивал он себя.
Но лай приближался. Уже не такой твердой рукой, Олег, загнал два пулевых патрона в стволы.
Лай всё ближе. Решил. Стрелять будет сразу и много. Поэтому, не колеблясь, ещё два пулевых засунул в рот.
Вы опять будете смеяться, но всё повторилось до деталей. Разве, что только, расстояние было побольше, фонтан грязи поменьше, да и Олег не ревел, так как во рту были патроны. Но медведю хватило и этого. Торможение и разворот уже были отработаны. В общем, дубль два.
А вот куда побежал Олег, после того, как кобель опять бросился за медведем, вы уже конечно догадались…
И ещё, один интересный момент. Вытащить изо рта патроны, на бегу, не удалось. Да и потом, когда остановился, не сразу получилось. Понятное дело. Мандраж. Не каждый день на медведя кричать приходится.
Но зато, когда Олег мне всё это рассказывал, смеялся он, явно задорнее меня.

P.S. Вот пишу и думаю: «Что мы за народ такой рыбаки – охотники. Сначала страшно, потом смешно. И всё равно туда – же».
Смех смехом, но, однако, бывают и другие истории. Следующая «Поучительная».


История шестая.
Поучительная.

На фото избушка «На Петровском». Вот с ней и связана эта медвежья история. Случилась она там же и в то же время, что и все предыдущие.
Если вы читали первые пять историй, то помните, что в каждой из них, от медведя исходила реальная опасность для жизни охотника. В этой, опасность, исходила от человека.
В Архангельской области, как по - видимому и везде, все охотничьи избушки имеют названия. Те, в которых я бедовал, к примеру, назывались: Лесорубы, Окуневая, Бобры, Ивняки, Карасово (через «о»). Есть и более колоритные названия: Черная голова, дядя Ваня, Нищая. А эта получила такое название, потому, что стояла рядом со старым трактом, по которому Петр I путешествовал в Архангельск. От тракта, конечно, ничего уже не осталось, но народ, всю эту траекторию, в памяти сохранил.
Поставили ее лесники, в достаточно глухом месте, и кроме них, и их друзей, там очень редко кто бывал. Судьба свела меня с лесником этого обхода, Сергеем, и я тоже начал туда захаживать.
И текли наши лесниковские и охотничьи будни спокойно своим чередом, пока не объявился в этих местах, скажем прямо «наглый медведь». Ну, понятно, в тайге он хозяин. Это его вотчина. Но всему есть предел. А наглость его заключалась в том, что повадился он навещать нашу избу. И как навещать… Как встанет из берлоги, прямиком к избушке. Первым делом сорвет снаружи шкафчики со стен. Есть там продукты или нет, все равно сорвет. Потом выломает дверь. Про продукты, говорить не приходится. Что не съест, то рассыплет. Причем пластиковые крышки на стеклянных банках с сахаром, вскрывал аккуратно и виртуозно вылизывал сахар до последней крупинки. Ну а после трапезы начинался разгром. Все что висело или лежало на полках, включая заправленную керосиновую лампу, все было на полу. Но и это еще не все. Он регулярно вытаскивал из избушки одежду, матрасики, подушки. Однажды подушку нашли в 50 метрах от избы. Ну, явно «неадекватный медведь».
Терпения у Сергея хватило только на три года. Стало понятно, что страх перед человеком, у него с каждым разом пропадает все больше, и ни к чему хорошему это не приведет. Вопрос времени. В общем, он его «приговорил». Все лесники с ним согласились.
И это было закономерно. Согласитесь, одно дело наводить после него порядок, другое, озираясь подходить к избушке с сорванной дверью и так же озираясь из нее выходить. Да и в лесу, как то, начали за собой замечать, что стали оглядываться. Лесники, кстати, летом не ходят с ружьем. Пять километров визирки прочистить - нелегкий труд. С ружьем за спиной, особо топором не помашешь. Или представьте, сидишь на току, а сзади тебя, шлеп, шлеп, шлеп по воде. И понимаешь, что это, он самый. Запаха человека не боится. Только, что вылез из берлоги и голодны - ы - ы - й.
А если ты, на току, присел на валежину и «прикорнул» от усталости. Очнулся, а сзади, шлеп, шлеп, шлеп.
Как это ни смешно, но я часто засыпал на току. Подойдешь к петуху, в час ночи, темно, или его не видно или замолчит. Полчаса посидишь на валежине и задремлешь.
Как то встречаю весной товарища.
«Ну как дела, где был»?
« Да где, на Петровском был. И представляешь. Сначала на подслух зашел, а потом уже в сумерках пошел спать в избушку. Уже за ручку взялся, дверь открыть, смотрю, бумажка прибита. Посвятил спичкой. А на ней написано. «Не входить. Стоит самострел на медведя». А если бы не разглядел. Или решил сначала зайти положить вещи, а потом прочитать? Огляделся по сторонам, увидел еще несколько таких бумаг. Некоторые висели на бечевках, растянутых на высоте глаз. По сути, пройти мимо них казалось невозможно. Но вот прошел же»!
Я к Сергею.
Он: «Ты знаешь, Не заметить их, можно, только если закрыть глаза и ползти на коленях».
Вот такая история.
Закончилась она так, как все и планировали. Стояло два самострела. Один – на штык. Второй - в «бочину». Сработал только один, в «бочину». Медведь лежал на пороге, наполовину в избе.








II.1. А это история, об одной моей охоте на лося.

34 года назад, в декабре, я охотился у заброшенного поселка лесорубов. Со мной была лайка. Молодой кобель. Появился он у поселка, совсем отощавший, но не подходил, а хлеб брал только когда отойдешь. Но, в конце концов, наши суки его «заиграли». Назвали его «Пыж». Ошейник не переносил, сразу ложился на спину и ни ласки, ни пинки не действовали. Пока не снимешь, лежал на спине. Как только начал ходить с нами на охоту, сразу поняли, что он «стреляный». Когда то ему попало дробью. К примеру, облаивает глухаря. Подходишь на выстрел, замолкает, а после выстрела, уже не увидишь, убегает к поселку. У меня осенью, от энтерита, околела сука, поэтому выбора не было, ходил с ним.
В тот год снега было мало, обходились без лыж. Как то отошел от поселка 3 км, слышу, лает. Сразу понял - лось. Подошел. Густой ельник. Видимость 20 м. Пыж замолчал. Ясно, ближе не подойти. Удалось все- таки высмотреть лося. Но вижу только круп. Делать нечего, бью по крупу. Тресь…Тресь… И тут ОНИ заметались… Оказывается их было 4 шт. Стихло. Пыж конечно уже в поселке. Иду смотреть результат. Попал. Два «чистых» следа ушли в одну сторону, подранок и еще один в другую. Даю время подранку, пусть ляжет. А сам троплю «чистых». Идут ровно, рядом, крупной рысью. Через 30 мин. все ясно. Не ранены.
Возвращаюсь к подранку. Кровит сильно. Шаг мелкий. Второй рядом. Не кровит. Выхожу на небольшую полянку, поднимаю голову… В 30 метрах, боком ко мне стоит лосиха, от крестца, по крупу, всё в крови. Рядом стоит лосенок. Такой крупный, что по следам, я этого даже не понял. Лосиха нагнула голову, Уши прижаты, холка дыбом. Поднимаю ружье… и вдруг она издает необычный, какой то «утробный », звук, и в мгновенье ока, они прыгают в разные стороны и скрываются. Почему я не успел выстрелить? С моим то опытом? Это что такое? Сколько было «фантастических» дуплетов и по птице и по зверю. А по тарелкам на стенде... Думаю, что мало кто из вас, испытывал то чувство, с каким я возвращался в поселок.
Утром, уже без Пыжа, иду добирать. С той полянки, где они разбежались, лосиха, сначала 3 км. шла по прямой, потом зашла в густой ельник и начала петлять. Всё ясно, лежит, где то рядом. Начал скрадывать. Но понимаю, что шансов, в этом месте, практически ноль. Ветер не сильный, морозец, снег хрустит. Так и вышло. Лосиха сделала хитрую петлю. Поднялась неожиданно, с боку. Выстрелить не успел. Возвращаюсь назад.
Утром все заново. Погода ещё хуже. Ветра нет совсем, а мороз под 30. Надежда только на то, что она совсем обессилела. По старым следам не пошел, световой день всего 4 часа. Даже если и ударю, обработать не успею. А оставлять не обработанную, в 30 градусов…Кто оставлял, поймут. Прикинул, где она должна пересечь визирку, и туда. Нашел. Редкий подрост 2-х метрового березняка. Видимость 50 м. Начал тропить. Одна лёжка. Покормилась. Со второй стронул. Прохожу ещё 50м., высматриваю. Стоит. В 50 метрах, боком ко мне. Смотрит на меня. Голова опущена, уши прижаты, холка дыбом. Прикладываюсь. Тресь… Поворачивается ко мне грудью. Второй раз, тресь… И она, на махах, на меня. УЖАС... Одна секунда – выбросил гильзы. Вторая – достал из кармана патроны. Третья – зарядил. Вскидывать уже некогда. Из- под мышки, сразу на два курка, с 3-х метров, между передних ног. И прыжок с места, в сторону, тоже на ТРИ МЕТРА. Лосиха рушится на мое место. Пять минут не мог унять дрожь в коленях. Вроде пройдет. Делаю шаг, опять дрожат.
Вот такая необычная охота.
Пыж, на следующий год, сработал мне ещё одного лося. Крупного быка. Облаял метров за 300 от меня. Не знаю, как уж там получилось, то ли Пыж так грамотно сработал, то ли лось просто ломанулся от него, но вижу, бежит прямо мне на штык. Я его вел на мушке 200 метров. Когда осталось 30 метров, понял, что надо пошевелиться, иначе собьет. Бил с 10 метров по ребрам. Шансов у него не было.
Пыж, как всегда, после выстрела, свалил в избушку. Утром, я думаю, что это он такой "виноватый", да и брюхо отвисло. Оказывается ночью, он сбегал к битому лосю...



Комментарий к фото токовища от 26.03.2020 г.

Однажды наблюдал интересную закономерность на болоте. Сидим с другом в шалаше. Ток небольшой, токует 5 петухов. Выбираем, он левого крайнего, я правого. На счет три, ба-бах. Два лежат, остальные разлетелись.
Через 15 мин. слетаются. Опять токует 5 петухов. Выбираем крайних. Ба-бах, еще два лежат, остальные разлетелись.
Через 15 мин. все повторяется. Опять пять. Снова бьем крайних. Друг говорит: «Хватит мерзнуть, уходим». Отвечаю: «Подожди, посмотрим, сколько прилетит».
Вы уже догадались, что через 15 мин. токовало опять пять петухов. Болото было большое, само место тока, тоже. По краю болота, на соснах, сидело еще много петухов. Так что, объяснения, этому факту у нас не нашлось.

Комментарий к фото с косачами от 14.03.2020 г.

А вот рассказ о нашей охотничьей страсти. Однажды, в декабре, дней 10, с товарищем, жили в избушке. Ложимся спать в последнюю ночь, а он говорит: «Завтра пойдем через болото, точно наткнемся на тетеревов, а у нас ни одного дробового патрона». Легли, а мне не спится. Говорю: «Давай расплавим пули ». Он в ответ: « Если тебе мало свою лосятину тащить, можешь мне помочь. Ха- ха-ха». Я еще поворочался полчаса, ну не спится и все тут.
Подкинул пару поленьев, выковырял 5 пуль, расплавил свинец, пробил банку, отлил дробь. Получились капельки и струйки. Струйки порубил ножом. Снарядил опять эти пять патронов. За все это время, Виталий, просыпался раза три и все ворчал: «Ну, ты дашь мне спать, или нет! Ну, хотя бы тетерева не попались». «Специально пойду впереди тебя и всех расшугаю». «Иди завтра один через болото. Я пойду лесом». А утром спрашивает: «Сколько снарядил». Я - пять. Он - дай два. Все равно не успеешь перезарядить. Я - бери три, ты шустрей перезаряжаешь. Ха-ха-ха.
Он, между прочим, имел первый разряд по стенду, я тоже брал призы, но только на не официальных городских. В общем, вышли мы на болото, лежало штук 15. Результат ожидаемый. Я - два, он - три. Всю остальную дорогу он хотел оставить их под елкой…
К слову, мой лучший результат на лунках такой. Вышел на поляну, лежало девять штук, три дуплета, пять штук упало.

Комментарий к фото от 10.03.2020 г.

Хочу поделиться личным рекордом по сбитым уткам. Архангельская область. Конец сентября. Утки сбились в стаи и отдыхают на глухих болотных озерах. Ребята остались в избушке, а я пошел бродить с лайкой в новых местах. Знал, что в этом направлении есть озеро и что на нем никто не бывает.
Вышел на большое болото, поросшее корявыми 3-х метровыми сосенкам. Собаку не видел уже минут 30. Вдруг появляется, стоит, смотрит на меня неподвижно минут 5, а потом бежит вперед и постоянно оглядывается на меня. Понял, что зовет. Действительно, через 10 мин., заблестело озеро. Подкрался и …, аж дух перехватило.
Озеро шириной 150 метров. На воде около 200 кряковых. По кромке озера бегает лайка, а в 10 метрах от берега, как бы дразня ее, плещут крыльями по воде утки. В общем, подкрался я к берегу на 20 метров, итого до уток 30. Встал, и отдуплетил, по поднявшимся на крыло уткам семеркой в контейнере. Девять штук, «битых чисто», упали, а десятая, перетянула озеро и ткнулась в берег. Лайка вытащила мне всех битых и пошли мы за подранком.
Пока шли, я сбил еще одну, взлетевшую из - под берега. Думал, что это и есть тот подранок, но тут же рядом, в 20 метрах от берега собака догнала и придавила подранка.
Вот такие бывают дуплеты. Но самое удивительное то, что все 11 штук были селезнями. Ни одной уточки!!! Хотя на воде все сидели вперемешку.
11 упитанных, осенних селезня по 1,5кг., до этого, я еще сбил косача, итого, в выпотрошенном виде, все равно, около 15 кг. И 5 часов по болотам до избы. Ну почему мне так не везет…


Комментарий к фото охоты на гуся от 27.02.2020 г.


02 июня 1994 г. Побережье Баренцева моря. От Нарьян-Мара 2 часа на вертолете к о. Вайгач. Ждем вертолет. Набили гусей, которые потом оказались никому не нужны.
Охота проходит так. С утра ломаем стену в сенях избушки, в специально приготовленном для этого месте, что бы выползти и откопать занесенную снегом дверь. Отходишь от избушки 200 м. Делаешь из снежных кирпичей "караулку", кидаешь вниз оленью шкуру. Делаешь 5 дуплетов. Собираешь 10 гусей и тащишь их к избушке. 4 гуся в рюкзаке, три в одной руке, три в другой. Итого 50 кг. + ружье и шкура. А тундра уже не держит, проваливаешься по колено. Весело... Уток и куропаток не стреляешь. Куропаток, местные, ловят старыми, дырявыми рыболовными сетями, растянутыми по тундре.
Очень забавен бартер местных с вертолетчиками. Из вертолета выбрасывают мешок с черным хлебом, а туда им в обмен закидывают мешок с семгой. От семги, кстати, на второй день уже "воротит". Она настолько жирная, что ее можно есть только строганиной и сразу запивать спиртом. Без плотных, очень черных очков, через 30 мин. ослепнешь. У меня были не очень черные, надевал пару. Так и стрелял.


Комментарий к фото с добытым зайцем от 25.02.2020 г.


Этого зайца, я добыл... ударом ноги. Иду я как то по визирке (визирка шириной 1 м.), вдруг слышу, моя лайка, завизжала взахлёб. Всё ясно, подняла зайца с лёжки. И точно. В 150 метрах вылетает на визирку заяц и несётся ко мне, а в 20 метрах за ним лайка. Ружье на плече, я зайцев из - под лайки не бью. Зверек пахучий, ударишь одного, лайка будет как гончак, жиры распутывать. А при подъёме и погоне за ним, вся переломается о валежник (валежник см. на фото).
Ну и вот, несется ко мне этот заяц с такой скоростью, что я оторопел, и "со страха" ударил его ногой. Он отлетел на три метра и затих. Потом долго "объяснял" собаке, что гонять зайцев нельзя...
В подтверждении этого, зайца съел один, собака ничего не получила.
Открытие в пампасах 2019.
Комментарии (2)
Фёдорыч # 24 мая 2020 в 19:28 0
Прочитал,хорошие истории.
Олег Е070СЕ # 4 июня 2020 в 16:06 0
thumbup

← Назад

Ищу попутчика

Нет объявлений для отображения.

Кулинарные рецепты

Кто онлайн?