Амфибия из мопеда

Автор: Отшельник
Опубликовано: 1384 дня назад (18 февраля 2013)
+9
Голосов: 9
Четыре дня на «Абре».

Про самодельную амфибию необычной компоновки я уже писал в отдельных темах этого форума. Но вот об особенностях езды на этом транспорте сказано мало. Постараюсь восполнить этот пробел.
9 августа 6.55 Утро солнечное, тихое. Весь необходимый скарб свален в лодку. Особой укладки не нужно – куда всё это из корыта денется. Закреплять тоже не надо – от тряски всё сползает в носовую часть лодки. В состав снаряжения входят: спальник, примус, котелки, фляжка с водой, канистра с бензином, банка с маслом, еда на неделю, одежда. Стандартное оснащение лодки – съёмные колёса, мотоблок, вёсла, тент. Всё на месте. Пытаюсь ехать. Почему пытаюсь? Кто знает, что такое мопедный движок, как его завести, как тронуться с места без посторонней помощи – тот меня поймёт. Весит всё это сооружение вместе со мной более 200 кг. Чтобы оно шевелилось на суше, скорость пришлось ограничить тридцатью километрами в час. При этом крейсерская скорость составила порядка двадцати пяти километров в час. Динамика – как у старого мопеда. Плавсредство участвует уже в девятой навигации. Мопеды столько не живут. Собирал на совесть – крепкое оказалось. Видок жуткий – краска пооблезла, тент грязный и дырявый, движок гремит как ведро с болтами, но всё это движется.





Вроде еду! Утро. Машин мало. Движок стрекочет через такт – соплю поймал. Чистить свечу не охота. Всё равно ровно работать не будет. Буду ехать, пока не заглохнет. Ощущение – как у лётчика первых самолётов: Сидишь в цинковом гробу без крышки, практически в руках, держишь перед собой движок. Куда его повернёшь, туда это сооружение и ползёт. Но при этом всё что сгорело и не сгорело, а заодно протекло и было поднято колесом с дороги, подхватывается встречным потоком воздуха и летит в тебя. Одежда соответствующая – как у бомжа. Отстирать её после похода невозможно, можно только выбросить. Ощущение дороги – самое непосредственное. Каждую выбоину чувствуешь сначала руками, когда в неё мотоблок проваливается, потом пятой точкой, когда подвеска проскакивает. Амортизации, кроме собственной жировой прослойки, нет никакой. Обычный велосипед едет мягче – у него колёса больше в три раза. Зато у этого тарантаса колёс три и у каждого своя колея. Так что вероятность попадания в яму очень высокая.
Амфибия занимает места на дороге столько же, сколько «Ока». На Углическом шоссе, чтобы меня обогнать, надо выехать на встречную полосу. С одной стороны, для меня это преимущество – не подрезают, как мопед или велосипед. С другой, если есть встречный поток, попутной машине приходится тормозить и ползти за мной. При этом я лысым затылком чувствую все, что про меня в этот момент думают.
По категорийности транспортных средств, амфибия относится к мотоблоку с прицепом. По кубатуре и скорости – к мопеду. В любом случае, для езды по суше, регистрировать её в ГАИ не надо и сдавать на права тоже не надо, хотя знать ПДД необходимо для своей же безопасности. Другое дело двигаться по реке. Водная инспекция регистрирует всё, что вытесняет воды более 100кг. А если эта посудина ещё и с мотором, то это считается мотолодкой и на неё нужны права капитана маломерного судна. Всё что зарегистрировано, подлежит ежегодному тех осмотру, а если мощнее четырёх лошадей, то и налоговым поборам. Всё это мне приходится соблюдать, хотя я плаваю там, где инспекции нет. А где она есть – на моём корыте неинтересно.
Окружающие, смотрят на мою технику по разному. Кто-то с любопытством и восторгом. Рыбаки на велосипедах – с завистью. Недалёкие по уму – подкручивают пальцем свои мозги. Водители дорогих иномарок – с презрением, отечественной классики – с уважением, грузовиков – со сдержанным раздражением. Но это не главное. Главное – как ты сам на себя смотришь. Каким надо быть клоуном, чтобы на дороге такой аттракцион учинить. А учинять приходится – ощущения и впечатления от поездок ни с чем сравнить нельзя. Да и амфибия при всех своих недостатках не лишена очень ценных преимуществ. Первое из них уже работает – аппарат, собранный из всякого хлама, служит девятый год, везёт меня и кучу скарба, плавает, служит убежищем и домом в самом неприспособленном месте. Да и езда на амфибии меня не утомляет – посадка удобная, обзор отменный, руки не немеют, небольшая скорость позволяет смотреть по сторонам. А на воде – более удобной посудины не сыскать, особенно для малых рек.
Время, тем не менее, идёт, агрегат движется. Проехал Дорожаево. Внезапно лодка накренилась на левую сторону, раздался скрежет металла по асфальту. Вперёд укатывается колесо. Вроде моё. Успеваю съехать на обочину – даже на двух колёсах сохраняется полный контроль управляемости. Провожаю взглядом колесо – лишь бы на него никто не наехал. Колесо благополучно скатывается в правый кювет. Вылезаю и иду его подбирать. Ось обломилась. Вторая за девять лет. Усталостный излом. Абра только на вид кажется простой. На самом деле – это формула двух стихий. Аналогичной по компоновке и конструкторским решениям техники в природе не существует. Вся ходовая для экономии веса прощитана с минимальным запасом прочности, намеренно введены слабые звенья. Ось колеса является таким звеном. При сильном ударе она деформируется или обламывается, спасая более сложный рычаг подвески. К счастью, таких сильных ударов, чтобы сломать ось ещё не было. А вот усталость, постепенно накапливается.
Без труда меняю сломанную ось, в запасе ещё одна есть. А если и она обломится, у любого тракториста найдётся ведро с болтами, а в этом ведре обязательно есть болт М12, который и послужит осью. Что касается амортизаторов, они же крепят подвеску, то их можно и на дороге найти – обычная лента из камеры от грузовика. Раз в сезон их приходится заменять – преют и обрываются. В этом сезоне ещё не менял, значит, всё впереди.
В Чаново есть отворотка от основной дороги на Мышкин влево. По карте, эта грунтовка должна идти по берегу Юхоти до Дора. К сожалению, проходимая её часть идёт только до ручья. Дальше можно проехать только на вездеходе. Перед ручьём прекрасная поляна в сосновом бору, оборудована стоянка для отдыха. На низком наволоке отличная лужайка. Здесь же брод через Юхоть и есть выход к деревне Приречье, что на Углической трассе. В Приречье есть магазин. До него от поляны чуть больше километра полевой дороги. В общем, место удобное и насижено отдыхающими. Меня оно интересует по другой причине: Дорога до поляны проходима для моей амфибии. С поляны есть удобный съезд в реку. Далее по реке нет никаких препятствий до самого устья. За остаток дня я успею дойти водой до залива, где есть удобные места для стоянок. Так что я сворачиваю на грунтовку и в 10.20 съёзжаю к Юхоти.
Чтобы перевести амфибию в водоплавающее состояние, надо: Снять с лодки колёса. Делается это без ключей и приспособлений за пару минут. В принципе, колёса можно снять и на плаву прямо из лодки, но тогда они будут мокрыми. Так что снимаю их на берегу и закрепляю в лодке, чтобы не мешали. Вёсла, выполнявшие роль брызговиков, ставятся в уключины. Рюкзак с поклажей перекидывается из носа в корму и прижимается поднятым мотоблоком. Верховья Юхоти не судоходны под мотором, поэтому колесо мотоблока на винт не меняю. С бака мотоблока сливаю топливо в канистру, румпель поднимаю, освобождаю нижнее крепление и поднимаю мотоблок, как любой лодочный мотор, чтобы не касался воды. Сиденьку сдвигаю в нос лодки и стаскиваю этот ковчег в воду. На все эти переустановки, ленивым темпом трачу 20 минут.



10.40. Поплыл. Юхоть встречает меня заросшими сплошным ковром водорослей плёсами и спрятавшимися в этом ковре камнями. Плавать по такому салату мне уже приходилось не раз, да и камней днище лодки пересчитало немеряно – живого места нет, одни царапины и вмятины. Так что обстановка спокойная – ничего не случится. Тем более салат и камни кончатся после впадения реки Койки. За деревней Устье, река становится раза в три шире, течение пропадает. При низкой воде в Волге, камни и редкие водоросли могут быть до деревни Дор.
12.00. Проплыл Устье, нахожусь около острова. На этом острове я уже дважды ночевал. Ничего интересного здесь нет. Остров порос осокой, правая протока несудоходна. На правом берегу поляна с дорогой, на левом – смешанный лес от самой воды. Настало время обеда. Для этого выбираю тенистое место у левого берега, загоняю туда лодку, привязываю к кусту, чтобы не рыскала. Достаю из рюкзака примус, припасы, котелки и начинаю готовить обед. Вся эта процедура вместе с поеданием обеда и мытьём посуды, выполняется не отрывая пятой точки от сиденьки. Самая ненужная вещ – это ноги, только мешают. Обычно на стоянку для обеда у меня уходит около часу. В это время можно и сплавляться по течению. Но сейчас течения нет и жарко. А тенистый участок настолько мал, что лодка в нём помещается, только прижавшись бортом к берегу.
12.50. Плыву дальше. От Дора до впадения Улеймы, по берегам Юхоти очень много деревень. Как ни странно есть места и для стоянок, особенно на левом берегу. Последний Семёнковский плёс встречает меня встречным ветром и волной. Приходится пробираться вдоль правого берега, под защитой кустов. Но и они скоро кончаются. В месте впадения Улеймы, Юхоть разливается вширь на 600 метров. На таком водном просторе очень много островов камыша. Нахожу между островами проход и плыву вдоль правого берега, вдали от деревни Городищи. От сюда Юхоть считается официально судоходной, но фарватер не размечен, и плавают здесь только гребные лодки. Моторка здесь редкий гость. От деревни Городищи, до села Костюрино, по обеим берегам Юхоти идут сплошные стоянки туристов – матрасников. Приезжают сюда на машинах, мотолодках, очень редко на катерах и ещё реже на яхтах – пройти им ЛЭП мешает, надо мачту заваливать. Места превосходные – сосновые парковые боры, песчаные пляжи и множество заливов. Тут тебе и рыбалка и грибы и ягоды. Сейчас не сезон, занято всего пять стоянок. В 17.00 встаю на свободной стоянке, на мысу залива, напротив дома отдыха. На эту стоянку автомобилисты не захаживают, доступна только с воды. На стоянке, как ни странно, довольно чисто. Осматриваю ближний лес – чернику всю до меня съели.
Переночевать можно и на заплёске, но сейчас там жара, а утром будет сырость от тумана. Лучше затащить лодку на поляну. Делаю это по частям: Сначала втаскиваю рюкзак, потом канистру и колёса, а потом всю лодку. Модульная конструкция амфибии позволяет затащить её в любой неприспособленный берег, недоступный даже военной технике. Однажды на Мсте, я втащил Абру на известковую скалу с Понереткиной пещерой.



Готовлю ужин, ужинаю, отдыхаю и готовлюсь ко сну. Для этого раскладываю в лодке сиденьку, получается удобный и тёплый топчан. Основа его – блок плавучести в форме короба по всей длине лодки. У короба есть и ещё два назначения – он обеспечивает необходимую прочность корпусу лодки на кручение, и на нём располагаются вещи при движении по воде. Если при движении через порог, в лодку захлестнёт волной ведра четыре воды, то даже без герметичной упаковки вещи останутся сухими. Сиденька состоит из двух частей – сидения и спинки, на коробе они могут фиксироваться в четырёх положениях.
Поднимаю тент. Он состоит из трёх частей и выполняет несколько функций: Кормовой частью, если снять её с дуги, можно накрывать во время дождя рюкзак на плаву или ноги при езде по суше. Если поднять кормовую часть тента вместе с дугой, то по замыслу, должен получиться оптекатель – полукабина, но оказалось, что на пёнку налипает грязи и через неё ничего не видно. Поднятая носовая часть тента служит защитой от ветра и брызг при движении по воде под мотором, особенно против волны и ветра. Средняя часть тента с подвёрнутыми боковинами, хорошая защита от солнца. При движении во время дождя и даже майского снегопада, приходилось ставить носовую и среднюю часть тента с наполовину подвёрнутыми боковинами. Сейчас тент здорово поистрепался, для ночлега приходится дополнять его куском полиэтиленовой плёнки. При всей своей универсальности, тент хорошо раньше защищал от дождя, но никогда не защищал от насекомых.
Вечереет. Солнце садится в тучу. Туча приближается и превращается из синей в чёрную. Засыпаю под шум дождя.
10 августа 6.00 Подъём. Утро солнечное и тихое. В тени на реке и в заливе плотный туман. Завтрак, сборы и в 7.15 я налегаю на вёсла. До того как проснётся ветер надо одолеть несколько открытых и широких плёсов до моста. Этот участок Юхоти по-своему красив, но интереса не представляет. Одни деревни, берега открытые, низкие.
8.55 я у шоссейного моста. Ищу место за мостом по правому берегу, удобное для выхода на берег. Это насиженная автомобилистами полянка между берез.
9.25 я на дороге Рыбинск – Углич. Еду в сторону Рыбинска до Николо – Корма. Этот участок дороги очень красив – идёт через парковые сосновые боры, мало загружен машинами и покрыт отличным асфальтом. До Николы можно пройти и водой по Волге, но на это уйдёт весь остаток дня. В селе я сворачиваю с Рыбинской дороги влево и проезжаю ещё километра два до деревни Дегтерицы. За деревней асфальт кончается и дальше до железной дороги идёт грунтовка вперемешку со старой каменкой и грейдером. В районе села Городок, находится овраг. Объехать его можно только лесом на Уазике. Этот участок маршрута легче пройти водой. За Дегтерицами нахожу съезд с дороги влево и по песчаной грунтовке через поле и сосновый бор с черникой спускаюсь к Волге. Здесь берег низкий, отличный песчаный пляж и множество стоянок автомобилистов.
10.20. Плыву по Волге. Ветер слабый, попутный. Волна терпимая, но начинают появляться белые барашки. Это уже предел мореходности для моей лодки. Берег постепенно повышается, превращаясь в высокий глинистый обрыв с узким каменистым заплёском. Заплёсок с шипением лижет ветровая волна. На Волге ни одной посудины. В прямой видимости железнодорожный мост, хотя до него километров десять. Попадаются два красивых заливчика. Особенно интересен тот, что за церковью села Городок. Церковь заброшена и скоро начнёт обваливаться в Волгу. Перед железнодорожным мостом громадный залив с дамбой. Пересекать его по диагонали по такой волне опасно, а вдоль дамбы не пройти – волна становится боковой. Берег перед мостом постепенно понижается. Разглядываю, что на нём творится. Внимание привлекает скопище отдыхающих. Где-то здесь дачный посёлок. В кустах замечаю «Зубило». Значит дорога проходима. Плыву к берегу, вытаскиваюсь и устраиваю обед – 12.30 как раз самое время.
13.30 связываю из швартового конца петлю, накидываю на глушитель мотоблока, впрягаюсь сам и бурлачу лодку в крутой подъём высокого берега. Самой ей туда не въехать – мощи и сцепления с дорогой не хватит. Как ни странно, тащить за лямку лодку легче, чем вкатывать в гору мопед, хотя он и меньше весит. Гора кончилась, и я оказался на знакомом перепутье из пяти дорог у мостика через овраг. Отсутствие главной дороги привело к тому, что второстепенных накатали целый веер, причём они иногда лучшего качества, чем основная. За мостом сворачиваю с песчаного грейдера вправо на гравийный, и не въезжая в деревню, что справа, еду к железнодорожному переезду. За переездом попадается кусок старой булыжной мостовой. Ехать по ней на маленьких колёсах и без амортизации, всё равно, что сидеть на отбойном молотке. Хорошее, что участок каменки только до деревни, дальше уложен асфальт. По асфальту в 14.30 проезжаю Глебово и двигаюсь в сторону Погорелки. Здесь сворачиваю на Копринский грейдер. Дорогу после дождя только что взъерошили. Абра на первых же ста метрах зарывается в неслежавшийся песок по самое днище. Что поделать – по любой рыхлой дороге она не едет. Выволакиваю лодку обратно к Погорелке, возвращаюсь метров на двести назад и сворачиваю на полевую грунтовку. Здесь Абра едет, не смотря на обилие луж. За како то деревней грунтовка выходит на грейдер. С большим трудом проезжаю по нему до конца леса и опять сворачиваю на полевую грунтовку. По ней в 15.35 приезжаю в Мухино. Перед этой деревней ручей и начало Копринского залива. Опять пересаживаюсь на воду, и в 16.00 отчаливаю. Залив здесь шириной метра два и весь зарос тиной и ряской. В этой каше замечаю леща – солитёрника. Прибить его веслом труда не составило. Вот только зачем? Плыву по заливу, вижу парнишку с удочкой. Бросаю ему леща и плыву дальше.
16.30 выйти из залива в Волгу мешает сильный встречный ветер и волна. Залив удаётся только переплыть и встать у берега перед укреплённой набережной. Здесь территория дома отдыха. Час жду у моря погоды – ветер не стихает. Раз нельзя пройти водой, придётся объезжать по суше. Но выбираться опять на взъерошенный грейдер не хочется. Решаюсь на авантюру: Вытаскиваюсь на берег, ужинаю, нахожу в заборе санатория дыру, способную пропустить Камаз и в 18.30 лезу в неё вместе с лодкой. Еду через санаторий в поисках выхода за забор. Выход закрыт на замок и охраняется. Сторож – вахтёр был не мало удивлён появлению такой техники на охраняемой территории. На вопрос: «Откуда я здесь взялся?», отвечаю: «Волной прибило, заблудился!» С территории санатория всё-таки выпускают. Хитрость сработала! Большую часть взъерошенного грейдера удалось обойти водой и по санаторию «Альтаир». Осталось добраться до Красного дома. Эту часть грейдера ровняли не с таким усердием, проехал без проблем. Стою перед ветряками и воротами в дом отдыха «Коприно», водой не даёт пройти всё та же волна, а через ворота сторож. Решаю объехать дом отдыха справа лесом – там рыбаки колею накатали. Дорога оказалась сырой и неровной. Абру пришлось пару раз вытаскивать из луж, где она пыталась плавать, а не ехать и снимать с кочек, на которые лодка садилась днищем. Вот, наконец, и берег Волги напротив островов Трясье. Сворачиваю с лесной грунтовки, на полном газу огибаю кусты чапыжника и оказываюсь на занятой рыбацкой стоянке. Не снижая скорости, проскакиваю мимо ужинающих рыбаков, и съезжаю к воде. Захмелевшие от долгого безделия рыбаки, увидав на своей стоянке мотолодку, движущуюся кормой вперёд, мигом протрезвели. Не успел я вылезти из лодки, рядом уже стояли трое любопытных: Один с огурцом, другой со стаканом, третий почему-то с автоматом. Посыпались вопросы, на которые уже так надоело отвечать. Побыстрее стаскиваю лодку в воду и плыву к острову. В протоке дует слабо, а волну не пускают островки камыша. 20.30 я на первом острове Трясье. Обхожу остров – я на нём один. В длину остров чуть меньше километра, а ширина местами меньше десяти метров. На острове чистый сосновый бор. Подлеска нет, только хвоя и шишки. Параллельно первому острову, метров через семьсот расположен второй, а ближе к морю, один за другим, ещё два острова. Самый последний из островов – Шумаровский, находится в море за судовым ходом. Это самый недоступный из островов.
Красивого заката не получится. Солнце опять садится в тучу. 22.00 ложусь спать.
11 августа 6.00 подъём, завтрак, обход острова. По острову меня сопровождает пара недовольных и крикливых ворон. Почему-то нет чаек. Мусору на острове скопилось как на свалке. От безделия, начинаю чистку острова. Нахожу мешок и собираю в него банки, бутылки, пакеты и прочие инородные предметы. Сваливаю всё это в кострище на одной из стоянок и пытаюсь поджечь. Без бензина не горит. Стакан бензина, охапку сухих палок и задымило. Хуже всех горят фторопластовые пакеты, фольгированная упаковка, памперсы и банки из-под пива. К обеду половина острова освободилась от мусора. Пока горел «жертвенный огонь», наслал на всех насоривших проклятие по огню, чтобы больше не сорили. Я, конечно профан в магии, но окажись на моём месте сильный колдун, тем, кто оставил здесь свои вещи – не сдобровать.
После обеда копаю яму и хороню в ней всё стеклянное, железное и непрогоревшее. Очистить вторую половину острова мешает начавшийся нудный дождь. Сижу в лодке и зашиваю куртку, которую всё равно придётся выбросить. К вечеру дождь кончается и становится ветрено и холодно. Погода отбивает любое желание что-либо делать. Лежу в лодке и хандрю, а может отдыхаю. Не заметил, как уснул.
12 августа 6.00 подъём, солнце лениво смотрит через дымку. Завтракаю и в 7.00 отчаливаю. Плыву вдоль берега в сторону залива. Ветер и волна встречные, но терпимые. За Красным домом находится каменистый мыс. Дальше пристань и баржа. Они стоят под углом друг к другу. Волны отражаются от их бортов и в беспорядке толкутся на месте. Эту толчею и нарастающую встречную волну с пенными гребешками мне уже не одолеть. Плыву к Красному дому и вытаскиваюсь на берег. Водная часть похода закончена. Смазываю подвеску и 8.30 пытаюсь ехать. Грейдер за сутки успели утоптать. Но он влажный и даётся с трудом. Зато песчаный участок напротив дач, я пролетаю с ходу без остановок. Приходится заехать к заливу, где я бил леща – там я забыл швартовый конец. Как ни странно он лежал на дороге и меня дожидался. Подвязываю им вёсла и еду к Погорелке.
9.20 я на асфальте. Проезжаю Глебово, еду к Рыбинску. Где-то перед Дятловым сваливается цепь. От грязных грунтовок она порядком вытянулась. Обстановка осложняется тем, что свалилась цепь со звёздочки двигателя и намертво застряла в кожухе. Чтобы извлечь цепь, приходится выбивать два звена – зубами звёздочки их перекусило пополам. Ремонтом занимался более часу.
13.30 встаю на обед перед спуском в Черёмуху.
16.15 я дома. Переход от Рыбинска до Ярославля хлопот не предоставил. Дорога ровная, боковая полоса дороги свободна. Скукота, а не дорога.
* * *
За поездку пройдено по суше 235 км, по воде 54 км. Израсходовано 7 литров смеси.
Потери, отказы, поломки: Ось колеса, два звена цепи, раз пятнадцать чистил свечу.
На плавающем мотоблоке по дорогам и рекам трёх областей | От Торжка до Боровичей, волоком!
Комментарии (4)
Сеня Шаман # 19 февраля 2013 в 10:11 0
thumbup
Миша Брагинский # 19 февраля 2013 в 16:00 0
сколько букф, не в обиду сказано внешне похожа на мусорный бачок,
хотя если свои функции выполняет то пох
Отшельник # 19 февраля 2013 в 19:10 0
С 1996 года я так и не придумал, так и не построил, ничего более удачного! У самой Абры три раза переделывалась колёсная подвеска, три раза блок плавучести, четыре раза сидение, опробованы шесть самодельных мотоблоков, проверены четыре серийных и один самодельный двигатель, в конструкцию лодки внесено пять изменений. Далеко не всё идеально, хотя многое просто и удобно. Ну а красота, она не везёт, а только радует глаз.
loz76 # 29 мая 2013 в 21:46 0
Вот это да! Безстрашный герой-на таких мир держится. Отчет-слов нет. Красавец. Удачи и успехов.

← Назад

ГАЗ 4х4
Ищу попутчика

Нет объявлений для отображения.

Кулинарные рецепты
В библиотеке