Боровичёвская кругосветка

Автор: Отшельник
Опубликовано: 1383 дня назад (23 февраля 2013)
+2
Голосов: 2
ЗА БЕГУЩЕЙ ПО ВОЛНАМ.

Там где Ты, там жизнь.
В реке, ручейке, океане-
Вечная слава Тебе !!!

Мокрая и мертвая.

Проснулся от тихого постукивания по подоконнику. Это была Она! Она будила меня и звала за собой в дорогу. Целый год я ждал это утро.
В проеме окна хмурый рассвет. Чтобы быстрее сбросить сонное оцепенение иду умываться. Кран в ванной сухо засвистел и заулюлюкал. Проказница уже сбежала, не дождавшись меня. Придется устроить погоню, отложив утренние хлопоты на неопределенное время. Такой день и то проспал.
Необычного вида устройство давно готово к странствиям и приключениям. Как много моих самоделок Она сломала и утопила. Над одними Она смеялась, другие к себе не подпускала. А эта машина пришлась Ей по душе. Да и не машина это, а амфибия - лодка на колесах. За необычный внешний вид друзья прозвали ее "Абракадаброй". Я зову просто "Аброй".
Лодка, кормой вперед, неспешно катит на запад. Именно туда сбежала моя Попутчица. Весело тарахтит двигатель. Небо на западе темнеет. На пыльном асфальте появляются следы Беглянки - первые капли дождя. Вот я Ее и догнал. Останавливаюсь на обочине. Заворачиваю в верхний тент рюкзак. Передний тент снимаю с дуги и ложу на колени, а сам надеваю накидку из полиэтиленовой пленки. Сейчас моя Подруга меня умывать будет.
Дождь не спешил. Он как бы пробовал свои силы. Я достаточно хорошо знал Ее повадки. Раз Она так старательно готовится, значит обязательно подойдет и останется со мной на долго. Горизонт занавешен серой пеленой. Она уже рядом. Нежно гладит мне волосы, каплями сбегает по щекам, пытается просунуть свои озябшие руки мне под воротник. Ее упорству и постоянству можно завидовать, но через три часа эти ласки начинают меня бесить. Да и амфибия начинает вести себя как-то вяло. Останавливаюсь и осматриваю лодку. Ба! Да эта Проказница решила со мной прокатиться: Наклоняю лодку и вычерпываю из нее ведра два воды. Напоследок снимаю и выжимаю куртку.
Я знал, что Она обидится и на некоторое время оставит меня в покое. Так и получилось. На сером небе стали проявляться белые проплешины, туманная пелена рассеялась, горизонт раздвинулся и дождь прекратился. Стерпит Она обиду или отомстит? Рано или поздно я опять Ее встречу. Ближайшие две недели нам друг от друга никуда не деться. Да вот же Она! Машина выкатывает на берег Волги в районе Мышкинской переправы. Останавливаюсь на заплеске и иду просить прощения: Мою руки и умываюсь. Она холодно и спокойно принимает мое прощение. Пока не опомнилась, стаскиваю в реку лодку и плыву на другой берег.
Черная мертвая зыбь мерно покачивает амфибию. Осматриваю фарватер, нет ли какой посудины? Паром стоит кормой ко мне ниже по течению и по видимому двигаться не собирается. Шпиль Охотинской церкви начинает белеть. Вода в заливе становится свинцовой. Налегаю на весла - шквал идет. Ветер начинает усиливаться, но сбить мертвую зыбь и погнать ее валами с пенными гребнями не успевает. Амфибия, оседлав прибойную волну, лихо выбрасывается на заплесок. Пока следующая волна не залила корму, прыгаю на песок и оттаскиваю лодку из зоны прибоя. Переправа удалась.
Ставлю на Абру колеса и перекатываю ее через песчаную косу. Ветер усиливается, начинает срывать с волн пенные гребни и бросать их на берег. Готовить обед на таком сквозняке не хочется. Надо сматываться, пока не сдуло. Все- таки Она здорово на меня рассердилось и теперь, приняв от меня извинения, высказывает все, что обо мне думает. Пусть бушует, потом будет поприветливей.
Абра катит по лесной дороге дальше на запад. Ветер шумит в макушках сосен и рвет в клочья низкие облака. Сквозь них все чаще начинает проглядывать солнце. С дорогой и погодой пока проблем нет. Жрать хочется. А воды кругом нигде нет. Здорово я Ее обидел. Канавы вдоль дороги сухие. На съездах, в тракторных колеях, потрескавшаяся от засухи грязь. Лужа!!!
На придорожном отвале песка лужа, мелкая и чистая. Заезжаю в отвал и на берегу этого водоема начинаю готовить обед. Шумит примус. Пока вода закипает, осматриваюсь: На песке много дохлых стрекоз. Они живут в экологически чистой среде, но среда меняется... Под кучей песка замечаю что-то похожее на прошлогодний лед. От удара ноги лед рассыпается, но не тает. Проклятие! Иду к луже и пробую воду - горько-соленая! Песок с солью - зимой гололед посыпать! Проказница решила пересолить мне обед! Вот, наверное, радуется! Выливаю уже начавшую кипеть воду обратно в лужу, достаю фляжку - этой мне на обед хватит.
К вечеру удается справиться с участком грунтовки на Воскресенское и неслежавшейся гравийкой между поселком Октябрь и дорогой на Красный Холм. За форштевнем осталось Сонково. После попытки пересолить мне обед Подруга в покое меня не оставила: Она шла за мной по пятам мрачной черной тучей и сыпала вслед проклятия в виде грома и молний. Перед Бежецком я съезжаю с дороги и забираюсь в кусты. До наступления грозы успеваю поужинать и, поставив тент, заваливаюсь спать.
Гроза бушевала всю ночь - Подруга пар выпускала. К утру, Она его столько выпустила, что я с трудом определил, где дорога - все было в густом и мокром тумане. В лодке тоже обнаружил следы Ее ночного визита - от сильной влажности все промокло. Туман рассеялся только к полудню.
В сонном Бежецке, останавливаюсь на мосту через Мологу, и пытаюсь обнаружить внизу присутствие воды. Река полностью заросла и превратилась в болото с торфяными кочками. Проплыть или протащиться под мостом невозможно. А ведь в верховьях Мологи я когда-то хотел побывать.
Опять тарахтит двигатель, спидометр мотает километры бегущей навстречу дороги. Туман рассеялся, но погода хмурая. Того гляди дождь пойдет. Перед Максатихой попался кусок недостроенной дороги. После Максатихи начались владения моей Королевы: Чистые сосновые боры, быстрая ключевая река справа от дороги. За поворотом на Лесное началась грунтовка. Абре песчаный грейдер не понравился. Пришлось ехать на первой передаче.
Мотоблок скачет по кочкам как мячик, стараясь оторвать у лодки транец. Хмурая облачность рассеялась, и выглянуло солнце. Стало пыльно и жарко, но дорога!!! То петляет по вековому хвойному бору; то бежит через овсяное поле с живописными березовыми перелесками; то оказывается посреди маленькой уютной деревеньки с играющими в пыли ребятишками, с любопытными веселыми дворнягами, с трехцветными кошками и седыми старушками, глядящими на дорогу из маленьких окошек покосившихся бревенчатых домов. Как здорово, что сохранились еще эти старые дороги.
Очередной поворот открывает уютную лужайку на берегу реки. Съезжаю с дороги, моюсь, отдыхаю, обедаю, и снова в путь. На границе Максатинского района грунтовка кончилась. Дальше свежий асфальт. Вот и поворот на Удомлю. По этой дороге я лет семнадцать не ездил. На перерез движется туча с серьезными намерениями. У въезда в Удомлю натыкаюсь на блокпост с двумя вооруженными до зубов омоновцами. Дождь хлынул как из ведра. Набравшись наглости, лезу вместе с Аброй под навес блокпоста. Омоновцы что-то орут, но уже поздно - лодка уже застряла между домиком поста и дежурным мотоциклом. Несмотря на грозный вид, стражи оказались приветливы и разговорчивы. Узнаю у них, где искать дорогу на станцию Мста, и, переждав грозу, еду через залитую дождем Удомлю.
Дождь был только в городе. За городом меня встретила совершенно сухая грунтовка из неслежавшегося песка и знойное солнце. Песок оказался не для колес "Абры". Пришлось ворачиваться. Решаю ехать на Волочек. В трех километрах перед вышневолоцкой дорогой выезжаю на берег Волчины. Редкий сосновый бор, скошенный луг, сонное зеркало реки с отражением редких облаков под макушками сосен. Чистый песчаный берег. Подруга королевский ночлег предлагает - грех не воспользоваться. До захода солнца пью чай и любуюсь чудной картиной природы.

Строптивая.

Ночью время остановилось - пылевлагозащитные часы отсырели и встали. Проспал. Королева позаботилась о моем отдыхе. День обещает быть отличный. Завтракаю и в путь. С утра холодно. В лесу сырость и даже туман. Попадаются участки мокрого асфальта. Солнечные лучи застревают в тумане и кажутся вещественными и даже осязаемыми.
Лодка неожиданно скособочилась на левый борт. На ходу осматриваю подвеску - резиновая лента амортизатора сопрела и лопнула. Весь амортизатор не осел – лента застряла в пряжках, но стал мягче. Решаю ехать, пока не развяжется, заодно осматриваю обочины - нет ли запчастей.
Километра через два нахожу обрывок камеры от грузовика. Встаю на обочине и занимаюсь ремонтом. Через десять минут еду дальше с новым амортизатором. Хорошо иметь технику, запчасти для которой на дороге валяются.
Без происшествий проезжаю Вышний Волочек, в Красномайском сворачиваю на недостроенную Мстинскую трассу и в Гирино, где асфальт кончается, съезжаю в Мсту. Дальше иду рекой.
Королева встречает меня теплой водой и обилием водорослей, особенно где нет течения. Берега Мсты обрывистые, заросшие ивой. Ветра нет. Становится жарко и душно. Идет гроза. Подруга знает, что я жару терпеть не могу. Ставлю тент, привязываюсь под деревом, обедаю и пережидаю дождь. Жара спадает.
Проплываю по знакомым местам: Разлив перед селом Млево. Громадную церковь в самом селе. Низкий наволок, на котором в прошлом походе меня комары ели. Курган перед станцией Мста. Вот и железнодорожный мост, дальше я не плавал. Под мостом, на правом берегу нахожу родник. Королева предлагает отведать чистейшей и холодной воды.
По берегам тянется цепочка деревень. Начинают попадаться перекаты. На одном из них, за селом Сеглино устраиваю ночлег. Всю ночь на перекате плескалась водяная крыса, а в селе орали пьяные мужики. Уснул только под утро.
Утро было тихим, солнышко ленивым и сонным. В тени на реке с высокими берегами сыро и холодно. Завтракаю, стаскиваю с камней лодку и в путь.
Количество перекатов на реке увеличилось. Королеву видимо забавляет, как моя лодка гремит, натыкаясь на камни, а я чертыхаюсь и волоку лодку там, где она не может проплыть. Встречаю группу байдарочников. Идут со станции Мста, жаждут порогов. Желаю им повеселиться и плыву дальше.
Перед Березовым рядком попал в настоящее саргассовое море. Опять проказница решила надо мной посмеяться и преподнесла королевский, но совершенно не нужный подарок - целое море цветов. Плес так зарос кувшинками, что по ним ходили куры. Из-за мыса с колокольней слышится шум потока. С трудом выскребаюсь из этого цветущего силоса и ... В полном разочаровании проплываю мимо порога, по которому река Березайка впадает в Мсту. Опять Королева ограждает меня от лишних хлопот.
Река становится полноводнее, перекаты пропадают. Поднимается ветер. Меня догоняют "утренние" байдарочники. В их компании есть даже катамаран. Около Семериц я опять обхожу их как стоящих - обедают. Беру с них пример и располагаюсь для трапезы на песчаном пляже. Пока отдыхал, байдарочники опять ушли вперед. Пусть идут! К вечеру я их все равно обставлю.
После впадения Увери, Мста свернула на запад. Ветер стал встречный. На широченном плесе разгулялась волна. Понять трудно - перекат здесь или шторм. Все ясно - Королева не хочет, чтобы я проплыл мимо маленького чуда: На острове, за устьем Увери, слышен шум воды - родник. Пристать к острову мешает волна и два ряда гнилых деревянных свай. Высаживаюсь в конце острова и изучаю родник. Когда-то вокруг него был деревянный сруб с несколькими "ваннами". Сейчас - бездонная воронка и куча гнилушек. Вода минеральная с привкусом железа. Очень холодная. На острове заросли ежевики. Фотографируюсь на фоне бегущей из родника воды и плыву дальше.
Проказница не хочет отпускать меня с острова и гонит навстречу хлесткую ветровую волну. Плес напротив деревни Полоное, приходится проходить одним веслом по берегу. За поворотом временное затишье и встреча с земляками: Два экипажа катамаранщиков с Углича. Стоят, отдыхают.
Солнце клонится к закату, река течет на запад. Наступает "Час ведьм". На реке я его еще не разу не проводил. Вода отражает солнечные лучи, солнце слепит, куда плыть совершенно не видно. Где берег, где вода - сам черт не разберет. На реке появились затяжные и мелкие перекаты. Встречаю вставших на отдых байдарочников и катамаранщиков - вот я их и обошел. Меня нагоняет еще одна многочисленная группа туристов - байдарок десять студенты с Москвы. Их время подгоняет, торопятся, технику не жалеют, лезут на перекатах напропалую. Вскоре и они высаживаются на ночлег. Остаюсь на реке один. Солнце зацепляется за зубчатую стену леса. Становится тихо и прохладно. "Час ведьм" закончился. Проказнице не удалось ослепить меня и сбить с верного пути. До сумерек успеваю пройти Чернецы. Выбираю поросший осокой островок посередине реки и, распугав зеленых стрекоз, выволакиваю на него лодку, устраиваюсь на ночлег.
Ночью проснулся от странных звуков: Периодически повторялись истошный деревянный скрип и громкое буханье по воде. Звук приближался. Создавалось впечатление, что какой то деревянный монстр шагает ко мне по реке. Интересно, кем на этот раз хочет напугать меня Королева?
В любом старинном замке есть привидения, владения этой Проказницы не исключение. Поднимаю край тента и вглядываюсь в ночные сумерки: На фоне черного неба еле заметна зубчатая стена леса. Над водой плотные клубы тумана. В небе ослепительно белая луна и миллиарды звезд. В тумане что-то шевелится и приближается. Показывается черная лодка, в ней двое в черных балахонах с островерхими капюшонами. Один сидит на веслах, другой бъет по воде деревянной торбой на длинной ручке. Привидения медленно проплывают мимо моего острова.
В полном разочаровании заваливаюсь спать. Тоже мне привидения - обычные рыбаки рыбу в сеть загоняют.
Утром свежо и солнечно. Пью чай и жду, когда туман рассеется. Ниже по течению перекатов не оказалось. Река расширилась и замедлила свой бег. Вот и Опеченский Посад. На входе в городок плакат поперек реки - череп с костями и надпись: "Опасность у левого берега!" Приветливо меня здесь встречают! Интересно! Куда подевались мои вчерашние попутчики? На реке ни одной посудины!
От Торжка до Боровичей, волоком! | Покупка подержанной Оки.
Комментарии (3)
Отшельник # 26 февраля 2013 в 07:58 0
По правому берегу тянется Петровская гранитная набережная. Раньше к ней швартовались суда. Команда отдыхала и подыскивала себе лоцмана для прохода через пороги. Сейчас к набережной можно подъехать на машине - от воды до нижних кирпичей пятиметровая полоса сухого берега.
У левого берега обнаруживаю здоровенный валун, вокруг него в зарослях кувшинок копошатся утки. "Опасность у левого берега" отдыхает.
На выходе из города под мостом первый перекат. Русло реки сужается, течение ускоряется, из берегов появляются известковые обнажения. За поворотом река превращается в один сплошной перекат. Плыть по нему невозможно - очень мелко, много камней и маленьких водопадиков. Приглядываюсь к перекату и нахожу его сходство со старой и пологой лестницей с широкими ступенями, выложенными из известковых плит. Лестницу давно не прибирали и не ремонтировали: Некоторые плиты – ступени выворочены и их колотые остатки валяются на других ступенях. Пожурить бы мою Подругу за такую бесхозяйственность, да некогда.
Лодка благополучно проходит первый уступ по промоине. Плыву вдоль следующего, ищу место поглубже. Течение тащит совсем не туда, куда надо, слышится скрежет днища о камни. Все! Сел! Качаю лодку, руками пытаюсь оттолкнуться от дна реки - бесполезно. Вода теплая! В одежде и сандалиях вылезаю за борт - по щиколотку. Сталкиваю лодку со ступени и иду за ней дальше. На дне много крупных булыжников. Наступив на один из них, падаю. Над моей неуклюжестью смеется не только Проказница, но даже и рыбы. Приходится перенимать их опыт: Сталкиваю лодку с очередной ступени и ныряю вслед за ней. Под водой светло и чисто. Жаль у меня осадка больше, чем у лодки - за следующую ступень зацепляюсь брюхом. Впрочем, лодка тоже застряла - по ширине не пролазит.
За поворотом реки очередной транспарант с черепом и костями. Интересно? Что это за смертельное удовольствие?
Доплываю вместе с лодкой до поворота. Все ясно! "Лестницу" перерезает по диагонали солидная трещина. Вся вода реки течет по ней, образуя приличную струю со стоячими волнами более полуметра высотой. Испытывать острые ощущения не хочется. Осторожно провожу лодку рядом с потоком. Дальше опять лестница. Опять ныряю.
В левом отвесном берегу вижу знакомую пещеру. Это карстовая речка Понеретка прорыла себе русло. От кого же эта стыдливая сестрица прячется? Подплываю к пещере. Она на два метра выше уровня воды во Мсте. Самой Понеретки дома нет - спряталась и просачивается еле заметными ручейками через трещины в известняке. К пещере ведет все та же лестница, усеянная острыми осколками битой скалы.
Лезу в пещеру. Чтобы в нее заглянуть надо встать на четвереньки. Высота свода всего сантиметров шестьдесят. Воды почти нет. Пролезаю метра три в глубь пещеры. Путь преграждает массивная глыба, упавшая с потолка. Приглядевшись, понимаю – ее не обойти. Воображение уже рисует придавленный глыбой, объеденный рыбами и мышами скелет с керосиновой лампой в руке. Становится жутко. От ледяной воды ломит локти и колени. Ползу назад. Да! Не гостеприимная и холодная эта Понеретка. То ли дело Мста - теплая, ласковая, веселая. Но и она может рассердиться. Весной через этот скалистый каньон поток мчится со скоростью 20 км/ч. Образуя двухметровые стоячие волны. Так что транспарант с веселым Роджером здесь вполне уместен.
Озяб я в этой пещере, да и обедать пора. Выбираю место посуше и устраиваюсь на обед.
Наверху обрыва показывается тройка поддавших мужиков. Показывают мне початую бутылку "Перцовой" со стаканом на горлышке, зовут к себе. Вежливо отказываюсь, показывая на воду. Один из мужиков пытается спуститься по обрыву ко мне. Наивный! Он не знает, что такое известковая скала! Мгновение и он неуклюжим бревном летит вниз и падает спиной на одну из ступеней лестницы. Вода, стекающая по ступени из пещеры, окрашивается алыми разводами. Вот так вот расправляется Королева с непрошенными гостями.
Собутыльники, не на шутку перепугавшись, спускаются с обрыва по распадку, заросшему кустами ивы. Убедившись, что их друг жив, вливают в него стакан зелья и волокут куда то вдоль берега.
На правом, противоположном, берегу замечаю своих недавних попутчиков. Байдарочники в цивильной одежде. Пороги решили пройти заочно, а на "Ведьмино логово" полюбоваться хотя бы издали. В прошлом году я тоже так делал.
Покончив с обедом, осматриваю вторую Понереткину пещеру. Она очень узкая и соединяется с первой у упавшей глыбы. Ну что, Понеретка! Обед из тебя я уже готовил! Чем бы тебя еще опозорить? Осматриваю смертельную скалу. Беру топор, чищу ее и рублю ступени. Через пять минут я наверху. Здесь прекрасное место для стоянки, несколько кумарол, отмечающих подземный путь речки и прекрасный выезд на асфальтированную дорогу.
Смотрю сверху на Мсту. Самое интересное на ней я уже увидел. Ниже по течению еще один порог, через трубу газопровода, и ровная вода до самого устья.
Вот чем я опозорю Понеретку! Спускаюсь вниз, разбираю лодку и по частям втаскиваю ее на скалу. Несколько минут и лодка готова для движения по суше. Такое не снилось даже бойцам "Кемел Трофи"! Бросаю прощальный взгляд на сырую лестницу "Ведьминого логова", на вспененную Мсту и еду в Боровичи.
Час езды по отличной дороге и я в городе. Сестрица Мсты, река Круппа, заступается за опозоренную Понеретку и вводит меня в заблуждение. Блуждаю, а точнее неторопясь езжу по городу и пытаюсь найти выезд в сторону Хвойной. Кривая выводит меня к железнодорожной станции. Там я нахожу своих недавних попутчиков - сидят на неподъемных рюкзаках и ждут поезда. Демонстративно останавливаюсь около их, достаю карту и ... Наконец то понимаю, где нахожусь! Ах, Круппа, ах проказница! Выдала себя за Мсту! Непринужденно трогаюсь с места. Теперь я знаю, куда ехать. Туристы провожают меня печальными глазами. Их состояние можно понять. Для них поход закончен. Для меня продолжается и закончится только у ворот гаража. Я странствующий "Летучий Голландец". Для меня нет преград. Я не завишу от капризов погоды и общественного транспорта и везде найду себе дорогу. Чертовски здорово путешествовать на легкой амфибии, способной отлично плавать и ездить.

По следам уходящей в никуда.

Опять знакомая картина: серая лента дороги бежит под колеса амфибии. Солнце клонится к западу. Длинные тени от высоких сосен ползут через дорогу. Позади остались села с необычными названиями: Коремера, Большая Леса, Засородье, Люля. Вот съезд на старую дорогу перед деревней Жаворонково, а вот и въезд в саму деревню. За домами и огородами блестит на солнце озеро. Раздвигаю жерди изгороди, и, протащив под ними амфибию, съезжаю к озеру. Легкий бриз гонит слабую волну. Скоро она стихнет, и озеро будет как зеркало. Неторопясь готовлю лодку для движения по воде, протаскиваю по мелкому песчаному заплеску, и, устроившись поудобнее, гребу к виднеющимся на горизонте островам.
Мелкая волна хлюпает под плоским носом лодки, скрипит потертое весло, под ногами чувствуется сырость от течи. Ритмично булькает полупустая канистра. Ветер стихает. Солнце цепляется за дальнюю гряду леса. Обхожу остров и высаживаюсь на мысу против деревни Белавино. В этих сосенках я в прошлом году ночевал. Темнеет. В камышах начинает возиться жерех. Допиваю чай и заваливаюсь спать.
Проснулся от настойчивого хлюпанья воды под самым ухом. Вчера вечер был тихий, и я вытащил лодку на сухой заплесок. Сегодня с утра уже дует, волна лижет заплесок и дно лодки. Выглядываю из-под тента на озеро: Хмуро, но дождя нет. Надо быстрее искать волок, иначе ветер усилится и погонит седую волну.
Завтракаю и двигаюсь в северную часть озера. Достаю компас и ориентируюсь по карте. Волок должен находиться строго на севере от деревни Белавино. Это по карте. По описанию - начинаться из самого северного угла озера. Между этими двумя ориентирами метров 500. Длинна волока около километра. Заплываю в северный угол, оставляю лодку в прибрежных камышах и иду на разведку.
Вдоль берега озера идет хорошо утоптанная тропа - рыбаки протоптали. От нее в лес уходят только кабаньи тропы. На деревьях, ни каких зарубок. Опрашиваю всех попавшихся рыбаков - один из десяти смутно, но рассказал про дорогу. Суммирую полученные данные, сверяюсь с картой и иду проверять:
Строго на севере от Белавина, тропа резко сворачивает на север и выходит на пустырь - поляну бывшего лесосклада. Посередине поляны узнаю песчаную сопку с седловиной. Высота ее метра полтора и на ней растут сосны. Обхожу сопку слева и оказываюсь на лесной дороге. От озера до дороги 210 шагов. Иду по дороге влево и через 200 шагов замечаю еле заметную развилку - ответвление вправо. Поперек этой еле заметной дороги навалены деревья. Иду по ней. Лес темный и мрачный, чувствуется спуск в низину. Через 270 шагов начинается мшалая низина, поросшая редкими сосенками, много черники. Дорога на мху хорошо заметна. Иду дальше. Через 480 шагов гряда коренного леса, справа от дороги замечаю шалаш - укрытие и тут же начинается торфяной плывун, поросший осокой, кочками и чахлыми березами. Видно озеро. До него по плывуну протоптана сухая тропа в 250 шагов. Осматриваю берег - вполне пригоден для стоянки, но не для ночлега. Иду обратно к лодке, по пути ем чернику.
Выволакиваю лодку из камыша и плыву к тому месту, где начинается тропа - волок. С воды, за камышом, начала волока не видно. Беру правее небольшого мыска и вгребаюсь в камыш. У берега камыша нет, но очень мелко. Заплесок заилен, но ходить можно. Затаскиваю лодку в низкий берег, ставлю на колеса. Ехать по тропе невозможно - одни бугры и очень узко. Придется катить лодку. Перед штурмом волока обедаю и отдыхаю.
Погода не жаркая - самое то для физической работы. Королева опять обо мне позаботилась, сейчас она шуршит волной и ветром в камышах и торопит - быстрее, быстрее.
Бурлачить - дело не легкое, особенно на суше. Впрягаюсь в лямку и тяну лодку по тропе. Пятьдесят шагов и отдых. Еще пятьдесят и опять передышка. Спуск в низину идет веселее - за один запряг. С мшалой низиной хуже. Приходится перетаскиваться по частям: Беру рюкзак, канистру и сидение. Волоку все это шагов за пятьдесят. Отдыхаю, иду назад, опять отдыхаю. Тащу лодку и далее опять все сначала. Торфяной плывун с кочками оказал то же сопротивление, что и мшалая низина.
Дотащился до озера за два часа. Сижу на борту лодки, смотрю на озеро. Нелюдимое озеро, хмурое и суровое. Берег в южной части низкий, заболоченный. Водорослей вдоль берега мало. Вода торфяная, чайного цвета. Ветер свистит в редких камышинках. Дуга тента начинает играть как свирель, наводя тоску. Это Подруга гонит меня с этого сонного болота,- иди вперед, там интереснее, смотри...
Луч яркого солнца прорезает серые облака и красит всеми цветами летней палитры противоположный берег: Вспыхивают ярко-желтые стволы сосен, оттененные сочной зеленью хвои. Вода, налитая свинцовой тяжестью, преображается в легкую небесную лазурь. Стройные стволы берез, покрытые черными родинками сучков, сверкают ослепительной белизной. Так раскрасить угрюмый пейзаж озера Люто может только сказочная фея. Она желает показать мне весь этот мир во всей красе. Она зовет за собой!
Стаскиваю лодку в воду и плыву вдоль западного берега. Сказка продолжается: На песчаной дюне, в реденьких соснах, замечаю громадную железную бочку с массивной дверью на толстых петлях со страшным замком. Что это? Кто здесь живет? Диоген? Железный дровосек? От бочки по перешейку в лес уходит дорога. Куда она ведет? За проливом в лесу что-то белеет. Что это? Песчаный обрыв? Плыву туда - оказывается прошлогодняя крапива. Мысок восточного берега манит веселой березовой рощей и чистым гравийным пляжем. А этот маленький уютненький островок со стройными сосенками, покрытый брусничником. Ай да фея! Ай да волшебница! Так раскрасить хмурое и нелюдимое озеро!
Ветер и волна торопят и тащат мою лодку вдоль длинного и узкого озера. Открываются картины и панорамы одна красивее другой. Осматривая эту картинную галерею, я не заметил, как озеро кончилось. Солнце скрылось в тучах. Окружающий мир потух и стал серым и невзрачным. Сказочный маскарад закончился.
В северо-западном заливе озера нахожу вход в Хадрицу. Встречаю первого рыбака: Гребет мне на встречу на Нырке с удочками и подсачником. Одет в камуфляж. С сигарой в зубах. Булдаков! С берега слышится голос: "Товарищ генерал! Плывите сюда! Здесь берег твердый!" На берегу замечаю молодого солдата в шинели. За кустами виднеется несколько легковых машин. Учтем и запомним!
Плыву дальше по реке. Попадается стоянка лодок. Несколько бревенчатых банек, тропинка в деревню на холме по восточному берегу. Это Большее Обречье. Дальше Хадрица сузилась, и, выписав по низкой луговине мимо деревни несколько петель уперлась в сито из островов. Правые протоки заросли осокой и камышами. На входе в левую большая плавающая клумба - торфяная кочка, с какими то цветами.
Отталкиваю клумбу - последний подарок феи и протискиваясь в протоку, забитую торфяной кашей. По каше я еще не плавал! Продвигаюсь метра на два и прилипаю капитально. Пытаюсь отталкиваться от берегов - бесполезно. Копаю проход веслами - на смену всплывает торфа еще больше. Каша недовольно хлюпает и чмокает. Выбираюсь на берег и едва не проваливаюсь в бобровую нору. Меряю ее веслом - метра два. Каков же бобр? Пытаюсь протащить лодку за веревку - берег подо мной двигается и норовит сбросить в протоку. Прыгаю обратно в лодку. Обидно то, что до чистой воды метров двадцать - дальше русло опять расширяется. Заколдованное что ли это место? Через час стемнеет. Надо сматываться - вдруг сюда тот бобр придет? Места то сказочные!
С трудом вытаскиваю прилипшую к каше лодку обратно к клумбе. Ох уж мне эти феи и волшебники! Вечно прикрывают цветами всякие гадости!
Плыву к озеру. У лодочной стоянки замечаю двух ребятишек. Они поймали банкой личинку большей стрекозы и с удивлением рассматривают это чудовище.
Оставляю лодку ребятам на хранение и иду в деревню. Тропинка огибает баньки и круто поднимается в гору. Здесь мне не въехать. У крайнего дома, на завалинке, замечаю двух мужичков близнецов. У них узнаю, что Хадрица до Жуковского проходима в нормальную воду. Сейчас сухо и по ней не плавают. Дорога от Большего Обречья до Осиновца песчаная. К озеру ездят с Осиновца через Малое Обречье - там асфальт до деревни и твердая гравийка до самого озера. Асфальт идет и на деревню Сестренки.
Благодарю мужичков за информацию, спускаюсь обратно к лодке. Выход из создавшегося положения один - объехать часть Хадрицы до Осиновца. Плыву к истоку Хадрицы, туда, где видел в кустах машины. Осматриваю берег - где легче вытащить лодку? Берег везде низкий с сырой торфяной болотиной. Протаскиваю лодку через береговые заросли ольхи. Подкладываю под днище две коряги и прямо на болотине устраиваюсь на ночлег. Засыпаю под редкое постукивание дождевых капель по тенту.
Отшельник # 27 февраля 2013 в 07:27 0
Под утро дождь прекратился. Болотина под лодкой просела и в радиусе полутора метров выступила мутная торфяная вода. Впрочем, Подруга обо мне как о своем госте позаботилась - дождевой воды, скопившейся на тенте, хватило на завтрак.
Втаскиваю лодку на площадку автомобильной стоянки, осматриваю небольшую сопку с растущими на ней березами. Оглядываюсь на хмурое озеро Люто и еду в Осиновец. Дорога до озера и сопка так и остались для меня неразгаданной загадкой.
Перед Малым Обречьем "Абра" не смогла взять крутой подъем. Приходится ее туда втаскивать. В самом Обречьи, еле нашел проезд через деревню - все дорожки и тропинки оказались заасфальтированы. До Осиновца тоже уложен свежий асфальт. В селе нахожу старую, разваливающуюся церковь и строительство нового моста через Хадрицу. Под мостом сонный и почти сухой гравийный перекат. Ниже моста в реке болтаются на привязи две лодки. Съезжаю на скошенную луговину правого берега и сталкиваю амфибию в реку.
Пока выплыл за пределы села, успел поругаться с местным рыбаком, пытавшимся выловить коту на завтрак двух оставшихся в речке пескарей. Потом меня атаковали две пары гусей. Уплыть от них не успел, гуси ходили быстрее, чем я плыл. Эти божественные твари оказались злее собак. Сначала они шипели и хлопали по воде крыльями. Потом стали щипать меня за локти, плечи и уши. Разозлившись на пернатых, я вылез из лодки и портянкой загнал агрессоров в заросли крапивы. Беру лодку за швартовый конец и волоку ее через мелководье, пока гуси не опомнились. Рыбак бросает мне в след самое страшное проклятие: "Чтоб тебе сухо было!" Как потом выяснилось, проклятие сбылось.
За селом препятствия не кончились. Сначала попался остров с узкими протоками, через которые "Абра" не пролезла по ширине, Потом были две бобровые плотины. Дальше до самого озера попадались только рыбацкие заколы.
Солнце карабкается к зениту. Река выписывает по низкой луговине замысловатые петли. Я чертыхаюсь и клянусь утопить в реке первого попавшегося рыбака: Это ж надо набить в русло столько кольев. Заколы идут один за другим в среднем через пять метров. В каждом заколе четыре - шесть рядов кольев, забитых в шахматном порядке. Верхушки кольев сгнили и торчат из воды как копья. Расшатать и вытащить их не возможно, наверное, корни пустили. Сломать тоже никак - моченая древесина упруга и прочна как пружинная сталь. Приходится "играть в шахматы" – двигаться между кольями по диагонали, иногда боком, а то и давать задний ход.
Перед впадением в озеро речка Хадрица образует мелкую и путаную дельту, настоящий лабиринт из островов и проток. Озеро начинается зарослями цветущих кувшинок: Хозяйка встречает победителя. Осматриваюсь и плыву к юго-восточному берегу. У песчаного мыска, поросшего старыми соснами, нахожу отличное место для стоянки. Отдыхаю и занимаюсь обедом. С тенистого песчаного пляжа меня выгоняют большие черные муравьи. Приходится перебираться метров на двадцать дальше по косе. Берег везде отлогий и твердый. Да и места красивые.
За мной наблюдают две чайки: Одна парит над заливом, вяло шевеля длинными и узкими крыльями; другая, пригнув голову, плывет вдоль берега через редкий камыш. Чайки. Обычные речные падальщики, вороны. Но белые!
В заливе появляется рыбак на "Форели". Похлестав спиннингом камыши, уплывает за остров без добычи. Ветер шумит в старых соснах, поскрипывают стволы, пахнет сосновой смолой, теплой хвоей и сырыми водорослями. В тени прохладно и хочется спать. Не волнует даже прекрасный лесистый остров, отделяющий залив от озера.
Дуга тента начинает пищать и свистеть от ветра на разные голоса. Опять неугомонная Подруга зовет меня в путь. Обед закончен. Надо плыть дальше. Что на этот раз приготовила для меня Королева?
Плыву вдоль юго-восточного берега. Берег низкий, до кустарника приличная чистая луговина. Полоски редкого камыша чередуются с песчаными пляжами. Мелко. За островом картина та же. Озеро открылось всей своей грандиозной красотой. Ветер гонит волну и пытается загнать меня в камыши, или на мелководный пляж. Волна усиливается, появляются белые пенные гребни - это уже серьезно. Налегаю на весла, чтобы быстрее проскочить озеро. В северо-восточной части озера, на берегу, виднеются какие то строения. Над кустами замечаю белый пролет моста. Гребу туда. Обхожу песчаную косу в поисках протоки в озеро Ситное, но протоки нет - она полностью замыта песком. Высаживаюсь на песчаный пляж и иду на разведку.
До моста идет совершенно сухое русло, заваленное булыжниками и утыканное обломками гнилых свай от старого моста. За мостом начинается вода - можно плыть.
Ставлю лодку на колеса, чертыхаясь и спотыкаясь, волоку амфибию по протоке. Проклятие рыбака начинает сбываться - нет ничего более непроходимого, чем пересохшая река. За мостом стаскиваю лодку в остатки воды, отдыхаю и осматриваюсь. Судя по берегу, в реке не хватает полутора метров воды. Течение полностью отсутствует. Вода мутная, цветет. Решаю сделать разведку - если озеро Ситное непроходимо, придется его объехать.
Плыву по протоке как по канаве. Впереди замечаю двух русалок. От меня они прячутся в камышах. Третья лежит на берегу - из травы видна одна голова. Пытаюсь с ними заговорить и узнать про озеро. Эти водяные твари только хихикают, ну что с них взять - русалки.
Плыву дальше. Берега понижаются и превращаются в болотные кочки, поросшие камышом и осокой. Появляются заколы и завалы. Ну, это мы уже проходили. Кочки становятся ниже, окружающее протоку болото равномернее. Где же озеро?
Впереди белеет песчаная мель!? Высыпка! Посреди болота! Ай да сюрприз! Ай да Королева! За таким чудом стоило сюда тащиться! Посредине болота сухой песчаный пляж!
Хожу по высыпке. Песок чистый сухой и теплый. Посредине пляжа лужа с чистой и теплой водой. К краю высыпки не подойти под песком торфяной плывун. За пляжем продолжение протоки, заросшее кувшинками. Протаскиваю туда лодку и плыву дальше. Протока начинает делиться островами. Плыву на северо-восток. За очередным островом открывается "чистая" вода озера. Мелко и одни водоросли. Угадываю по очертанию берега вход в речку Ситницу и пытаюсь туда продвинуться. Через заросли водорослей это не так то просто. Очень мелко. Дно заилено - не встать. Приходится отталкиваться от водорослей веслами, как лыжными палками. Выбираю места, где поглубже.
Медленно, но верно дотолкался до истока Ситницы. Попался закол и подобие мостика. Течения в Ситнице нет. Нахожу остатки деревянного моста и машинный брод через реку. В этом месте встречаю трактор с бочкой - набирает воду. Дальше река делает несколько петель по скошенной луговине и ныряет в лес, а точнее в настоящую тайгу.
Препятствий становится значительно больше. Песчаные мели сменяются каменистыми грядами и упавшими в реку деревьями. Но это для меня не помеха. Попадается свежая бобровая плотина. Осматриваю это лапозуботворное гидротехническое сооружение. Плотина держит уровень сантиметров шестьдесят. Не будь ее, озеро Ситное давно бы высохло. Вода течет через плотину, значит, течение все-таки есть. За плотиной несколько десятков метров приходится тащить лодку по каменистому мелководью. Дальше плыву кормой вперед. Приходится часто вылезать и перетаскивать лодку через булыжники.
В небольшей заводи встречаю двух рыбаков. Они тащились вверх по реке от шоссейного моста. Шли по реке пешком, а снаряжение волокли в лодке- корыте, вроде моей амфибии.
Плыву дальше и не нахожу тех страхов, которыми меня пугали рыбаки. Наивные! Они не были там, где был я! Впрочем, речку они немного почистили - плыть стало легче.
К вечеру добрался до шоссейного моста. Вытаскивать лодку не пришлось: Подставляю под нее три булыжника - дно оказывается выше уровня воды. Для ночлега достаточно. Всю ночь в мелкой луже под лодкой кто-то плескался.
Наутро нахожу двух возмутителей спокойствия: Щуренок, длинной с карандаш, и карась с обкусанным хвостом. Вылавливаю обоих котелком и выплескиваю в речку, точнее в то, что от нее осталось. За ночь вода ушла сантиметров на семь - восемь. Плавать стало невозможно, но на завтрак воды хватило. Вот оно! Пророчество рыбака - совершенно сухая река! Ушла Она от меня. Теперь ясно куда звала и торопила меня Королева.
Затаскиваю лодку в высокую и крутую насыпь дороги, укладываюсь по дорожному, и, взглянув последний раз на пересохшую Ситницу, еду к озеру Ямное.
За деревней Ситница нахожу съезд вправо, в лес, и по песчаной грунтовке благополучно доезжаю до озера. На берегу стоит несколько машин. Рыбаки ждут, когда озеро провалится. Вода за сутки ушла на двадцать сантиметров. У берега обнажилась обширная заиленная мель. Печально смотреть на распластанные на суше, еще зеленые листья кувшинок. Через неделю озеро исчезнет полностью. До нормального уровня воды не хватает более метра.
Стаскиваю лодку в воду и плыву осматривать озеро. Оно небольшое. Береговая линия сильно изрезана. Много заливов. Берега твердые, каменистые. Встречаются песчаные косы и пляжи. Устье Ситницы сильно заилено. Воды в реке нет. С озера видно деревню Ситницу. Нахожу деревни Берег и Ямницу. Исток речки Ямница тоже сухой. Кругом красота неописуемая. Погода тихая и теплая. В озере отражается глубина небес. Но как-то печально на душе - уходит озеро. Прощается со мной Королева. Извиняется за все свои проделки и дарит мне все свое тепло и ласку. За собой не зовет - знает, что мне не чего делать в холодном и мрачном подземном царстве. Она уходит в землю, но не умирает. Где-нибудь я опять ее встречу.
На прощание с Королевой уходит целый день. До вечера я обплавал все озеро. Чем-то оно мне напоминает "Затерянный мир". Но там красота холодна, безжизненна и сурова. А здесь домашняя теплота и спокойствие. Вечером вытаскиваю лодку на берег и устраиваюсь на ночлег вместе с рыбаками.
За ночь озеро отступило еще на двадцать сантиметров. Протока, по которой я вчера плавал, стала сушей и соединилась с островом. Такова участь озера Ямное – к середине лета исчезать. Уходит Королева и бросает на произвол судьбы всех своих подданных. Со всей округи собираются чайки, вороны, рыбаки, подбирать легкую добычу.
Я не участвую в этом мародерстве. Да и смотреть на то, как медленно умирает озеро, мне не хочется. Бросив прощальный взгляд на подернутую утренней дымкой водную гладь озера, я еду в Удино.

Свободная и вечно живая.

Весело стрекочет двигатель, поскрипывает от долгого бездействия левое колесо подвески. Навстречу бежит однообразная лента дороги. Знакомые места: Деревня Ситница, мост через пересохшую речку. Ушла теплая, добрая и ласковая Королева. Опять я остался один на дышащей зноем дороге. Поворот на Удино. Заметный уклон. В низине мост через реку. Останавливаюсь, смотрю на новую знакомую. Река Удина дремлет в высоких берегах между подушек камыша под одеялом из листьев кувшинок. Тревожить ее сон не хочется, да и спускаться слишком далеко. До села в реке нет ничего интересного. Еду дальше.
В деревне Зихново делаю остановку. Осматриваю технику и в маленьком магазинчике покупаю сухари и сахар. Настоящий колотый сахар, который можно найти только в деревне. Пакуюсь и за один прием доезжаю до села Удино. Под мостом, вдоль всего села, шустрая шивера. Проснулась речка! За селом нахожу тракторный брод и съезжаю в реку. Принимай попутчика! Удина! Река устраивает мне холодный прием: вода ледяная - родников много. Берега высокие, крутые, но обрывов нет. От самой воды растет лес. Плыву как по ущелью. Сыро и холодно. Встречаются кусты красной смородины. Ягоды можно есть, не вылезая из лодки.
Лес отступает, берега понижаются, показываются строения какой то деревни. А кто это весело бежит с берега мне на встречу!? Знакомая лихая прыть, звонкое журчание и знакомые клочья пены. Да это же Королева! Запертая в озере Ямном пересохшими реками Ситницей и Ямницей, она проделала долгий подземный путь и вырвалась на свободу у деревни Яковищенские Ключи. Здесь ее пытались сдержать и заставить работать на мельнице. Но это же Королева, разве будет она работать! Остатки мельницы деревянными гнилушками валяются на берегу и в русле Удины, а через них скачет веселый и шумный поток.
После ключа течение Удины заметно ускорилось. Королева опять спешит, торопится слиться с водами Мсты. Но до туда еще далеко. А пока лодку гонит течение Удины мимо моста дороги на Мошенское. Берега опять повышаются, к ним подступает лес. И так почти до самого озера.
Перед озером Коробожа, река петляет по низкой луговине с берегами, поросшими кустами. Вход в озеро мелкий. Озеро большее. Но это только северный его залив. На высоком северном берегу виднеется несколько почерневших изб. Это деревня Тумашево. Здесь берег голый, дальше везде виден лес. Плыву через северный залив к мысу на востоке. Ветер попутный, волна пока слабая. На фоне южного берега замечаю две моторные лодки, по их странному поведению догадываюсь, что это рыбаки сети проверяют.
За мысом открылся еще один залив. На фоне восточного берега различаю два острова. Иду в пролив между ними. В заливе на севере просматривается что-то вроде пионерлагеря. Значит, в Столбово должна быть надежная дорога.
Острова небольшие, с высоким берегом, поросшие соснами. На малом виднеется палатка. За островами нахожу узкую горловину в юго-восточную часть озера. Иду вдоль восточного мыса. Он длинный и узкий, поросший парковым сосновым лесом.
Оставшуюся часть озера прохожу вдоль юго-западного берега. В этой части озеро напоминает большую полноводную реку с низкими берегами, поросшими сосновым лесом. Лес отходит от берега в районе деревень Матвеево и Чирково. На северо-восточном берегу заметил несколько легковых машин - дорога идет лесом, недалеко от берега. Есть выезды на берег озера. Ближе к поселку Усть-река озеро сужается, лес отходит от берегов. В поселке из озера вытекает река Уверь. В ее истоке надолбы для сдерживания льда и шоссейный мост. До Мошенского есть асфальтированная дорога, на Столбово идет грейдер. За поселком на обоих берегах реки высятся небольшие курганы. Река течет рядом с дорогой образуя большие, заросшие кувшинками, заводи. От такого полноводья можно ожидать сюрпризов. У Королевы всегда так либо густо, либо пусто. Так оно и получилось - полноводные заводи соединяются между собой мелководными, каменистыми перекатами. На одном из них, недалеко от деревни Фалалеево, я устраиваюсь на ночлег.
Всю ночь журчит под лодкой вода. Всю ночь Королева рассказывает мне о своих приключениях в подземном мире. Под ее журчание я сплю как убитый. И утром естественно опять проспал. Утро тихое. Над водой туман. Солнце освещает макушки деревьев. До переката солнечные лучи еще не скоро доберутся. Удобная же у меня техника: где спал, там же, не вылезая из лодки, можно умыться, зачерпнуть воды, сготовить, помыть посуду. Вот только чтобы двигаться дальше, приходится лезть за борт и стаскивать лодку с камней.
Отшельник # 2 марта 2013 в 07:28 0
Через час ходу, как я и ожидал, река уперлась в остатки гидроэлектростанции. Быки ГЭС были сложены из булыжников, скрепленных цементным раствором. Вода их изрядно подмыла. Сама плотина была деревянной, от нее остался самый низ, образующий слив высотой полметра. На правом берегу, в зарослях ольхи, здание машинного зала.
Протаскиваю свой аппарат через слив, дальше идет мелкий перекат. Лодка на нем снова застревает. За плотиной русло Увери сужается. Полноводных плесов больше не попадается. Узко и мелко. За деревней Александрово попался последний мелкий плес со множеством перекатов. Дальше берега понизились. Смешанный лес чередуется с луговинами. За деревней Дорохово остатки красного кирпичного строения на правом берегу, большей зигзаг по луговине и начало сплошной застройки до самого Мошенского.
В Мошенском два разбитых моста и у обоих завалы. Берега высокие, русло узкое, мелей нет. В реке много деталей от всякой техники. На окраине села очень высокий и красивый левый берег. За селом берега понижаются, лесистые участки чередуются с луговинами и коровьими пляжами. За деревней Никифорово попался пешеходный наплавной мост. У деревни Дмитрово два мелководных переката. Дальше несколько зигзагов по луговине. Берега низкие, обрывистые, поросшие кустами ивы и ольхи. За деревней Лыткино опять начался лесистый участок. Выбираю место, где можно подвытащить лодку, и устраиваюсь на ночлег.
На следующий день опять сухо и жарко. Настроение гнусное. Королева пытается меня развеселить, показывает картинки - берега реки очень красивы. Заметив, что красоты природы меня не радуют, она подсовывает мне под лодку затяжной и мелкий перекат. В ответ от меня получает порцию трехэтажной брани, обижается и отворачивается от меня.
Ближе к селу Меглицы, берега понижаются, лес отступает. Течение равномерное. За шоссейным мостом короткая шивера, дальше несколько петель по луговине, и опять смешанный лес окружает реку. На берегах стали попадаться заломы из всякого мусора и дров.
Вот и долгожданная линия электропередач. Левый приток - река Радоль. Вхожу в ее русло и пытаюсь идти против течения. Русло как канава - глубокое с отвесными берегами. Узко - лодка еле помещается. Впереди что-то шумит. Доплываю до этого "что-то" - из узкой промоины в правом берегу бежит с шумом поток. За впадением этого притока мелко, совсем нет течения и полно всякого природного мусора. Протащить лодку не дает песчаный плывун. Ноги вязнут в нем как в болоте. Обиделась на мою ругань Королева, ушла окончательно. И сестрице Уверио Радоли приказала меня не пускать. Вобщем - приплыл!

Напрасные поиски.

На этот раз подруга обиделась на меня окончательно. Радоль меня не пропустит совсем сухая. Ее питают четыре озера. В них видно тоже воды мало. В самой Увери до межени сантиметров сорок не хватает. Придется ехать на водораздел и искать, куда вода подевалась.
Осматриваю почти отвесный, поросший травой берег, и пытаюсь на него залезть. Кажется, получилось. Наверху скошенная луговина со следами машины. Иду по следам. Луговина закончилась, дальше заросли ольхи и грунтовая дорога с высохшей грязью в глубоких колеях. Дорогу переползает гадюка. Я не суеверный, но черная кошка выглядит милее. Между стволами ольхи виднеется русло Радоли; из мокрого песка сиротливо торчат гнилые сваи разрушенного моста. Слева от дороги из кустов доносится шум воды. Дорога сворачивает туда. Посередине крошечного озерца, прикрытого шатром лиственного леса, бьет из земли мощный фонтан воды. Вода холодная, кристально чистая, с легким железным привкусом. Королева "по-английски" не уходит, холодно и сурово со мной прощается. Склоняюсь над источником и с колен пью ледяную свежесть, потом иду дальше по лесной дороге. Дорога выходит на асфальтированное шоссе. Рядом высокий новый мост через Радоль. Под мостом остатки деревянной плотины и мелководная заводь с сонными лягушками.
Раз по реке нельзя плыть, значит можно ехать по берегу. Ворачиваюсь на луговину, обедаю, вытаскиваю лодку на берег и волоку ее до шоссе. Дальше идет разведка местности и сбор информации. Удается выяснить, что с деревни Крутец до деревни Долгое идет приличный грейдер. Такой же грейдер с Красной Горы до озера Островенского. Грейдер меня не прельщает, еду по асфальту до Семенкина. Здесь исток Радоли, а точнее копаная Канава. Нахожу ее без труда. Воды в ней столько, что куры бродят. Меня плавать, здесь не тянет. Провожу разведку дальше: асфальт идет до Захарино, дальше грейдер на Морозово, за ним дорога заброшена. На Чувашеву гору и Ореховно тоже асфальт. Ворачиваюсь на Пестовскую трассу, здесь удается узнать, что с Крепужихи на Старое Долгое дороги нет. Ездят по асфальту до Ефремова, и далее на Долгое, по грунтовой дороге. Нахожу отличный съезд к озеру Рудневскому. Жаль у него нет никуда приличного стока. Воды в озере до уровня не хватает сантиметров сорок. На противоположном берегу горит болото. Через озеро тянется сизый шлейф дыма. Берег озера мне понравился. Решаю здесь заночевать.
Наутро похолодало. Озеро укуталось плотным туманом. На берегу, роса такая, что трава полегла. Завтракаю, выволакиваюсь на дорогу и продолжаю разведку: Река Чернянка мне чем-то напомнила мелководную Пахму. Заезжаю в Устюцкое. Покупаю пачку сухарей, меняю оборвавшийся тросик переключения скоростей и любуюсь развалинами плотины на Меглинке. Река мелкая, одни камни. С моста Пестовской трассы она выглядит глубже, но ширина внушает опасения о глобальных завалах. Еду дальше. В Федово под мостом на Меглинке каменистый перекат. Течение быстрое и тоже мелко. Все! Хватит! Не буду больше на реки смотреть. Королева ушла! Значит, удачи мне не видать. Еду домой! До Пестова километров двадцать осталось.

Дорога к дому.

Грустно возвращаться домой раньше времени. Радольский волок не пройден. Грустно расставаться с Королевой на целый год, а может быть и больше. Когда я еще вернусь в эти края?
Погода отличная: Ветер гонит с севера белые облака, небо между ними чистое и бездонное. На въезде в Пестово сворачиваю на заправку. Заливаю остатки горючего в бак блока и с пустой канистрой иду к колонке. Мое внимание привлекает седовласый мужчина. Прислонившись к капоту машины, он, как-то странно смотрит на солнечные блики, вспыхивающие на рыжих сосновых стволах. Пытаюсь определить, на что он смотрит. Кажется, мне это удается. От заправки в лес уходит тенистая просека, в конце ее виднеется светлый кусочек неба. Где-то я видел что-то похожее... О!!! Боже!!! Сознание четко восстанавливает картину, поднятую из черной глубины памяти: Стремительное падение в черный бездонный колодец. Холод, страх, боль и головокружение постепенно покидают меня. Навстречу медленно движется, увеличиваясь в размерах, ослепительно сияющий диск. Чувствую, что там я нужен, кто-то ждет меня и зовет. Но падение замедляется. Диск начинает удаляться, Вновь наваливается удушье и адская боль в груди, начинаю чувствовать страшный холод в ногах.
Кто-то берет меня за плечо: Седовласый стоит рядом, смотрит мне в глаза, и спрашивает:
- Ты тоже был там?
- Да! Но я не дошел до конца коридора.
- Если бы дошел, то назад уже не вернулся! Свет видел?
- Да!
- Это и есть ТОТ СВЕТ!
Нам было о чем поговорить.
С изрядно потревоженной памятью покидаю Пестово. С высокого моста бросаю последний взгляд на быструю и мелкую Меглинку, с пригорка вглядываюсь в песчаные косы Мологи - даже в ней воды нет. К полудню становится жарко. В районе "Лесного Кордона" съезжаю на старую дорогу и у разрушенного моста останавливаюсь на обед. Из соснового леса тянет прохладой, пахнет смолой и спелой малиной. Вода в речке ледяная, чистая и приятная на вкус. Зато суп из пакетов кажется горьким, гречневая каша имеет привкус железа, а чай кажется кислым даже с сахаром.
Наконец с противным обедом покончено. Еду дальше, но прямой дороги на Вятку нет: Мост разобрали. Приходится давать крюк по лесной дороге с тощей гравийной подсыпкой. Добрался до Вятки, а тут новое разочарование: До Лесного грейдерная дорога.
Мотоблок тащится на первой черепашьей передаче, подпрыгивая на мелких камешках. Мимо проносятся машины, подымая тучи пыли. Солнце палит нещадно. Тени на дороге нет. Спрятаться от зноя не где. Заезжаю в будку автобусной остановки, жду, когда двигатель остынет. Дорогу пытается перейти черная кошка. Ловлю ее, беру на руки, глажу. Кошка мурлыкает и ласкается. Шерстка на ней чистая и гладкая, сама же худая - кожа да кости. Оставляю кошку в будке, еду дальше. Чахнет глубинка - деревеньки вымирают, да и дорога когда-то имела асфальтовое покрытие.
Лес кончается, последние два холма в поле на самом солнцепеке и асфальтированный въезд в Лесное. Проезжаю поселок. На выезде мое внимание привлекает своеобразный памятник: На бетонном блоке возвышается красный гусеничный трактор с надписью на капоте "Лесное". Перед памятником сложенная гусеница. На мраморной плите надпись: "Покорение Нечерноземья. 1945-1982г. Да! По видимому, Нечерноземье не покорилось и начинает медленно, но верно превращаться в прежнюю глухомань.
Последняя мысль быстро опровергается окружающей обстановкой: асфальтированное, ровное шоссе петляет по лугам, обходя живописные холмы и множество благоустроенных поселков и зажиточных деревень. Места красивые. Неожиданно, у самой дороги, открывается прекрасное лесное озеро. Останавливаюсь и сверяюсь с картой - озеро Савельевское, исток реки Сарагожи. В будущем надо будет здесь побывать. Еще несколько километров и красивый спуск к быстрой лесной речушке у деревни Красуха. Река всего то ничего, а берег до чего высок!
Солнце клонится к западу. Тени сосен закрывают дорогу. Начинают собираться сумерки. Присматриваю себе для ночлега берег песчаного карьера. Жаль, что он сухой, но у меня есть вода с собой. На ужин хватит. Беспокойство внушает скрейпер, ползающий в кустах, и что-то выискивающий лучами фар. Узкий перешеек между двумя внушительными ямами кажется мне безопасным для ночлега. Затаскиваю туда лодку, готовлю ужин и заваливаюсь спать. Часа через два скрейпер меня нашел. Долго урчал, ворочая сочлененным тягачом и ощупывая лучами фар, потом развернулся и уехал.
Утром короткие сборы - без воды ни поесть, ни умыться, и быстрый переход до речки Ворожба. Под мостом речка кажется широкой и глубокой, а чуть ниже остров с двумя кривыми и узкими протоками, по которым на каяке не проплыть. Дальше множество мелких петель по луговине. Колдует Ворожба, заманивает. Но меня не проведешь - я знаю, что можно ожидать от этой реки. Завтракаю, отмываюсь и еду дальше посуху.
Знакомый мост через реку Волчину. Под мостом песчаные проплешины мелей. Даже здесь засуха. Всматриваюсь в лесок, напротив церкви, пытаюсь найти ту поляну, на которой ночевал двадцать лет назад. Нет больше полянки - подмыла ее река. Волчина сопровождает меня до самой Максатихи. Красивая река, если с берега смотреть. Поближе бы с ней познакомиться, а то который раз мимо проезжаю.
Участок дороги Княжево - Клевещи, грунтовый. Здесь и гравийная подсыпка и участки сыпучего песка, есть даже старая каменка. Когда-то вся дорога до Бежецка была такой. Веселая была дорога. Сейчас веселым остался маленький ее участок, и тот скоро заасфальтируют.
В деревне Клевещи, "Абра" неожиданно скособочилась - порвалась лента амортизатора. Меняю ленту и любуюсь деревенским пейзажем. Здесь даже запах особенный деревенский. Мимо меня идет с мешком через плечо конопатый рыжебородый старичок в латанных, перелатанных штанах, подвязанных веревкой и такой же затрапезной рубахе. На ногах обрезанные до размера полуботинок валенки. В мешке что-то трепыхается и повизгивает. Дед удаляется в сторону железнодорожного переезда, я продолжаю заниматься ремонтом.
Наконец новая лента на месте, подвеска готова к работе. Еду дальше – переезд закрыт. Встаю перед шлагбаумом, сбоку от дороги - все равно всех пропускать надо. Перед переездом встают два тягача: Маз с брусом из Максатихи, и КамАЗ с металлоконструкциями из Бежецка. Водители жуют дежурные бутерброды, запивая их молоком и лимонадом. Дед с мешком топчется у переезда - поезда ждет. Подойдет сейчас поезд, сбавит ход знакомый машинист, посадит деда, и поедет дед в город на базаре щенят своих продавать.
Вот и поезд идет, и ход сбавляет. Дед выходит на переезд, снимает с плеча мешок и... бросает в железнодорожную колею... Рявкнул гудок, дрогнула земля под тяжелой поступью локомотива и разметала по всему переезду многотонная гильотина окровавленные куски ткани вперемежку с чем-то некогда живым и теплым. Встал дед на колени, заплакал и стал креститься.
Прошел поезд. Дед продолжал стоять на коленях, закрыв лицо руками. Открылся шлагбаум, но ни один из тягачей не тронулся с места. Водители, вцепившись в баранки, угрюмо смотрели на окровавленный переезд. Из колонны вырулил на встречную полосу черный джип с блестящей решеткой радиатора. Через затемненные окна промелькнули бритый череп, черные очки и неприкуренная сигарета. Сделав зигзаг на переезде, джип перечеркнул его багровым следом. Вот она, новая Россия! Для таких ничего не свято, перешагнут через кого угодно! Не век же здесь стоять! Тягачи, включив сигналы, тяжело поползли через переезд. Когда прошла вся колонна, на переезде не осталось и следа от былой трагедии. Только дед все стоял на коленях и смотрел на рельсы.
После Бежецка, я свернул на излучину реки Остречины, чтобы отдохнуть и пообедать. Место открытое, с поля дует разгулявшийся к полудню ветер. А на реке тихо, лишь изредка вода покрывается мелкой рябью. Раньше переход от сюда до Мышкина занимал у меня целый день. Дороги были грунтовые. Сейчас почти везде асфальт, и до Мышкина я доехал к вечеру.
Ветер не стих. По Волге гуляют белые барашки. Волны с шипением набрасываются на пологий, песчаный заплесок. Паром свою работу уже закончил, зажег стояночные огни и затих у причала до утра. Проезжаю вдоль берега до дамбы и, спрятавшись от ветра за чахлые кустики ивы, устраиваюсь на ночлег.
С восходом солнца, воспользовавшись временным затишьем, форсирую сонную Волгу и еду в сосновый бор на берегу Юхоти. Там завтракаю и снова забираюсь в спальный мешок - жду потепления. После полудня пообедал, почистился, привел в порядок себя и лодку, устроил ленивый отдых до вечера. Вечером пил чай и любовался заходом солнца.
На следующий день выспался, неторопясь собрался и стал ждать, когда рассеется туман. По Юхоти медленно и почти бесшумно скользит белый катер. С палубы мне помахал рукой бородатый капитан в тельняшке и закатанных броднях. Отвечаю ему тем же приветствием. Он уходит в плавание. Для меня поход уже окончен. До дому остается 97 км. К вечеру я буду дома.

20 июня – 3 августа. Боровичевская кругосветка. А. И. Натаров.

← Назад

ГАЗ 4х4
Ищу попутчика

Нет объявлений для отображения.

Кто онлайн?