Идущий впереди. (Хроники сумасшедшего туриста.)

Автор: Отшельник
Опубликовано: 23 дня назад (25 ноября 2017)
+10
Голосов: 10
ИДУЩИЙ ВПЕРЕДИ,

- О Боже! Почему ты покинул меня?!!
В последний миг я оглянулся, и увидел только свои следы. Твоих следов не было рядом!
- Друг мой! Ты ошибаешься! Я был рядом, и там не было твоих следов! Я нес тебя на руках!

Эта невероятная история, приключилась со мной во время летнего похода по Тверской и Новгородской областям. В одиночных походах на самодельной технике я не новичок. В общей сложности это был мой сорок второй поход, а для самодельной лодки- амфибии восьмое испытание в полевых условиях. Вся эта галиматья началась совершенно неожиданно, так - же неожиданно и закончилась. Я не призываю читателей искать научного объяснения моим приключениям. Возможно, это был бред и галлюцинации, вызванные экстремальной обстановкой, перенапряжением внимания и синтетическими добавками в продуктах быстрого приготовления. Сам ко всей этой ахинее отношусь скептически, и благодарю судьбу за то, что эти невероятные приключения закончились благополучно.

ТРЕТИЙ КРУГ АДА.
24 июля 2000г.
Наконец то свобода! Целый год ждал этого дня. Целый год готовился: Латал технику и снаряжение. Изучал карты, схемы, литературу. Систематизировал данные, и километр за километром прокладывал маршрут. Судя по всему, по Пестовской кругосветке до меня никто не ходил. Маршрут не сложный, но все зависит от состояния рек. В межень они либо зарастают, либо мелеют. В прошлом году река Радоль меня к себе не пустила. Каково ее настроение будет на этот раз?
Рука, привычным движением, снимает с гвоздя заветный ключ. Ключ к странствиям и приключениям. Ранняя прогулка по спящему городу, потом через укрытую предрассветным туманом луговину. Вот и гараж. Приветливо щелкнул замок, скрипнула воротина. Привет «Абра»! Застоялась! Пришло твое звездное время!
Выволакиваю из гаража громыхающую конструкцию. На шум сбегаются заспанные гаражные собаки – проворонили, не заметили, как я пришел! Признав своего, уходят дремать к въездным воротам.
Сборы не долги: Закрепляю на бортах весла, заливаю топливо, кидаю в лодку собранный заранее рюкзак, запираю гараж и… Ловлю кайф от того момента, о котором поют в песне как про туристское счастье.
- Счастлив, кому знакомо, щемящее чувство дороги.
Странное это чувство, как будь то, в тебе борются две противоположности. Одна рвется вперед, жаждет покорения пространства и простора. Ей приятно и интересно все; невзгоды, лишения, трудности и неудачи. Другая, в нерешительности топчется на месте, с великим желанием забросить эту затею к чертовой бабушке и идти домой, в теплую и уютную городскую квартиру. Ох, как много людей, поддавшись влиянию этой «Другой» сидят дома. Как скучна и однообразна их жизнь. Они смотрят на меня как на чудака, мои рассказы воспринимают с усмешкой, не понимают, зачем мне все это нужно?
- Им не дано понять, что в даль меня погнало…
На самом деле, зачем мне все это нужно? Одно дело, ребячья жажда подвигов! Но я не молод, мне сорок три года. Друзей нет. Кто женился, настрогал детей и сидит дома – шлифует. Кто спился и кайфует с белой рекой. Кого уже закопали. Семьи нет – кому я такой нужен; лысый, беззубый, с гастритом и геморроем, да дурной головой в придачу. Сидел бы дома и грел пятки на батарее. Да меня за один только самопальный транспорт дальше палисадника дурдома выпускать нельзя!
«Другая»!!! Хватит канючить, пшла… А мне пора!
- Нить в прошлое порву, а дальше будь, что будет…
- Из монотонных будней я тихо уплыву…
Тихо не получится – двигатель почти без глушителя. И не уплыву, а уеду! На лодке!!! Фу, блин! Бред сумасшедшего!
Если на свете есть Бог, пусть посмотрит на мир моими глазами! Если у меня есть ангел – хранитель, пусть приготовиться, предстоит тяжелая работа – чтоб дураку повезло! Ну, что? Готовы?
- Да!
Интересно, кто мне ответил? Здесь нет никого! Поехали!
Двигатель завелся с пол – оборота, и сильно задымил, выжигая из картера конденсат богатой пусковой смеси. Трогаюсь с места, и, оставляя в свежем утреннем воздухе шлейф едкого сизого дыма, двигаюсь к воротам. При виде моей каракатицы, сторож захлопнул форточку окна, а собаки прижали уши и заткнули носы хвостами. Хорошо, что не надо ехать через утренний город – икота замучает!
Двигатель быстро прогрелся и перестал дымить. Подмигнул желтым глазом последний светофор, дорога повернула на запад и выпрямилась.
- Ветер рвет горизонты и раздувает рассвет…
На мосту через «ничего», есть такой на Углической трассе рядом с Ярославлем, останавливаюсь, осматриваю ходовую, и любуюсь восходом солнца. Редкий мой поход начинается ясным днем. Обычно стартую под дождичком. Дождь в начале пути – к удаче. Сейчас дождя нет. Значит, будет хреново!
В ожидании какой-нибудь пакости, преодолеваю без остановок добрую сотню километров до Мышкина. На последней капле бензина съезжаю на Волжский заплесок, рядом с паромом. Волга гладкая как стекло. Ветра нет. Жара! Снимаю с лодки колеса. Опрокидываю мотоблок, подложив под карбюратор памперс из ветоши. Оттираю от жирной копоти мотоблока корму. Весла в уключины, можно штурмовать реку. Стоп! А обряд омовения? Раздеваюсь и иду мыться. Свежая, прохладная вода, быстро смывает вместе с дорожной грязью усталость и напряжение. На реке тихо. Можно расслабиться. Лениво гребу через километровый Волжский плес. На Мышкинском берегу заплесок галечный. Лодка со скрежетом уперлась в берег и замерла. Первая водная преграда позади.
Пока вытаскивал лодку на паромную набережную, изрядно упрел. Как всегда зеваки понабежали. Традиционные расспросы, что, да как? Хоть бы что новое спросили, а то ездит? Плавает? Да! Ездит! И плавает! Причем под одним и тем же мотором! Завожу движок, и изрядно надымив, трогаюсь с места и въезжаю в раскаленный полуденным солнцем Мышкин. Город разомлел от жары. Даже жирные провинциальные голуби не торопятся уступать мне дорогу и лениво бродят по проезжей части. Не смотря на жару, движок втащил «Абру» в затяжной и крутой подъем Волжского берега. Город кончился, стало немного прохладнее. Дорога, пробежав по полю, нырнула в лесок. Останавливаюсь на обочине в тени деревьев. Даю отдых мотору, а сам проверяю ходовую. Странно, но факт – присутствие мерзопакостей не обнаружено. Осторожно еду дальше.
Близится полдень. Пора искать место для обеда. Мысль о еде совпала с пологим съездом на брошенное колхозное поле. Да здесь и чистая лужа есть! Не снижая скорости, сворачиваю с дороги, и загоняю лодку в тень придорожных кустов. Мотоблок путается в траве, потом проваливается в старую колею и глохнет. К сожалению, моя амфибия не ездок по бездорожью. Место вроде безлюдное, но такое ощущение, что за мной кто - то наблюдает. Подхожу к луже. Ага! Все ясно! Из воды на меня смотрят десятка два лупоглазых головастиков. А вода то живая! Пить ее нельзя. Для меня это не проблема – воду я привез с собой.
Полпачки «Столичного супа», залитые водой из фляжки, доведены на примусе до кипения. Синтетический жир, ароматизатор и усилитель вкуса под странным названием «глюкомат» начинают пениться и стараются сбежать из банки. С трудом усмиряю взбесившийся жир, и оставляю его остывать на дне лодки. Очередь за брикетом «Ролтона» и кружкой горячего шоколада. Процесс приготовления и поедания пищи отработан до мелочей и занимает, не зависимо от местоположения, около часа. Посуду, руки и часть лица, приходится мыть в среде обитания будущих лягушек. Головастикам это не нравится, и они тут же начинают укладывать поднятую муть на место.
Стараясь не свалиться в лужу, выволакиваю лодку на дорогу. Жара усилилась. Ветра нет. Слабый поток воздуха при движении от жары не спасает. На дороге начинают появляться миражи в виде зеркальных луж, которые отступают или тают при приближении к ним. Как только движок не задыхается в этом пекле и продолжает исправно тянуть.
Впереди поле, автобусная остановка, за ней пологий подъем на холм. За перегибом холма виднеется крыша трактора - едет мне навстречу. Где - то внутри моей перегретой на солнце головы, рождается мысль:
- Остановись! Пропусти трактор!
Мысль эта не моя. Сознание начинает протестовать. Зачем останавливаться? Дороги на троих хватит! Но внутренний голос продолжает настаивать:
- Остановись!
К протесту сознания присоединяется протест тела, оно разомлело от жары и не хочет никому повиноваться. Лодка, между тем, поравнялась с автобусной остановкой, а трактор забрался на холм, и его можно разглядеть. Это «Кировец» с прицепом типа трейлера.
Рассмотреть встречный транспорт мешает хлесткий щелчок. Лодка приседает на правый борт. А жуткий скрежет железа по асфальту, заставляет немедленно остановиться. Перегибаюсь через борт, и смотрю, что случилось с подвеской – всего на всего лопнул амортизатор. Не беда, у меня еще два в запасе есть.
Скрежет резины по асфальту и лязг металла, заставляют меня опять обратить внимание на дорогу: Трактор на спуске начал галопировать – продольно раскачиваться, да так, что колеса стали поочередно отрываться от дороги. Водитель пытается утихомирить взбесившегося коня, но все его усилия тщетны. Кировец продолжает раскачиваться. В этом ему способствует тяжелый и расхлябанный трейлер. Коррида трактора с трейлером заканчивается неожиданно. Кировец, оказавшись в очередной раз на одних передних колесах, получает от своего прицепа такой пинок, что разворачивается поперек дороги и съезжает в кювет. Сцепное устройство со звоном ломается, прицеп, освободившись от своего тягача, обретает бесконтрольную свободу, и набирая скорость на спуске, продолжает двигаться по дороге. ДА ОН, БЛИН, НА МЕНЯ ЕДЕТ!!!
За полсекунды выскакиваю из лодки, отбежав назад на несколько шагов, останавливаюсь и наблюдаю за трейлером. Прицеп катится прямо на меня. Расстояние стремительно сокращается. Секунд через пять он сомнет своими шестнадцатью колесами и автобусную остановку, и мою лодку. Траектория движения трейлера мысленно просчитана, и я делаю первый шаг в сторону от этой траектории.
- Стой на месте!
Слышу я, а точнее ощущаю, чей то приказ.
Волочащееся по асфальту дышло трейлера проваливается в выбоину. В меня летят куски колотого асфальта вперемешку с гравием. Прицеп перекашивает, дышло гнется и блокирует правую балансирную тележку колес. Передние восемь колес поворачиваются, и многотонная давилка с диким скрежетом и лязгом проносится мимо меня по тому месту, куда я только что хотел отскочить.
На негнущихся, ватных ногах, захожу в автобусную остановку, и сажусь на единственную, целую доску лавки. Голова кружится, еще мгновение и я тупо разглядываю содержимое своего обеда. Спина покрывается холодным потом. Начинаются судороги. Падаю, и прежде чем спровоцированный стрессом тепловой удар, лишает меня сознания, успеваю откатиться в тень угла автобусной остановки.
- Ну, ты, что? Не под прицепом, так от отравления решил подохнуть? Котелки перед походом мыть надо!
Голос слышу настолько отчетливо, что стоит открыть глаза, и увижу своего неожиданного спасителя. Открываю глаза – никого. На четвереньках выползаю из остановки – снаружи никого. Подползаю к лодке, беру фляжку, из аптечки всыпаю в нее немного марганцовки и пью противную, теплую жидкость. Эффект моментальный. Желудок чистый. То, что просочилось дальше, попросилось наружу, стоило мне принять вертикальное положение. Еле успел сползти в кювет.
В ожидании новых позывов сижу в траве на обочине. Позывов нет, и сознание начинает адекватно воспринимать окружающую обстановку. Замечаю, что уже несколько минут, смотрю на какой то предмет, торчащий из травы. Беру его руками и подтаскиваю к себе. Это обрывок автомобильной камеры. Да у лодки амортизатор оборвался! Чинить надо! Стараясь быстро не двигаться, иду к лодке, волоча за собой обрывок камеры. Вырезаю новую ленту для амортизатора. Снимаю колесо и осматриваю повреждения. Такого у меня еще ни разу не бывало: Лента не перетерлась и не оборвалась, она разрезана чем - то острым в четырех местах! Нижняя скоба амортизатора застряла в шарнире и при трении о дорогу распалась на две части.
Сажусь на бордюрный камень остановки и оцениваю создавшуюся обстановку. Лента у меня есть, и не одна, а целых три. Из чего сделать скобу? Осматриваю дорогу. У подножья холма, Кировец тщетно пытается выбраться из кювета. В другую сторону дорога свободна, если не считать съехавший в кювет трейлер. Сходить, посмотреть; в такой махине наверняка найдется кусок проволоки. Опираюсь руками в бордюрный камень и собираюсь встать, но останавливаюсь – под руку попалось что то острое. Осматриваю это что – то: часть бордюрной плиты потрескалась и рассыпалась, и из нее торчит арматура. Это как раз то, что надо! Осматриваю остановку, под лавкой замечаю консервную банку. Пять минут работы обухом топора, и подвеска как новая. Вот что значит техника, собранная из чего попало! Спасибо за помощь ангелу – хранителю, спас дурака и с запчастями помог. Под руки все подсунул!
- Пожалуйста!
Это слово я расслышал настолько отчетливо, будь то говорящий, стоял напротив меня. Но рядом никого не было. Так. Слуховые галлюцинации. Этого еще не хватало! Так не далеко и до белой горячки! Ехать надо! Осматриваю лодку, проверяю багаж, завожу движок, и в путь.
За Октябрем, городом торфодобытчиков, нахожу чистый ручей, и пополняю опустевший желудок наполовину синтетической пищей. Либо привык к этой дряни, либо еда оказалась съедобной – прижилось нормально, даже сытым себя почувствовал.
Проезжаю Сонково, добираюсь до знакомых кустов перед железнодорожным переездом, маскируюсь в них для ночлега. Самочувствие вполне нормальное. В ушах звенит от шума движка, в горле першит от едких выхлопных газов, голова немного кружится от дневной жары. На руках щиплет, разъедаемые бензином, свежие ссадины и порезы. Болит ушибленное колено. От долгого сидения на месте совершенно не гнется спина. Но все это ерунда. Главное, я уложился в график движения, одолев за день двести километров дороги, переправу через одну реку и остался жив! Хороший результат для одинокого сумасшедшего!
Первая ночевка похода обычно бывает бессонной и неспокойной. Я приготовился коротать ночь наедине с ночными шорохами мышей в траве под лодкой и возней мелких пичуг в ветвях кустов. Но вскоре уснул, и меня не беспокоили даже ночные локомотивные гудки на переезде. Ночь была тихая, теплая и прошла спокойно.
История болезни. | Дед, Балбес и солнечные зайчики
Комментарии (36)
Саня-(Архангел) # 25 ноября 2017 в 23:11 0
thumbup
Андрей Переславец # 26 ноября 2017 в 13:32 +1
Есть у тебя ангел хранитель... Или молится кто то за тебя.
У меня в памяти - ехать надо было в Ярославль , сына в больничку свозить... Ночью просыпаюсь , сон. Еду , а у меня от колес куски резины отлетают. На этом проснулся. С утра ехать не хотелось ни как.
Поехали. Всю дорогу в напряжении , все нормально. Обратно уже Ростов проехал , расслабился. Впереди жигуль еле ползет , дорога свободная ,надо обойти. Выхожу на встречку , на спидометре сто...
Лопается левое заднее.... Меня тащит на этот сраный жигуль , тормоз то нажимаю , то отпускаю... Хорошо мужик в жигуле начал тормозить. Видел я его белые глаза.Все кто сзади ехали , сбросили ход. Слава богу , встречка свободная. Кидало вправо , влево не по детски.В общем скорость сбросил. На обочину съехал. Колесо на запаску поменял.
А был я тоже ... на любимой пятере.
Отшельник # 26 ноября 2017 в 19:28 +1
Андрей! Сны и желания имеют свойство иногда сбываться.

25 июля 2000 г.
Утро тихое и пасмурное. Ночью был дождь, которого я не слышал. Вот почему мне так хорошо спалось. Кусты и трава набухли от воды. Малейшее движение сопровождается падением пригоршни больших и мокрых капель. Зато воду для завтрака, можно набрать, не вылезая из лодки – на крыше ее литра два скопилось. Не вылезая из лодки, готовлю завтрак, завтракаю, мою посуду, укладываю скарб по-походному. На дорогу лодку приходится выкатывать вручную. Пока катил, по колено промок. Двигатель, облепленный каплями росы, как жаба бородавками, заводится нехотя, медленно прогревается, стрекочет через такт. Потом, как будь то, просыпается, и тащит лодку по занавешенным утренним туманом окрестностям Бежецка.
Бежецк спит. Погода моя. Позади остался мост через болото. Раньше Бежецк стоял на берегу реки. Река обмелела и заросла кочками, превратившись в болото. Вспоминаю свой последний поход, в котором я поссорился со своей стихией и она не пустила меня в Радоль. Интересно, чем провинился город, что от него речка ушла?
Туман поднялся, превратившись в низкую облачность. Солнце светит сквозь эту дымку, равномерно освещая окружающий мир. Мир без теней! Очень странный мир! Ветра нет. Ни один листик не шелохнётся. Еду как через склад декораций. Я единственный живой и подвижный в этом мире! Даже тарахтение двигателя здесь какое то непривычное – эхо его не повторяет. Странная и страшная дорога между Бежецком и Максатихой. Сколько раз по ней ездил, а ощущение одно и то же – гнетущий страх.
В Максатихе пополнил запасы бензина на пять литров. Начались владения моей покровительницы. Наверное, помнит прошлую обиду, и старается меня не замечать. Погода хмурая. Река Волчина, что протекает рядом с дорогой, свинцово серая. Сосновый бор, выглядит неприветливо, с подозрением наблюдает за мной сотнями глаз своих обитателей. Чувство, что за мной из леса наблюдают, с каждым километром становится сильнее. Боковое зрение начинает отмечать какое то движение между стволами сосен. Будь то кто то перебегая от дерева к дереву, сопровождает меня. Стоит мне повернуть голову в сторону наблюдателя, он тут же превращается в пень, муравейник или кокору упавшего дерева.
Поворот на Пестово. Лес кончается и я выкатываю на мост через Волчину. Останавливаюсь и осматриваю реку. Уровень воды меня радует – топляк на мели скрыт водой. Есть надежда, что Радоль меня пропустит. Еду дальше.
Знакомые места. Мост через речушку Ворожба. Песчаный карьер, в котором ночевал. Дорога поднимается в красивый косогор за деревней Красуха. А вот и мост на перешейке озера Павловское. От сюда река Сарагожа начинается. Однако пора на обед вставать. Есть машинный съезд к озеру. Скатываюсь к самой воде. Умываюсь, и, чтобы прогнать гнетущее настроение, начинаю разговаривать со своей покровительницей. По гороскопу я скорпион, моя стихия – вода. Пустая болтовня с природой, во время приготовления обеда, улучшила настроение и прогнала дурные мысли.
С обедом почти покончено. Усевшись поудобнее, смакую размоченные в сладком чае сухарики с изюмом. Упрашиваю природу быть повеселее и не хмуриться, улыбнуться солнышком из-за тучи. Вдруг происходит такое, что я чуть не подавился своими сухарями: Отчётливо слышу ответ: «Будет тебе солнышко до самого вечера!»
Замерев и затаив дыхание, прислушиваюсь и приглядываюсь к окружающему пространству. Прежняя тишина безветренного серого дня. Ни одной живой души рядом. Опять просыпается чувство, что за мной наблюдают.
Всё! Хватит дурака валять! Нужно собраться с мыслями, укрепить стойкость духа и не обращать внимание на провокации подсознания. Стараясь не обращать внимание на шорохи в кустах и всплески в воде, мою посуду, укладываю вещи по походному, выволакиваю амфибию на дорогу и еду в Пестово. Стараюсь ни о чём не думать. Но не думать не получается.
Вот у дороги стоит на постаменте гусеничный трактор. Это памятник покорителям нечерноземья. А точнее их последний рубеж - посёлок Лесное. За посёлком начинается непокорённое нечерноземье. А точнее, асфальт кончается и идёт грейдерная дорога до самой границы с Новгородской областью.
Абра ползёт на первой передаче по неровному и рыхлому грейдеру. Мотоблок скачет по камешкам и плюётся бензином мне в лицо. Выглянуло солнце и кошмар усилился на порядок. Что поделать – сам выпросил, теперь терпи.
Догоняю подвыпившего мужика, занятого очень странным делом: Спотыкаясь и чертыхаясь, мужик катит по дороге кривое тележное колесо. На шее этого сельского жителя болтается моток брезентовых ремней. Колесо не только кривое, у него ещё и смещённый центр тяжести. Катится оно куда угодно, только не прямо.
Объезжаю мужика и замечаю на дороге процарапанную борозду. Километров через пять, догоняю источник этой борозды. По левой стороне дороги, как дисциплинированный пешеход, идёт лошадь и тащит за собой телегу без одного колеса и, естественно, без погонщика. Ось телеги чертит по дороге борозду, лошадь упирается и упрямо тащит телегу вперёд. Наверное на пьяного погонщика обиделась и сбежала. Вижу впереди километровый столб. Надо попробовать беглянку за него зацепить, чтобы мужику меньше было колесо катить. Останавливаюсь у столба и жду подхода лошади, заодно разглядываю её. По всему видно, устала, но упрямо тащит телегу. Опа! У неё уздечка порвана, удила выпали и на одном ремешке болтаются, да и вожжей нет. Не их ли мужик себе на шею намотал?
Лошадь подходит и фыркает на меня. Потом пытается укусить за плечё. Уворачиваюсь и вставляю ей в пасть выпавшие удила. Пытаюсь зацепить их за порванную уздечку, но не успеваю. Лошадь ударом головы сбивает меня с ног на обочину дороги и продолжает своё упрямое шествие. «Тпррррууу! Стой!», - кричу лошади. Та, посмотрела на меня как на идиота, и пошла дальше.
Ну и чёрт с ней! С этой упрямой, вышедшей из под контроля, биомеханической повозкой. Всё равно домой придёт. А потом схлопочет нагоняй от своего водителя, если у того после борьбы с колесом силы останутся. Слава Богу, мои полторы лошади ещё мне подчиняются. Завожу движок и, обогнав упрямое животное, еду дальше.
Перед границей с Новгородской областью, попадается лесная речушка. Ищу взглядом остатки старого бревенчатого моста и вспоминаю, как двадцать лет назад сидел у этого моста и готовил обед из осточертеневших пакетов. Суп казался горьким, каша с металлическим привкусом. Но чай на этой воде был замечательный. Я сидел и пил его в прикуску с сахаром. Ветерок доносил из леса запах сосновой смолы, хвои и спелой малины.
Вот и граница. Под колёсами снова асфальт. Можно включить вторую передачу. Пара километров и посёлок Вятка. Примечаю, что в магазинчике, построенном в стиле «Модерн», всё ещё целы стёкла в громадных окнах.
Ещё пяток километров и справа появляется Молога со своими широкими плёсами. Пестово совсем рядом. За очередным подъёмом. Мост через Мёглинку и на втором перекрёстке мне налево.
За посёлком дорога повернула на запад. Солнце клонится к закату и слепит глаза. Угораздило же меня выпросить солнечную погоду. Однако час ведьм наступает. Бдительность не терять. Особенно когда за мной кто то следит и желания исполняет.
До озера Рудневское, успел добраться до захода солнца. Съёзжаю к воде. Поляна свободна. Устраиваюсь на ночлег, заодно готовлю и поедаю ужин. Потягивая ароматный чай, любуюсь, как солнце заходит за лес на противоположном берегу озера. Солце село, чай допит, укладываюсь спать. Наваливается дрёма.
Просыпаюсь от чувства, что на поляне есть кто то ещё. Открываю глаза. Так и есть. Горит костерок. Отстегаю полог тента и пытаюсь разглядеть образовавшихся соседей. Не фига себе! У горящего бледно голубым светом огня сидит монах в чёрной рясе, подпоясанной грубой верёвкой и с накинутым на голову капюшоном. В руках длинный корявый посох. Это же Чёрный монах – ночной ужас для всех нежданных гостей Потерянного края! Выбираюсь из лодки и подхожу к костру. Пытаюсь разглядеть лицо монаха, но лица нет! Под капюшоном непроглядный ночной мрак.
- Здравствуйте! Отец Тор!,
Приветствую ночного гостя.
- Я не Отец Тор. Просто облик этого призрака больше всего подходит для меня. Тем более он тебе знаком.
- Это ты говорил и следил за мной два дня?
- Да!
- Кто ты?
- Тот, кого ты просил охранять тебя в походе!
- Я просил сразу двоих!
- Нас гораздо больше!
- Боги вернулись на Землю?
- Мы не Боги!
- Ангелы?
- Человек! Ты вроде разумный! Или две тысячи ваших лет не добавили тебе мозгов?
- Вы энергетическая разумная субстанция из параллельного пространства?
- Вот это уже лучше!
- Зачем вы здесь?
- У тебя это называется сбор сведений с места событий.
- Я то вам зачем?
- Ты будешь нашими глазами и ушами. У нас совсем другое восприятие окружающего пространства и мы не можем то, что доступно тебе. На прямой контакт тебя вызвали, чтобы ты не пугался, когда чувствуешь наше присутствие и внушаемый голос.
- Как к вам обращаться?
- Как угодно, только не Отец Тор, Бог или Ангел. Это всё вековые стереотипы человека.
- При разговоре я воспринимаю вас как одного, к тому же ты спас меня от прицепа. Можно называть тебя Хранитель?
- Можно! Для начала хватит! Иди отдыхай!
- Согласен. До завтра!
Не успел я договорить и услышать ответ, как фантом монаха растаял вместе с костром. Кругом была ночь и освещённая луной поляна. Поворачиваюсь к своей лодке, подхожу, откидываю полог, чтобы забраться и вижу, что в лодке кто то спит. Приглядываюсь, и узнаю себя.
Отшельник # 27 ноября 2017 в 19:23 +2
26 июля 2000 г.
Проснулся от уже знакомого чувства, что за мной наблюдают. В памяти всплывает ночной кошмар. Что это было? Сон? А что гадать, раз он уже за мной наблюдает, значит заметил, что я проснулся. Мысленно задаю ему вопрос:
- Хранитель! Вчера я действительно видел ваше воплощение в призрак Отца Тора, или это было гипнотическое внушение?
Молчит. Говорю вслух:
- Доброе утро! Хранитель!
- Нормальное. Солнышко до вечера устроить?
- Не надо! Пусть будет естественная погода! Ты мои мысли читаешь, или воспринимаешь только голос?
- Обрабатывается только голос. Мысли при отладке контакта пришлось не учитывать, они путаницу вносят.
- Ночью ты был здесь, или это внушение во время сна?
- Внушение. Создание фантомов слишком энергозатратно.
- Сколько наших лет идёт луч света от моей до твоей планеты?
- Нисколько! Твоя планета, это и моя планета.
- Не понял. Почему же до сих пор не налажен контакт с людьми?
- Нельзя, да и бесполезно. То, что знаем и умеем мы, для вас либо опасно, либо не нужно.
- Какой тогда интерес мы представляем для вас?
- Самый главный! Вы, это наше начало! Человек! Хватит разговаривать! Давай собирайся, не трать зря время, оно у тебя не вечно!
Выбираюсь из лодки. Утро отменное. Но ненастье где то рядом. Пока собирался, накрыла сплошная облачность. До дороги лодку пришлось тащить – не едет, слишком крутой подъём. Короткий переход до деревни Семёнкино и я у первого этапа сплава. Здесь начало сброса воды из озера Меглино. Сброс идёт через трубу под насыпью моста. Труба такая маленькая, что моя лодка в неё не пролезет. Так что смотрю на то, что правее моста. Радует то, что вода через трубу течёт. Озёра Меглино и Островенское соединяет рукотворная канава. Длина её километра четыре, но на ней такое нагорожено!
Стаскиваю лодку к воде и переставляю всё по лодочному. Хранитель активизировался:
- Ты собираешься дальше двигаться по воде?
- Да!
- До следующего озера несколько непроходимых преград по воде, но есть проходимая дорога по суше. Я считаю, удобнее двигаться по дороге.
- Я сюда пятьсот вёрст тащился именно ради этих преград! Ты лучше объясни неразвитому человеку, в каком таком параллельном пространстве ты живёшь, что с людьми не пересекаешься?
- Зачем тебе это надо? Всё равно ведь ничего не поймешь!
- Объясни, чтобы понял. Мне просто интересно, как этот мир устроен?
- Человек! Ты двигайся, а я подумаю, как тебе объяснить необъяснимое.
Гребу по канаве. Её ширина в среднем два метра, глубина полметра. Первыми препятствиями в деревне были свайки от многочисленных мостков, брошенный в речку мусор в виде корзин, вёдер и проволоки; несколько подмытых и упавших в канаву ивовых кустов и два низеньких мостика. Один из мостов я разобрал, другой оказался под охраной рыжего кота, который ни за что не хотел уходить. Пришлось обтаскиваться по низкому берегу. По траве силы хватает тащить лодку волоком. Наконец деревня кончилась, начался смешанный лес. За изгибом канавы я упёрся в первое серьёзное препятствие – полуразрушенную гидроэлектростанцию! От неё осталась высокая бетонная плотина с узкой щелью водосброса посередине. В этой щели застряла куча всякого мусору. Доски, покрышки, жерди, палки и мелкая каша из трубок камыша.
Причаливаю к левому берегу и провожу разведку. По завалу пробрался до щели. Заглядываю в неё. За щелью, из под завала, течёт вода. Очень мелко. Пытаюсь берегом забраться на плотину. Продираюсь сквозь заросли чахлой ольхи. Замечаю на стене плотины какое то движение. Присматриваюсь – за мной наблюдает… Гадюка! Хорошо наблюдает, а может и за нос тяпнуть. Отступаю, подбираю застрявшую в кустах палку и стучу по стене. Гадюка уползает. Осторожно выбираюсь на верх плотины. Осматриваю сооружение. На правом берегу просматриваются заросшие остатки турбинного колодца. Берегом плотину не обтащить – зарос. Остаётся щель водосброса. Но она настолько узкая, что лодка может не пролезть. Попробовать стоит.
Спускаюсь к реке и выравниваю завал. Вытаскиваю всё, что мешает и укрепляю всё, что шатается или плавает. Подтаскиваю лодку кормой к щели. Так и есть, не лезет. Вытаскиваю из лодки рюкзак, заваливаю лодку на бок и просовываю в щель. За щелью еле успеваю развернуть набирающую воду лодку и даю ей пинка для ускорения. Лодка, миновав промоину за водосбросом, благополучно застревает на мели. Подбираю рюкзак и обхожу плотину, присматриваясь к любопытной гадюке.
За плотиной пришлось тащить громыхающую по камням лодку ещё метров триста. Наконец мель кончилась. Сажусь за вёсла и отдыхаю. Опять активизировался Хранитель:
- Может на дорогу выберешься? Дальше ещё труднее будет!
- Нека! Ты придумал, как мне объяснить свое место жительства?
- Нека!
Налегаю на вёсла и оказываюсь в заводи перед следующей гидроэлектростанцией. Плотина, на этот раз деревянная, держит воду и втащить на неё лодку труда не составило. Спускать к воде оказалось дальше. И опять мели и камни, переходящие в завал под линией электропередач. Бригада обслуживающая ЛЭП, очищая просеку от кустов, сгребла их бульдозером в канаву. Пришлось прорубаться через то, что выше воды и протаскиваться по тому, что ниже воды. На выходе завал изрядно почистили бобры. Ширина канавы в четыре метра и глубина в полтора настораживают. Так и есть – очередное препятствие. На этот раз бобровая плотина. По своим габаритам она может соперничать с двумя колхозными гидроэлектростанциями. Не понятно, почему бобры строили плотину заново и не использовали две заброшенных? Наверное из-за завала кустов под ЛЭП. Тут и еда и материал для плотины.
Чуть ниже натыкаюсь на ещё одну плотину. Она тоже бобровая, но разрушена и не восстанавливается. Интересно то, что в справочниках по маршруту ничего не говорится про завал под ЛЭП и бобровые плотины, а ведь маршрут они усложняют более чем в два раза. Особенно завал.
Ещё один свободный участок воды. За поворотом виднеется шоссейный мост. Перед мостом остатки старого моста и завал из остатков моста и того мусору, что бобры не доели. Завал плавучий. Часть хлама раскидал, остальное со мной поплыло.
Под шоссейным мостом застряло несколько жердей. Беру их с ходу – тонут и пропускают лодку. Плыву по извилистому руслу с камышовыми берегами. Озеро где то рядом. Вот и оно. Стою, осматриваюсь и ориентируюсь. Озеро не зря носит название Островенское. Просматривается несколько островов. Длина озера около пяти километров, ширина почти полтора. Обхожу озеро северо-западным берегом. Мне на перерез движется синяя туча. Горизонт под тучей начинает растворяться в пелене дождя. Решаю переждать дождь под прикрытием острова, заодно пообедать.
Встал в камышах, почти у самого берега, под защитой громадной осины. Здесь почти не мочит. Дождь косой и те капли, что не застряли в осине падают в воду уже за лодкой. А те, что застряли, перед лодкой. Передний и верхний тент всё таки пришлось поставить. Готовлю и поедаю обед, наблюдаю за серым от дождя озером. Дождь всё никак не хочет кончаться. Вроде туча была небольшая, а накрыла всё до горизонта. Пытаюсь говорить с Хранителем:
- Хранитель! Ты придумал, как такому балбесу, как я, объяснить необъяснимое? Где же всё таки находится твой мир относительно моего?
- Придумал. Только надо уяснить сначала, что параллельное пространство и другое измерение, это разные вещи. Я живу не в параллельном пространстве, а в другом измерении. Выглядит это примерно так: Вспомни многоэтажный дом, в котором ты живёшь. Твоя квартира, это твой мир. Находится он на третьем этаже. Остальные квартиры на этом этаже, это миры параллельные твоему. Мой мир находится несколькими этажами выше. Тебе понятно такое объяснение?
- Боле менее понятно. Только почему мой мир находится на третьем этаже, а не на втором или четвёртом?
- Твой мир трёхмерный, а временной вектор у него основной и общий.
- Можно полагать, что на втором этаже мир двухмерный?
- Нет! Он тоже трёхмерный, но в нём отсутствует время.
- Нижние миры обитаемы?
- Нет! Это склад того, что не пригодилось, но может понадобиться для верхних миров.
- Что то мне напоминает такое мироустройство.
- Что?
- Что наш мир держится на трёх трёхмерных, но неподвижных слонах, которые стоят на двухмерной плоской черепахе. А черепаха наколота на одномерную иглу, висящую в пустоте.
- Человек! Две тысячи лет тебе точно не добавили мозгов!
- Не мозгов, а информации! Где её получить, если вы ей не делитесь, а сами мы дальше своего пространства попадаем только после смерти, и то не всегда!
- А какой толк делиться с вами этой информацией, если вы её понимаете на своём недоразвитом уровне? Плыви дальше! Дождь кончился!
Горизонт раздвинулся, но дождь продолжал ронять мелкие редкие капли. Пользуясь тем, что ветра почти нет, пересекаю озеро в направлении разрушенной плотины. Осматриваю её остатки. Бетонные глыбы свалены довольно плотно. Между ними шипит и пенится поток. Перепад уровней воды значительный. Обношу плотину по правому берегу. Берег обрывистый. Приходится разбирать амфибию на модули, втаскивать по частям на лужайку, потом спускать к воде за плотиной и собирать. Не обошлось и без мерзопакости – солнышко решило посмотреть за моим занятием. Ветра не было, и я изрядно попотел.
Плыву по извилистой протоке. Река это или рукотворная канава, понять трудно. Длина её всего три километра. При ширине 10 – 15 метров, глубина меняется от полуметра до двух. Скорость течения около 2 километров в час.
Активизировался Хранитель и предупредил, что впереди препятствие. Какое, я выяснить не успел. За поворотом протоки открылся деревянный шоссейный мост с узким проходом. Проход был свободным, но был похож на горку с шиверой. Направляю лодку кормой вперёд и чуть с боку от стоячих волн шиверы. Прохожу чисто. За мостом наконец таки замечаю то препятствие, о котором предупреждал Хранитель: Поток с шиверы уходит под низенький мостик - полоскалку. Отгребаю с потока, чтобы обойти полоскалку, и тут замечаю под водой вторую её ступень, да какую длинную. Еле успеваю поднять из воды весло. Удар в борт. Полоскалка дрогнула, но не сломалась. Борт тоже выдержал, но напор воды хлынул через другой борт в лодку. Наваливаюсь на борт, прижатый к полоскалке и креню лодку. Сработало! Пытаюсь сдвинуть лодку вдоль полоскалки. Получилось! Гребу к мели на противоположном берегу и зацепившись за неё отчерпываю воду. Вёдер пять набралось. Ещё немного и затонул бы. Опасности никакой – глубина чуть больше метра, но вымок бы точно. А тут, пол лодки воды, а все вещи на блоке плавучести и совершенно сухие. Зато спина от адреналина мокрая и руки дрожат.
Отдыхаю и плыву дальше. Протока с низкими берегами, очень извилистая и течёт через посёлок. Такое ощущение, что плыву по чьим то огородам. Протока похожа на деревенскую улицу, по которой кроме меня никто не плавает. Время вечернее, деревенский люд занят хозяйством. Заметив меня, с любопытством провожают взглядом.
За посёлком новое препятствие – бревно поперёк протоки. Очень неудобное. Слишком низко, чтобы под ним пролезть и слишком высоко, чтобы на него забраться. Берега не высокие, но крутые. Перетаскиваюсь через бревно с частичной разгрузкой на берег. Не успел расположиться для движения, новое препятствие – что то вроде запани со всяким мусором уплывшим из деревни.
Плыву и ожидаю встречи с последним, описанным в маршруте, препятствием. В описании значится ещё одна ГЭС! Ожидания не оправдались. Плотина оказалась полностью разрушена, а её остатки превратились в мель из обломков кирпичей.
До озера препятствий не оказалось. При проходе через озеро попал под короткий дождь. Переждал, заодно поужинал. А потом застрял в камышах между островом и берегом. Выбравшись из камышей, осматриваю исток Радоли. Ширина с четверть озера, кувшинки и полное отсутствие течения. Больше всего мне не нравится берег – торфяной плывун с кочками. Пора место на ночлег выбирать, а встать не где.
Попался рыбак, на таком же квадратном корыте, как у меня. Спрашиваю о месте для пристанища. Результат мало утешительный – до следующего озера около девяти километров и только два места пригодных для высадки. Первое через километр, на правом берегу. Называется «Папоротниковая горка». Второе на восьмом километре, тоже на правом берегу, перед канавкой – травяной бугорок среди болота.
Надвигаются сумерки. Плыву к папоротникам. Папоротниковая горка открылась на повороте. Но какое то шестое чувство не давало мне к ней приблизиться. Стою посередине реки и осматриваю горку. Редкие берёзы. Подлеска нет. Один папоротник. И такое ощущение, будь то кто то прячется в этих папоротниках и за мной наблюдает. Ощущение на столько сильное, что я чувствую этот злой звериный взгляд.
Плыву к противоположному берегу и пытаюсь завалить на бок несколько кочек, чтобы вытащить на них лодку. Получилось. Но, минут через пять, кочки утонули и лодка оказалась на воде. Если бы она не протекала, можно бы и заночевать. Но старый корпус очень медленно фильтрует воду и за ночь может утонуть полностью.
Спихиваю лодку в воду и плыву к папоротникам, но на середине реки опять начинаю чувствовать злой взгляд наблюдателя. Меня это начинает бесить. Решаю связаться с Хранителем:
- Хранитель! Кто, кроме тебя, сейчас за мной наблюдает?
- Медведь. Он здесь на ночлег устроился.
- Если он на меня напасть захочет, защитить сможешь?
- Да!
Плыву к низкому пологому берегу. В двух метрах от суши, натыкаюсь на низкие кочки, которые при обследовании оказываются обросшими водорослями камнями. Дно твёрдое. Вывешиваю на этих камнях лодку, так, чтобы дном воды не касалась, и заваливаюсь спать. Спать не даёт злой взгляд из папоротников. Ощущение взгляда усиливается. Активизируется Хранитель:
- Сейчас будет страшно! Ничего не бойся!
То, что я почувствовал, назвать паникой, это мягко сказано! Голова чуть не лопнула от чудовищного страха. Хотелось выскочить из лодки и бежать. Бежать куда угодно, лишь бы не стоять на этом проклятом месте. Но бежать я не мог. Тело оцепенело и стало непослушным и ватным. Будь то кто то прижал меня мягкой подушкой к лодке и не давал встать.
Внезапно кошмар кончился. Интересно. В то время, как сознание бесилось в истерике, тело на страх совершенно не реагировало! Сердце бьётся ровно, пот не выступил, руки не дрожат, мышцы от перенапряжения не ломит. Спрашиваю Хранителя:
- Что это было?
- Медведь решил прогнать тебя, а мы прогнали его.
- Бедный мишка. Он инфаркт не схлопотал?
- Нет. Это действует на сознание и не трогает тело.
Замечаю сквозь мутную плёнку тента какое то свечение. Отодвигаю полог тента и вижу сверкающую в лучах заходящего солнца ртутную струйку, вьющуюся между стволами берёз.
- Хранитель! Я сейчас тебя вижу?
- Нас!
Ясный заход солнца – завтра день будет солнечный. Вымотавшись за день, я уснул мгновенно. Но спало только уставшее тело. Мозг продолжал работать, анализируя собранную за день информацию. Раз за разом всплывали сцены с преодолением плотин, завалов, мелей. Прокручивались разговоры с Хранителем. И как итог прожитого дня формировалась и укреплялась мысль, что живу я в третьем круге ада, самом нижнем и последнем. Дальше него жизни уже нет!
Отшельник # 28 ноября 2017 в 19:13 +3
ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ БЕРЕГ.

27 июля 2000 г.
Утро прикинулось солнечным. Пока завтракал и собирался, небо затянула белая пелена, сквозь которую еле просвечивало солнце.
Радоль выписывала крупные петли по болотистой низине. Кругом одни кочки да тростник. Кувшинок становилось меньше, русло постепенно сужалось. Где то всё это безобразие переходило в громадное болото, бывшее когда то озером. По рассказам туристов, в этом озере можно бесконечно плутать по протокам между плавающих островов в поисках выхода в продолжение реки. Но найти это продолжение невозможно. Оно забито плавающими островами и ничем не отличается от берегов. Куда я плыву? Знаю, что это тупик, западня, ловушка! Но всё равно плыву.
Мои размышления прервал шум в камышах. Какой то зверь перемещался прыжками по болотистому берегу. Прислушиваюсь и отслеживаю его перемещение – в мою сторону прыгает. Скорее всего, вчерашний мишка. Поквитаться хочет, за сорванный ночлег. На всякий случай укладываю на колени туристический топорик. Хотя для медведя он, как горох для черепахи. Подвернув кончик языка двумя указательными пальцами, дую, что есть силы в лёгких. Свист отменный получился, даже уши заложило. Медведь остановился, рыкнул и стал прыгать в другую сторону.
Травяная горка открылась как то сразу. Просто камыш расступился и открыл бугор с мелкими берёзками, поросший травой. На вершине бугра, под берёзкой стоял столик со скамейкой. Решаю осмотреть эту стоянку. Тем более подход к берегу отличный.
Забираюсь на бугор, осматриваю окрестности – где нет берёз, одни камыши и далёкий лес. Угадывается низинка с канавкой. Совсем рядом. Осматриваю бугор. Да здесь кто-то охотился! Трава примята следами погони и свежая кровь на траве. Скорее всего волки овец гоняли. Только откуда здесь овцы? Сюда можно добраться только водой. Болото кругом. Никакой тропинки не проглядывается. Странно, однако.
Плыву дальше. Канавку нахожу без труда. Да по ней кто-то плавал на моторной лодке. Причём совсем недавно. По ходу лодки часть листьев кувшинок перевёрнуты и радужные разводы масляной плёнки на воде. Гребу по следу лодки. Канавка выводит в чистую заводь. К берегу приколота дощатая лодка со следами установки мотора на транце. На берегу сидит парень и полощет в воде какой то противень. Увидев меня, удивляется. Оказалось, он единственный житель некогда существовавших здесь двух деревень. Василёво и Ласичиха. Сообщение с цивилизацией, только по воде, или зимой на лыжах. На травяной горке волки загрызли двух его козлят. Козлят он вывозил туда пастись на лодке, когда плавал в магазин за провизией. На обратном пути собирался их забрать, да забирать оказалось нечего. Съели козлят. Приглашает в гости. Я отказываюсь. Парень мне не внушает доверия. Плыву дальше.
Заводь выводит меня в продолжение Радоли. Здесь она такая же широкая и заросшая кувшинками как в своём истоке. Попадается высокий деревянный мост, соединяющий деревни Василёво и Ласичиха. Настил моста прогнил и провалился. Между опорами перекинуты свежие брёвнышки для пешего прохода. От моста угадывается только положение Ласичихи.
За мостом Радоль похожа не на реку, а на широкую заросшую травой лесную просеку. Воды не видно. Одни кувшинки и какие-то плавающие корни с цветами. Лодка своим тупым носом собирает весь этот плавучий гербарий и толкает перед собой. Чтобы водоросли не блокировали движение, приходится время от времени крутить лодку и расталкивать сгребённые в кучу водоросли. Не река, а окрошка какая то. Русло реки сужается и я попадаю в затор из набившихся в проходы между островами водорослей. Просека кончилась и дальше просматривается только лес. Ну и фокусы у Радоли.
С трудом протаскиваюсь через завал и оказываюсь на относительно чистой воде. Здесь даже течение есть. Русло сузилось до трёх метров и стало петлять по низине, заросшей ивовыми кустами и тростником. Близится время обеда. Присматриваю место. Место есть, причём насиженное. Наверняка тот парень здесь рыбу ловит. Но что-то не хочется мне на берег выбираться. Встаю за островком камыша. С берега меня не видно, зато берег отлично просматривается. Готовлю обед и неторопливо его поедаю. Появляется и парень. В руках его ружьё. Осматривает берег, реку и уходит ниже по течению. Жду, когда он вернётся. Вернулся, но на берег не выходил, прошёл по тропинке в сторону деревни. Жду, когда он скроется, и начинаю движение. Всё-таки чутьё меня не обмануло. Парень оказался не чист на совесть.
Активизировался Хранитель:
- Как ты догадался, что этот человек представляет для тебя угрозу?
- По глазам, и манере вести разговор. В местах заключения он точно побывал!
- Ты прав. Был в заключении два раза за разбой и грабёж.
После полудня погода начала портиться. Белая дымка стала серой. Солнце скрылось. Стала давить влажность. Дождя вроде нет, но он висит в воздухе, медленно пропитывает окружающий мир. Насыщает влагой. Береговые кусты становятся влажными и с листьев в воду падают крупные капли воды.
Попались две крупные деревни. Бельково и Ермолкино. Соединяются они плавающим мостом. Река разлилась вширь и поделилась на протоки между камышовыми островами. Перетаскиваюсь через мост. Слышу вопрос Хранителя:
- В чём смысл твоей поездки?
- В преодолении пространства!
- Ты живёшь во враждебном тебе мире, передвигаешься на очень неудобной технике, твой путь опасен и сложен. И ты преднамеренно его усложняешь. Зачем тебе всё это надо?
- Мне это интересно! Хранитель! Ты знаешь о каждом человеке на земле всё, и даже то, что он давно забыл?
- Да!
- Зачем тогда тебе понадобился такой сумасшедший, как я?
- Нам это интересно!
После деревень река сузилась. Берега стали высокие. В русле появились камни и перекаты. Воздух перенасытился влагой. Над рекой навис и стал сгущаться туман. Окружающий мир ограничился и стал каким то неестественным. Решаюсь задать своим соглядатаям давно сформировавшийся вопрос:
- Хранитель! Чем отличаются параллельные миры от нашего?
- Вашими действиями, поступками и их последствиями.
- А чем эти миры отделены от нашего?
- Пространством и временем.
- Сколько этих миров?
- На этот вопрос ты сможешь найти ответ сам, если немного подумаешь. Тем более, нам интересен ход твоих мыслей.
- Я думаю, параллельные миры расположены на орбите Земли один за другим с зазором, равным от радиуса до диаметра планеты.
- Ну и сколько получится миров?
- Я не знаю расстояния до Солнца и диаметра Земли!
- Как?! Людям известны эти данные!
- Не всем! Знают астрономы и школьники, когда астрономию учат. Потом эти знания забываются как не нужные в жизни.
- Ты нас удивил! До Солнца 150 миллионов километров, диаметр Земли 13000 километров. Считай!
Упираюсь бортом в песчаный заплёсок, подбираю недоеденный бобрами прутик и занимаюсь математикой. Через несколько минут выдаю результат:
- По моим подсчётам, параллельных миров от 40 до 50 тысяч, интервал времени между ними от 10 до 15 минут.
- Браво! Циолковский! А то, что орбита может иметь наклон и у Земли есть спутник, ты уже забыл? Греби дальше, хватит берег копать!
Отчаливаю и пытаюсь осмыслить, как влияет наклон орбиты и спутник на количество параллельных миров. Но тут мелькнула интересная мысль, которую я высказал:
- Хранитель, ты ещё расстояние до Солнца забыл!
- К сожалению, эта величина на число параллельных миров не влияет.
- Так сколько же их?
- Спроси что-нибудь попроще. В нашей команде нет астронома.
- Спрашиваю: Увидеть параллельный мир, или попасть в него можно?
- Увидеть, как мираж, можно. Попасть без посторонней помощи невозможно.
- Вы мне можете показать что-нибудь из ближайшего мира?
- Попробуем, только впереди на реке тебя ожидают два препятствия. Будь внимателен!
Препятствиями оказались два лесовозных моста. Располагались они один за другим. Обносить пришлось оба. Первый очень низкий, второй вообще на уровне воды. Зачем их два не понятно. Зачем здесь нужно внимание, тоже не понятно. Плыву не спеша. Восстанавливаю силы после волока. Река закладывает поворот. На повороте мелкий перекат. Лодка то и дело чиркает дном по камням. А тут ещё встречная лодка. Мужичёк, укрывшись старым плащём от падающих с кустов капель, хватаясь за ветки руками и подтягиваясь, пытается протащить через перекат маленькую дощатую лодку. Расходимся чисто, но моя посудина бухается в очередной камень и отвлекает лодочника от его занятия. Мужичёк смотрит на меня… О! Боже! Эту очкастую физиономию я опознаю где угодно! Пытаюсь зацепиться за перекат. Кричу:
- Привет! Гриня! Ты как здесь оказался?
- Саня! Привет! Путешествую, как видишь! Где ты такое корыто раздобыл?
- Сам сделал!
- Да ладно!
Зацепиться за перекат не удалось. Меня стащило за поворот. Перекат кончился и мне удалось причалить к берегу. Выбираюсь из лодки и иду в сторону переката. Странно! Река просматривается, но дощатой лодки нигде не видно. Меня окликает Хранитель:
- Зря ищешь! Сам же просил параллельный мир показать!
- Так это… Не фига себе! Но ведь… А где же в том мире Я?
- Ты спился! А твой друг стал таким же искателем приключений, как ты здесь.
- Но в этом мире спился он! Лихо сюжет закручен!
- Плыви дальше, может, ещё что увидишь!
Дальше оказались остатки деревянной плотины с почти полуметровым сливом. Оглядываюсь по сторонам, пытаюсь заметить хоть что-то необычное. Но ничего необычного нет. Плотина как плотина. Раньше мне точно такой же не попадалось. Протащившись по галечной отмели за плотиной попадаю ещё в одну запруду. На этот раз бобровую. По своей грандиозности она не уступает остаткам человеческой. Ниже опять отмель и опять протаскивание лодки.
Наконец глубина протоки позволила моей лодке плыть. Очередной поворот выносит меня к поляне на берегу. Перед поляной тихая заводь. В ней, странно одетый, длинноволосый, парень ловит удочкой рыбу. На поляне горит костёр. У костра сидит ещё один. Стоит палатка. Всё до боли знакомое. Да это же Димка с Тохой! Но их же уже давно нет на этом свете! Приветствовать покойников я не решился. Просто проплыл мимо. Тоха меня не заметил. А вот индеец Дим, заметил, узнал, и немного напугался – взялся рукой за свой талисман – оберег, висящий на кожаном ремешке.
- Хранитель! Это тот же мир, или другой?
- Другой!
- И в нём нет меня, но живы Тоха с Димкой?
- Да! Как ты догадался, что тебя нет в этом мире?
- Единственное, чего боялся Димка, это привидений. Меня он узнал, значит, я был в его мире. Но напугался и схватился за свой Авганский осколок. Значит, меня в его мире нет, и он увидел призрака.
Весёленькое дело! В двух параллельных мирах здравствуют мои друзья, а я либо спился, либо сгинул. Да и в моём мире я остаюсь жив только благодаря работе Хранителя.
- Хранитель! А есть мир, где я есть и со мной всё в порядке?
- Это твой мир!
С упавшим ниже ватерлинии настроением плыву дальше. Из моих хмурых размышлений меня выводит странный шелест, доносящийся из тумана, от куда-то сверху. Пытаюсь разглядеть источник этого шума. Оказалась линия электропередач. Проплываю под ней. Лодка натыкается на скрытый под водой камень. Не чертыхаюсь. Привык уже. Привычным движением отрабатываю маневр обхода камня.
А сколько там времени? Не пора ли вставать на ночлег? Разворачиваюсь кормой вперёд и ищу место стоянки. Затопленная посередине реки коряга для этого вполне пригодна. Подплываю и пытаюсь втащить на неё лодку. Отзывается Хранитель:
- Ты здесь ночевать собрался?
- Да, только сначала поужинаю.
- В любом другом месте, только не в этом!
В памяти всплывает взбесившийся трейлер. На этот раз уговаривать меня не надо. Спихиваю лодку и плыву дальше по мокрому тоннелю из промокших кустов. Смотрю на удаляющуюся корягу и пытаюсь понять, что мне тут может угрожать.
Всё произошло мгновенно. Но в это мгновение столько всего поместилось! Сначала я заметил, что коряга вспыхнула и стала светиться тусклым кладбищенским светом. Вёсла в руках задрожали и загудели. Осматриваю их – тоже светятся. Быстро вынимаю их из воды и бросаю на корму. Догадываясь, что сейчас произойдёт, подтягиваю коленки к подбородку и обхватываю их руками. Стараюсь свернуться в клубок и как можно меньше касаться лодки. Между тем, в корягу, откуда-то сверху, ударил ослепительный луч света, отороченный прямыми радугами. Вода под корягой побелела. Из этого белого пятна, по дну, как щупальца осьминога, распространились белые отростки. Один из них прошёл под лодкой. Коряга разлетелась в щепки, будь-то в неё кинули гранату. Грохнуло так, что заложило уши. По лодке заплясали мелкие искры разрядов. Вода, где были белые пятна и щупальца, вскипела, и от неё пошёл пар. Через мгновение всё прекратилось.
Выпрямляюсь. Всё тело колет как иголками. Если бы я был котёнком, то выглядел бы сейчас очень пушистым. Осматриваю себя. Ожогов вроде нет, поражений тоже. Осматриваю лодку – вроде всё в порядке. В реке плавают дымящиеся головешки. От коряги ничего не осталось. Слава Хранителю! Если бы не он, от меня бы тоже ничего не осталось. Остался бы только пропойца в соседнем мире. К стати – Хранитель! Ау! Где ты?
Отозвался спустя минуту:
- Уже здесь!
- У тебя всё в порядке?
- Да! А у тебя?
- Слава тебе! Всё обошлось! Как ты узнал, что молния в эту корягу попадёт?
- Находясь в твоём мире, мы не забываем про свой, а в нём на три измерения больше. Два из них временные вектора. Так что нам ничего не стоит просматривать вероятностные события на десять минут вперёд и, при необходимости, корректировать их.
- Вот бы мне такие возможности!
- Пользуйся, пока мы рядом! Впереди островок. Это лучше коряги!
Действительно. Метров через сто, мне попался осерёдок, на который, с трудом поместилась моя лодка. Готовлю ужин, ужинаю и укладываюсь спать. Бурный выдался денёк. Как у колобка! От медведя ушёл, от волка ушёл, от бандита ушёл, и от молнии ушёл. Надолго ли такое везение?
Отшельник # 29 ноября 2017 в 19:23 0
28 июля 2000 г.
Утром проспал. Пасмурно, туман, морось. Погода сырее некуда. Настроение соответствующее. В мыслях прокручивается вчерашний день со всеми пережитыми страхами и приключениями. Всё это похоже на какой то кошмар, или кошмарный сон. Стоит проснуться, и всё исчезнет. Будет ясный тёплый день. Но кошмар очень стойкий и не хочет меня оставлять.
Завтракаю и начинаю движение. Час ходу и упираюсь в остатки старой мельницы. Проход оказался свободным. Ещё два часа ходу и опять препятствие – разрушенная плотина. Слив около метра. За плотиной шоссейный мост. Знакомое место. Совсем рядом устье Радоли.
Пытаюсь перетащиться через плотину. Её подсыпка давно размыта. Остались три ряда пустых деревянных срубов, на подобии колодцев. Всё это гнильё из воды почти не возвышается. Подбираю плавающий у плотины деревянный брус. Бросаю его поперёк первого колодца. Вылезаю на него из лодки и пытаюсь затащить лодку на стенку колодца. В этот момент брус ломается, и я с головой проваливаюсь в колодец. Ощущение, что в нём есть ток воды и меня тащит вниз. Раздвигаю ноги и упираюсь в стенки колодца. Открываю глаза и смотрю вверх. Вижу сруб колодца, из стенок которого торчат острые ржавые гвозди на фоне белого неба. Светлый прямоугольник кажется очень далеко.
Отталкиваюсь ногами от стенок колодца и плыву вверх, к светлому прямоугольнику, стараясь не задевать за гвозди. Вынырнул сравнительно быстро. Осторожно подтягиваюсь на руках и сажусь на край колодца. Ногами ощупываю стенки колодца – нет там никаких гвоздей, да и быть не может. Осматриваю плавающий в колодце обломок бруса – что-то слом мне напоминает лопнувший в первый день похода амортизатор.
- Хранитель! Ты зачем меня искупал?
- Как ты догадался?
- Брус не гнилой, машину выдержит, а если ломается, то не так. Да и ячейки плотины без гвоздей собирают!
- Выбирайся лучше на берег и обойди остатки реки по суше. Дальше ещё два препятствия, которые тебе не одолеть!
Выбираюсь на берег и делаю разведку. Результат не утешительный – ниже шоссейного моста ещё два деревянных, оба разрушены и забиты всяким мусором. Такие завалы разбирать очень долго, да и зачем? Хранитель прав! Надо обойти эти препятствия берегом.
Разбираю лодку на модули и затаскиваю её на шоссейный мост. Собираю. Ехать даже не пытаюсь. Накидываю верёвочную петлю на глушитель мотоблока и тащу лодку через мост. За мостом съезд на грунтовку. Справа источник. Совершаю ритуал омовения и прошу прощения у Королевы за прошлогоднее оскорбление.
Грунтовка заканчивается на луговине. Протаскиваюсь до слияния ручья из источника и Радоли. Устраиваю отдых, а заодно и обед. Перевожу лодку в водоплавающее состояние и спихиваю с берега в реку. Поплыл. Последние метры Радоли, и здравствуй, Уверь!
Река широкая, но не судоходная, течёт по низменной долине. Препятствий на ней быть не должно. Воды на полметра выше, чем в прошлый поход. Течение слабое. Берега невысокие, лесистые. Населённых пунктов мало. Река кажется безлюдной.
Особенностью реки в этих местах, являются береговые завалы топляка на поворотах реки. Во время паводка, долина подтапливается и весь унесённый водой хлам, громоздится на берегу в громадные кучи. Из под топляка вымывается земля, и образуется громадных размеров яма, забитая корягами, сучьями и выдранными с корнем деревьями. Выглядит всё это сказочным безобразием. Если бы Змей Горыныч строил себе гнездо, то оно могло выглядеть именно так.
Разглядываю завал и слышу вопрос Хранителя:
- Ты этим всем любуешься?
- Да!
- Неужели эта гнилая свалка дров тебе интересна?
- Да! Потому что интересоваться и любоваться здесь больше не чему!
- Ты мне лучше скажи, эти тысячи параллельных миров забиты вариантами развития нашей эволюции, или есть какое-то разнообразие?
- Конечно есть! Ты наверняка слыхал, про погибшие цивилизации Атлантов, Гиперборейцев, Лемурийцев, Минойцев и Ацтеков. Есть миры, где эти цивилизации процветают.
- Может есть и цивилизация эпохи динозавров?
- Ты прав! Есть! Но это не цивилизация, а что-то вроде заповедника.
- А эти зверушки в наш мир не прорвутся?
- Они в ваш вряд ли. Скорее наоборот!
- Как это?
- Подумай!
Пытаюсь осмыслить, как это возможно. Хранитель сам говорил, что попасть в параллельный мир невозможно. И тут, на те! Есть лазейка!
Уверь закладывает замысловатую петлю. Сверяюсь с картой. Рядом деревня Исады. Следующий ориентир – приток. Речка Лихомандровка. Названия то какие. Дальше сущая экзотика – протока в озеро Холуй и речка Черишинка. Но до туда ещё добраться надо.
Слабое равномерное течение. Однообразные берега. Серое небо. Равномерное поскрипывание вёсел. Хлюпанье воды. Голова пустая. Мыслей никаких. И так час за часом. Время остановилось. Смотрю на часы – и в правду остановилось. Утром завести забыл.
Попался рыбак на лодке Малютке. В первую очередь уточняю время. Оказывается уже вечер. Рыба не ловится. Устье Сьежи я не миновал. Значит всё в порядке. Встаю на ночлег перед деревней Владыкино. Вместе со сном приходит догадка, как попасть в параллельное пространство. Даже не верится, что всё так просто!
Отшельник # 30 ноября 2017 в 19:19 0
АТОМНАЯ РЕКА.

29 июля 2000 г.
Отлично выспался. Втянулся в окружающую обстановку и воспринимаю всё как должное. Я часть этого мира. Мир принадлежит мне, а я ему. Мы с ним одной крови. Погода самая ходовая – тихо, пасмурно, прохладно.
Проплываю Владыкино. Деревня спит. Это выглядит как то необычно. Летом деревенские просыпаются рано и начинают греметь вёдрами, колоть дрова, что-то приколачивать, перекрикиваться, выгонять на выпас коров. Коровы мычат, орут петухи, лают собаки. А тут тишина. Причина простая – нет больше деревни! Это дачный посёлок!
Нашлось устье Сьежи. Ширина реки метров десять. Течение приличное. Мне туда. Лафа кончилась. Придётся упираться против течения. Усаживаюсь поудобнее и налегаю на вёсла. Рывок до срыва дыхания, потом отдых до нормализации сердцебиения. Снова рывок. Слышу вопрос Хранителя:
- Ты придумал, как попасть в параллельное пространство?
- Элементарно! Если учесть, что материя, это энергия. А энергия, это электромагнитные взаимодействия, то есть волны. То и время, это те же волны. А раз так, то время подчиняется тем же законам, что и волны. Чтобы остановить время, надо создать стоячую волну. Для этого достаточно на пути движения времени поставить экран и менять его угол. Отражённая волна будет складываться с набегающей и в точках резонанса образуется стоячая волна. Когда в точке резонанса отставание времени достигнет интервала времени между параллельными мирами, там откроется проход в соседнее параллельное пространство. Заходи и оставайся там. Назад уже не выбраться. Ну как? Я прав?
Ответ Хранителя пришлось ждать несколько минут. За это время я добрался до прохода в озеро Болонье. Проход зарос камышом. Встаю в лодке и смотрю поверх камыша. Воды в озере не видно. Берега травянистые. Просматривается церковь в селе Заозерицы.
Очередной рывок. Налегаю на вёсла. Слышу Хранителя:
- От куда ты взял эту информацию?
- Из бумажной книжки, которую у нас ни один учёный муж всерьёз не воспринимает. Есть у нас один псевдо учёный, который околовсяческими науками занимается, в том числе аномальными явлениями и теорией времени. Звать его Вадим Чернобров. Так он собирал действующую модель машины времени и достиг ускорения и замедления времени в несколько секунд. Все свои опыты с юмором описывает. По этой же причине его первая машина времени называлась «Ловондатр 1».
- Что это означает?
- Сферу для экрана ему варили из отходов производства на каком то оборонном предприятии. Эту работу засёк начальник участка. Задал естественный вопрос: «Что это такое?» Не станешь же отвечать, что это каркас машины времени, сочтут за полоумного. Вот Вадим и ответил: «Ловушка для ондатры!» Так название и прижилось!
Выданная мной информация, по-видимому, шокировала Хранителя. То ли всё это проверялось, то ли согласовывался дальнейший план действий, но замолчал Хранитель надолго.
После речки Усоловка, низина закончилась. Берега поднялись, обнажив песчаные обрывы, и лес подступил вплотную к реке. Отдыхаю после рывка, зацепившись вырезом весла за торчащую из берега палку. На противоположном берегу слышится возня и рычание. Звуки приближаются к берегу. Медведи себя так летом не ведут. Снимаю весло и, приложив его как ружьё к плечу, направляю ручкой на берег. Появляется источник шума – мужичёк с корзинкой. Точно, дачник с деревни. Увидев меня, приседает, прячась за берег. Ставлю весло на место и кричу ему: «Не рычи и не шуми! А то, такой же балбес, пристрелит с перепугу!» Отталкиваюсь от берега и совершаю очередной рывок.
После впадения речки Шабодёрки, Сьежа замедлила течение и стала сильно петлять. Русло стало сужаться. Подмытые и упавшие в реку деревья, обычно берёзы, перекрывали русло полностью. На моё счастье, здесь кто-то уже проходил. Завалы под деревьями были разобраны, а мешающие проходу сучки обрублены топором. Судя по затёсам, шли против течения.
Во время очередного рывка чуть не столкнулся с дрейфующим по течению Прогрессом. В лодке двое парней. Хотели прорваться до Котлована, но не хватило топлива и шпонок. В добавок упёрлись в плотину, одолеть которую азарта не хватило. Русло для прохода чистили они.
К полудню погода стала налаживаться. Серая дымка побелела. Стало просвечивать солнце. Заметно потеплело. Просохли и активизировались комары. По заросшей камышом низинке угадываю протоку в озеро Ореховское. На берегах стали попадаться открытые луговины. Напротив одной из луговин, в тени обрыва встаю на обед и отдыхаю.
Только отплыл, вижу на луговине стройную женскую фигурку в потёртых джинсах, клетчатой рубахе, в накомарнике и с планшетом в руках. Да это же Валентина! Стараясь не терять девушку из виду, направляю лодку к берегу и кричу: «Привет Разведке!»
Внимательно всматриваюсь в берег, стараясь найти ту границу между параллельными мирами, что нас разделяют. Понимаю, что Хранитель всё равно не даст нам встретиться. Валентины нет в моём мире. Она из того мира, где Тоха и Дим.
Девушка, заметив меня, прыгает с низкого обрыва и скользит на пятках по склоку. Останавливается у самой воды. Приседает и снимает накомарник. О Боже! Это не она! Разглядев меня, смущённо опускает глаза. Спрашивает:
- Мы где то встречались?
- Вряд ли. Я обознался! Принял вас за жену моего друга.
- А я вас приняла за отца моего парня.
- Вы проводите лето в деревне?
- Нет, мы туристы. Сплавляемся на байдарках с Котлована. Декан, старый непоседа, набрал с собой одних девчонок с факультета. Я из его гарема.
С берега доносится голос: «Оля! Где ты? Мы отплываем!»
«Это меня!», говорит девушка и шустро взбирается на берег.
Обхожу изгиб берега и вижу три байдарки. Да! Декан знает толк в девчонках! Гарем что надо! Сам декан, моложавый, подтянутый старичок. Седовласый, с залысинами, очки в тонкой оправе, и типичная академическая бородка. Где то я его видел. Приветствую его:
- Привет, странствующей профессуре!
- Привет, бродягам!
- На Пинеге случаем мы не встречались?
- Как же! Помню! Вы тогда мопед на лодке везли!
- А на Маселгских озёрах случаем не вы с внучкой на северной чёлме стояли?
- Нет! Не я! Это мой коллега был! Представляю, сколько небылиц он вам про меня рассказал! Кстати, никакая она ему не внучка! Такая же студентка, как и мои туристочки! Извините! У нас плотный график движения! Нам плыть давно пора! Девочки! Отчаливаем!
Налегаю на вёсла и гляжу вслед уплывающим байдаркам. За очередным поворотом оказался высокий деревянный мост, которого не было на карте. Впрочем, не было и той гидроэлектростанции, в которую лодочники на Прогрессе упёрлись. Осматриваю проход. Остров делит реку на два рукава. В правом шивера, утыканная гнилыми сваями. В левом, ленивый слив и клетки гнилых срубов. На острове завал из топляка. Байдарочники обносили препятствие по берегу – самый трудный, но щадящий технику вариант.
Выбираюсь на берег. Нахожу песчаную дорогу и легковую машину на ней. Водитель ожидает отставших попутчиком – малину едят. Узнаю, что дорога проходима до Грешнево семь километров и до Крапивново семнадцать. Спускаюсь к лодке, беру карту и изучаю. Оказывается, я уже в Тверской области. Деревни находятся у самой границы областей, причём на разных берегах Сьежи. Более того, по карте дальше до Грешнево. Пытаюсь уточнить информацию, но не получается – информатор уже уехал.
Байдарочный вариант обноса мне не понравился. Применяю свой вариант. Раскидываю часть завала на острове и протаскиваю лодку выше срубов. Там спихиваю в воду и рывком ухожу от плотины.
Характер реки немного поменялся. Сьежа продолжает сильно петлять. Но плёсы стали уже, прямее и с довольно быстрым течением. На излучинах появились большие и очень глубокие бочаги, похожие на карстовые провалы. При входе на плёс реку перегораживают рыбацкие заколы. К счастью, до меня здесь потрудились байдарочники – в заколах проделаны проходы.
В очередном бочаге оказался настил с полоскалкой и нырялкой. А на берегу вагончик. Выбираюсь на берег и осматриваю место. Оно мне не понравилось. Я сразу почувствовал гнетущую ауру смерти. Осматриваю вагончик. Так и есть. Жили пастухи и прикормили бродячую собаку. Когда пастухи ушли, собака осталась их ждать. Её нашли волки и съели. Прямо в вагончике, где она пыталась найти спасение.
Осматриваю противоположный берег бочага. Здесь невысокий обрывчик и косой песчаный пляжик. На песке следы каких то мелких копытных, но не кабанов. Решаю заночевать здесь. Веслом подкапываю уступ, затаскиваю на него лодку, готовлю ужин, поедаю и укладываюсь спать. Удачный выдался денёк!
Отшельник # 1 декабря 2017 в 19:15 +1
30 июля 2000 г.
Утро тихое и пасмурное. Всю ночь у противоположного берега бочага кто-то возился в воде. Смущало то, что этот кто-то размером с крокодила. Пока собирался, тучи разошлись, и выглянуло солнце. На входе в плёс наткнулся на того крокодила. Кошмар! Думал, лодку перевернёт. Вообще-то это рыба. Но размером больше моей лодки.
Замечаю странную вещь: Вода тёплая! Дело в том, что Сьежа течёт из Удомельских озёр, являющихся системой охлаждения атомной электростанции. Вода должна быть тёплой. А вот рыба! Неужели, какой-то карась мутировал под воздействием радиации до неимоверных размеров!?
На входе в очередной бочаг, осматриваю рыбацкий закол. Похоже его восстановили после прохода байдарочников. Вколочены свежие колья. Осматриваю, чем рыбу ловят – кувшин! Длиной более трёх метров и метр в диаметре! Точно на того карасика! Заколы я не разбираю. Я их тараню. Беру разгон и пробиваю лодкой. Лодка либо ломает колья, либо заскакивает на них. Далее достаточно сместиться на нос и лодка сползает на другую сторону закола.
Доплыл до деревни. Оказалось Крапивно. Смотрю на карту и понимаю решение вчерашней загадки. Во истину расстояния по воде и суше имеют большую разницу.
Очередной рывок по плёсу. На входе в бочаг течение замедляется и очередной закол. Да какой-то странный. На кольях, над заколом, настил и на нём приличная охапка соломы. Выбираю место где колья пореже, беру разгон и врезаюсь в закол. Треск ломающихся кольев. Настил с соломой теряет устойчивость и падает в воду. Из соломы, чертыхаясь, проклиная лодочников, вылезает мужичёк и бредёт по пояс в воде к берегу. На берег ему приходится выползать, так как прорезиненный комбез набрал столько воды, что вытащить её на берег не хватает сил. Я стою у закола и наблюдаю за мужичком. Тот, выбравшись из комбеза, соизволил на меня посмотреть. И вдруг замолк. По-видимому, мой зековский прикид, и небритая физиономия с волчьим взглядом, отбила у него всё желание конфликтовать. Вот и отлично! Плыву дальше.
Стоило удалиться от деревни, заколы кончились. Выбираю место покрасивее и останавливаюсь на отдых и обед. Тихо, тепло, по небу плывут редкие белые облачка. Разморило и тянет в сон. Пока полностью не расслабился надо двигаться. Очередной рывок и упираюсь в остатки деревянной мельницы. Выглядят внушительно, но вода давно сделала своё дело. Даже ускоренного течения нет, не то что слива. Прохожу на вёслах.
Характер реки снова изменился. Бочаги и плёсы кончились. Живописный сосновый бор тоже. Пошли берега с кустами и луговинами. Лес стал смешанным. Попался мелкий, длинный каменистый перекат. Одолел его за несколько приёмов. Если дальше такое будет, до Котлована мне не добраться.
Попался шоссейный мост с гравийной дорогой и деревня Мининская. Дорога вполне проходима для моей амфибии. Буду считать её запасным путём отступления от воды. А пока, налегаю на вёсла.
Начавшийся дождь, выгоняет меня на берег. Мокнуть под вечер не хочется, да и ходового времени осталось всего два часа. Лодку затащил на береговой уступчик, рядом с норой водяной крысы. Ставлю тент и отдыхаю. Вспоминаю про Хранителя:
- Хранитель, тебе удалось разобраться в том бреде, что я наплёл про лазейку в параллельный мир?
- Удалось! И это далеко не бред! Консультант подтвердил вероятность такого перехода.
- Приеду домой, буду Ловондатр два собирать.
- Зачем тебе это?
- Интересно!
- Ты сначала до дому доберись!
Последние слова Хранителя, почему-то прозвучали не то как предупреждение, но то как скрытая угроза. Впрочем, поход ещё не далёк до завершения и я ему пока нужен. С такими мыслями я готовил ужин, а потом и уснул.
Ночью меня несколько раз будила крыса. Она шумно плескалась в воде и что-то с хрустом грызла.
Виктор(VINT-70) # 1 декабря 2017 в 22:07 0
Занимательное чтиво!!! v Каждый вечер жду продолжение... v
Отшельник # 2 декабря 2017 в 19:21 0
Рад стараться для читателя! Там ещё много написано.
Сохатый (Юрий) # 2 декабря 2017 в 19:38 0
Подписываюсь.
Подозреваю, что автор издавался. Где искать?
Отшельник # 3 декабря 2017 в 19:18 0
Всё здесь выложу, больше нигде нет, кроме моего компа.
Сохатый (Юрий) # 3 декабря 2017 в 22:10 0
Ну и зря. Вообще не печатались?
Отшельник # 4 декабря 2017 в 19:24 0
Этот бред недавно написал, выкладываю впервые. Всё ранее написанное в этом блоге, можно встретить на других форумах в виде отдельных рассказов или отрывков. В бумажном виде не печаталось нигде.
Сохатый (Юрий) # 4 декабря 2017 в 22:01 0
Вот вам challenge на зиму - напечататься.
Отшельник # 5 декабря 2017 в 19:28 0
Да кто это напечатает? Раньше хоть журнал МОТО кое что печатал. А сейчас никто не возьмётся. Да и я сам не вхож в среду продвинутых литераторов.
Отшельник # 2 декабря 2017 в 19:22 0
31 июля 2000 г.
Туман, тихо и дождь. Завтракаю и жду погоду. Зашил штаны, рукавицы, почистил примус. Даже побрился. А нудный дождь всё не кончается. Решаюсь задать созревший вопрос:
- Хранитель! Того мужичка на заколе ты припугнул?
- Нет!
- Тогда чего он так напугался, что не стал конфликтовать?
- Потом сам узнаешь!
В ожидании окончания дождя и мысленных поисках причины, напугавшей рыбака, пролежал в лодке до обеда. Неспешно пообедал. А потом и задремал. Мне снилось, как крыса вылезла из норы, постучала оставленной ей на вылизывание консервной банкой по лодке и спросила: «Долго ту тут спать будешь? Дождь уже кончился!»
От такого известия я сразу проснулся. Крыса обманула. Дождь продолжал идти. Банки у норы не было. Надо менять тактику движения – плыть к мосту, вытаскиваться на берег и ехать по грейдеру, пока он мокрый. Так и делаю.
Сплавляюсь до моста, разбираю лодку на модули и втаскиваю в берег и на дорогу. Снова собираю лодку. Еду. Грейдер намок и не препятствует движению. Нудный дождь роняет редкие капли. Заслоняюсь от него передним тентом и куском полиэтиленовой плёнки. Как ни странно, во время дождя мне легче ехать, чем плыть.
Попадается местный любознательный мотоциклист. Пытаюсь выудить из него хоть какую-то полезную информацию. Ни черта не знает. Тот редкий случай, когда болтун не находка для шпиона.
Грейдер, сначала проходимый, начал размокать. Дождь перестарался. В Котловане дорогу уже изрядно размесили машины. Доехал с трудом. От Котлована началась бетонка. Ехать стало легче. В посёлке Кузьминское, бетонку сменил асфальт. Вообще шикарно! Тем более дождь кончился! За деревней Порожки пересекаю Сьежу по мосту. Река вполне пригодна для сплава. Только плавать тут уже не интересно. Берега открытые, луговые, да и деревень много. Еду дальше. Меня интересуют Удомельские озёра.
В деревне Стан, нахожу задвижку, которая регулирует сток Сьежи из озера. Вода через шиберу еле переливается. Значит основной сток идет от притоков. В Стане ещё один мост через реку и отличная дорога на северный берег озера. Решаю ехать до первого удобного съезда в озеро.
Съезд нашёлся в деревне Щеберино. Перевожу лодку в водоплавающее состояние и плыву к северному берегу. Вода под лодкой называется озером Удомля. С открытых берегов озера и с воды прекрасно просматриваются два чёрных энергоблока атомной электростанции. Ощущение такое, что над озером висит Домоклов меч, способный в любой момент упасть и разрушить этот хрупкий мир единения человека с природой.
Вечереет. Осматриваюсь в поисках удобного места для ночлега. Вдоль западного берега тянется цепочка островов с бухтами и протоками. Острова сплошь заросли кустами ивы. На воде нет ни одной лодки, хотя по берегам озера очень много деревень. Вода в озере очень тёплая. Попадается залив, перегороженный буйками. Подплываю. Буйки оказываются поплавками, поддерживающими рыбацкую сеть. Ячея у сети такая, что футбольный мяч пролезет. Кого здесь ловят? Тех крокодилов?
Доплыл до северного берега озера, а удобной стоянки так и не нашёл. Решаю вернуться к первому попавшемуся острову и встать на ночлег прямо на заплёске.
Подплываю к острову. Заплёсок илистый. Подбираю две дровины и затаскиваю на них лодку. Готовлю ужин, а поедаю его уже в сумерках. Солнце село. Замечаю на заплёске какое-то движение. Приглядываюсь. Лягушки! Да сколько их! Укладываюсь спать. Вдруг, недалеко от лодки, что-то начинает светиться. С появлением света заквакали лягушки. Поднимаю край тента и вижу: Из воды поднимается ослепительно белый шар. Медленно набирает высоту и распадается на сотни гаснущих искр. Лягушачий хор стихает. Слышу голос Хранителя:
- Как ты только живёшь в этом мире и можешь спать в таком месте!?
Отвечаю запомнившимися словами Валентины:
- Это мой мир! Я в нём живу и привык к нему!
Продолжения диалога не последовало. Засыпаю.
Отшельник # 3 декабря 2017 в 19:19 0
ПОД КОЛПАКОМ.

1 августа 2000 г.
На удивление отлично выспался. Погода тихая, ленивая. Солнце в дымке. Тепло. Озеро как стекло. Деревни уже не спят. Со всех берегов озера доносится знакомый шум. Это не дачники. Завтракаю, снимаюсь и плыву на юг. Меня интересует проход в речку Волчина.
Озеро широкое, приходится держаться недалеко от берега. Знакомый заливчик. О! Сеть сняли! Плыву дальше. Острова закончились. А вот и первая лодка. Да какая большая! Да это же рыбаки! Что-то выгружают. Подплываю к ним. Ни фига себе! Карасики! Разговор начали рыбаки:
- Тебе не страшно на такой маленькой лодке по нашему озеру плавать? Смотри, какие тут рыбёшки обитают! Махом проглотят!
- Волков бояться, в лес не ходить! Как эти караси называются, и от куда они тут взялись?
- С Амура их завезли! Это Толстолобик. Рыба травоядная. Вода в озёрах тёплая, быстро растут водоросли. Гербициды применять нельзя – Воду использует город и десяток деревень. Вот и решили применить этого обжору. К стати, он и в Сьеже водится.
- А зачем тогда его ловите?
- Расплодился больше нормы, еды не хватает, мор пошёл. Вот и ловим. Не вздумай сам его ловить! Во-первых опасно. Эти рыбёхи уже не одного рыбака утопили. Во-вторых нельзя. Егерь штрафует. Мы могли бы тебе хвост отрубить, рыба съедобная, но сам понимаешь – найдут у тебя его, дёшево не отделаешься.
- А почему на озере ни одной лодки нет?
- Судоходство запрещено! Чтобы не мешать этим рыбкам траву есть. Ты не местный, судя по номерам, но мы тебя предупредили!
- Егерь накажет?
- На первый раз отделаешься словесным порицанием. Второй раз не попадайся!
- Есть вероятность, что до южного берега я встречу егеря?
- Раз на раз не приходится! Желаем удачи!
Рыбаки закончили разгрузку своего баркаса в тракторный прицеп и пошли в сторону Стана.
Огибаю мыс. Вот исток Сьежи. Видна задвижка. В прямой видимости низкий бетонный мост через перешеек озёр. Плыву туда. На мосту полно рыбаков. Мост настолько низкий, что до пролётов можно достать рукой. Проплывая под мостом, услышал несколько нелестных замечаний о моём пребывании в озере на лодке. В ответ делаю им замечание о рыбной ловле да ещё с моста. Отмалчиваются. Видимо тоже нельзя.
Вода за мостом, уже считается озером Песьевым. Оно меньше Удомли, но на всякий случай продолжаю идти вдоль западного берега, подальше от чёрных корпусов атомной станции. Огибаю очередной мысок, и вижу диковинное строение- полуразрушенный двухэтажный особняк барской усадьбы. Любопытство берёт вверх. Высаживаюсь на берег и иду осматривать строение.
От дома остались только стены, и то не везде. Всё выглядит каким-то маленьким. Сейчас коттеджи строят намного больших размеров. Рядом с домом обнаружил остатки ещё двух строений. Сохранились только фундаменты. Один с довольно глубоким погребом. Интересно бы узнать, чей это домик. Рядом деревня, но вряд ли там расскажут. Максимум скажут, барская усадьба, так это я и так знаю. Плыву дальше.
Вдоль западного побережья оказалось слишком много еды для толстолобика. Чтобы не путаться в кувшинках, гребу в сторону железнодорожного моста. Там просматривается и дорога. Совсем рядом с озером.
Подгребаю к намеченному месту. На берегу стоит видавший виды Урал с коляской. Рядом солидный мужчина с удочкой. Ловит рыбу. В полиэтиленовом пакете трепыхаются несколько пойманных карасей. Спрашиваю мужчину:
- Разрешите мне здесь на берег высадиться?
- Да! Пожалуйста!
Говорит он и отходит метра на три в сторону, где берег повыше. Причаливаю и начинаю разбирать лодку по частям переносить к дороге. Завязался разговор:
- Интересный у вас транспорт! Максимальная функциональность! Как у автомата Калашникова! Ни чего лишнего!
- Давно езжу! Что мешало, переделал, лишнее выкинул.
- Вы по Сьеже плыли?
- Да! До Мининского моста. Дальше терпения не хватило.
- На реке завалов, заколов много?
- Низовья парни на мотолодке почистили до гидроэлектростанции. Выше, от Котлована, Байдарочники поработали.
- Толстолобик попадался?
- Один попался, в бочаге, где вагончик, перед деревней Крапивно.
- Вы ведь на самом северном острове ночевали? Что там у вас полыхнуло?
- Да, ночевал. Полыхнуло не у меня. Я так думаю, в иле какая-то дохлятина разлагается. Произошёл выброс болотного газа с примесью фосфора. Вот и полыхнуло. Я сам напугался.
- Рыбаки с вами хвостом поделились?
- Нет. Только предупредили, что потом с этим хвостом хлопот не оберёшься.
- Вот скупердяи! Куда дальше путь держите?
- Ищу сток в Волчину. Вы тут, наверное, всё знаете! Можете подсказать?
- Не всё, но знаю. Что вас интересует?
- Про усадьбу, от которой только полуразрушенный дом остался, что-нибудь знаете?
- Я не знаю, но знаю, кто знает! В Удомельской библиотеке есть краевед, который историю здешних мест знает, как свою биографию. Обратитесь к нему.
- Постараюсь его разыскать, только не сейчас. Через город в озеро Кубыча ручей течёт. Он из озера Песьево, или это два разных ручья?
- Сейчас уже не разобрать, что куда течёт. Часть этих ручьёв засыпали, часть объединили с ливнёвками. Но волок раньше по ним был.
- Озеро Кубыча разрешено для лодок и туристов?
- Движение лодок разрешено, но без моторов. Есть стоянки с подъездами от дороги. Можно и рыбу ловить, но только на удочку.
- Протока с Кубыча в Рогозино проходима?
- Только весной. Летом так зарастает, что найти трудно. Кстати, если вы собираетесь сплавляться по Волчине, то там тоже одна трава.
- Вы рыбу ловите, а она хоть в пищу пригодна?
- Это для кота. Хоть санэпидемстанция и уверяет, что всё в порядке и уровень загрязнения в норме, многие стараются есть только всё привозное. С другой стороны, десяток деревень водой из озера огороды поливает, пьют эту воду, урожай на зиму запасают, скотину всякую держат и особо на здоровье не жалуются.
За разговором, я собрал лодку, уложил походный скарб, поблагодарил мужчину за консультацию и поехал через город Удомлю к озеру Кубыча. Расспрашивать мужчину, от куда он знает подробности моего перемещения, я не решился. Да и вряд ли он скажет. Город Удомля чуть ли не закрытый. На его территории стратегический объект. Полно компетентных органов, слухачей и стукачей. О моём продвижении могли доложить кто угодно. Водитель машины, мотоциклист, мужичёк, которого я ненароком искупал, рыбаки и рыболовы с моста. А мужчина с Уралом, мог быть либо егерем, либо сотрудником госбезопастности. Он знал, куда я приплыву. Стоял, ловил рыбу и ждал.
Мои мысли, что моё передвижение отслеживают, укрепились, когда я проезжал пост ДПС на выезде из города. Двое, вооружённых автоматами, милиционеров, смотрели в мою сторону, а не на тех, кто въезжает в город. Когда я подъехал к посту, один из постовых прошёл в будку поста к телефону. Наверняка доложить о прохождении. Меня не остановили. Попытался отследить, нет ли за мной хвоста – бесполезно, но шестым чувством воспринимал чей-то пристальный взгляд. Спрашиваю Хранителя:
- Это вы меня так пристально рассматриваете?
- Тебя уже давно рассматривают, и не только мы. Будут рассматривать до Волчины.
В деревне Лайково, оказался отличный съезд в озеро Кубыча. Стаскиваю лодку в воду, плыву вдоль западного берега. Озеро узкое и длинное. От берега всё не просматривается. Много мысков и заливов. Берега не высокие, песчаные, поросшие сосновым лесом, почти без подлеска. Много автостоянок. Видимо для горожан, это насиженное место отдыха.
Близится полдень. Выбираю место для обеда. Чтобы отследить хвост, встаю под берегом у ракитового куста. С берега меня не видно, с соседних мысов тоже. Зато я просматриваю весь лес до дороги и берег до соседних мысов. Готовлю обед. Ждать пришлось не долго. На соседний мыс выкатило не приметное «Зубило». Водитель в спешке выскочил из машины и стал озираться по сторонам. Потом прыгнул в машину, дал по газам и уехал. Эта же машина показалась и на мысу, где я обедал. Не глуша мотор, и не закрывая за собой дверь, водитель выбежал на берег. Я поймал его взгляд, и сказал:
- Да здесь я! Никуда не сбежал!
Водитель присел на край обрыва, и сообразив, что его вычислили, спросил напрямую:
- А зачем тогда прячешься?
- Привычка! Не показывай места своих стоянок – целее будешь! Кроме спец служб ещё и гопники есть. Я в ваших краях уже третий день телепаюсь и никто не спросил у меня удостоверения личности. Почему?
- У нас скрытое наблюдение за всеми подозрительными. Лодка у тебя с номером, по нему про тебя всё узнали. Когда ты догадался, что за тобой следят?
- Сейчас думаю, что у первого деревянного моста! Вашу машину я там видел! Видимо сопровождали байдарочников, а тут я в поле зрения случайно попался.
- Быстро ты нас вычислил! Откуда такой опыт по сбору информации?
- Я же турист одиночка. Пока не наберу инфы по маршруту, в него не еду. Ну а на маршруте собираю всю попутную информацию – для составления следующего пригодится.
- Так ты в наших краях уже бывал?
- Да уже третий раз я здесь! Может, и ещё раз приеду.
- Что-то интересное удалось найти?
- Да! У ваших краеведов узнать историю барской усадьбы, и озёр здесь много, дороги проходимые есть. Разложу пасьянс из геокарт. Вдруг, что-нибудь покажет.
- Да ты разведчик прирождённый! Почему не согласился, когда тебя вербовали?
- Время было упущено, карьеру не успеть сделать, а на побегушках самому не интересно. Так всё в пределах хобби и осталось. Вы мне лучше подскажите: На берег в Ясной Поляне выбираться, или есть выход с южного конца озера?
- Ну! Разведчик! Кого угодно в оборот возьмёшь! Плыви до южного конца, там дачный посёлок, дорога по краю озера идёт. Я тебя там ждать буду, с воды увидишь. Ещё что подсказать?
- Да! В Выскодне магазин есть? Жратву для Волчины прикупить.
- Есть! И успеешь, если поторопишься! Отвлекать тебя больше не буду. Счастливого пути!
Водитель не торопясь сел в свою, начавшую призывно выть и скрежетать вентилятором охлаждения, восьмёрину и уехал. Лучший способ избавиться от назойливого сыщика, начать его допрашивать. Побоится, что сболтнёт лишнего и сам слиняет. Доедаю обед и плыву на юг озера.
Как ни странно, протоку в озеро Рогозино, я нашёл. С воды она была заметна. А вот на местности представляла собой заросшую осокой низину. Воды не было видно. Огибаю плавный выступ берега и замечаю знакомое зубило. Стоит рядом с пляжем. Слава Богу, там нет купающихся – день не выходной.
Режу остатки озера в сторону пляжа. Пока плыл, зубило уехало, но пристальный взгляд я продолжал улавливать. Лодка села на мель у пляжа. Вылезаю осмотреть место. Оно мне не понравилось – песку много. Забираюсь в лодку и отгребаю от пляжа. Опять чувствую взгляд. Переполошился, небось, наблюдатель. Ничего. Пусть понервничает. У него работа такая. Высаживаюсь на берег в конце пляжа, где вплотную к берегу можно подойти, и дорога рядом. А главное нет песка. Собираю лодку и пытаюсь вычислить наблюдателя, но не получается. Всё равно переиграю. Одно ясно, это не водитель зубила.
Преднамеренно забываю на берегу обрезок верёвки, которым подвязываю вёсла. Выволакиваю амфибию на дорогу, завожу движок, еду. Проехав метров сто, делаю вид, что проверяю крепление вёсел, а потом осматриваю лодку. Потом резко разворачиваюсь и еду в сторону пляжа. А вот и наблюдатель – За мной не торопясь едет серая четвёрка. Увидев меня, водитель изменился в лице. Вот он и попался. Чертыхается наверное! Смотрю, что он дальше будет делать. Нашёлся – свернул в сторону озера.
Доезжаю до пляжа. Подбираю верёвку, подвязываю вёсла, наблюдаю. Стоило начать движение, четвёрка тоже поехала, на этот раз передо мной. Скорость машины всё-таки по более моей тарахтелки, Потерял её из виду. По законам конспирации, он должен сейчас спрятаться и наблюдать за мной в ключевой точке. Эта точка – выезд на Удомельскую дорогу.
Вот и выезд. Останавливаюсь. Достаю карту, ориентируюсь, заодно осматриваю местность в поисках следящего. Хорошо спрятался, только не учёл, что я из лодки вылезу. За перегибом дороги его не видно. Еду на юг. Четвёрка обгоняет меня перед деревней Выскодня. Еду через деревню и ищу магазин. Он оказывается рядом с дорогой. Останавливаюсь и иду покупать любимые макароны. Перед входом в магазин, оглядываюсь на лодку и улицу. Четвёрка стоит за припаркованным грузовиком. С дороги не видно, от магазина – как на показ.
Закупив продукты, выхожу из магазина. Четвёрки нет. Перепрятался. Но всё равно видно – сквозь забор в примыкающей улочке. Укладываю покупку в рюкзак, начинаю движение. Четвёрка, под прикрытием грузовика, выезжает на дорогу и до моего объезда грузовика, скрывается за поворотом. Классный манёвр! Интересно, где он спрячется у моста через Волчину? Там место открытое! Скорее всего, в деревне перед рекой.
Деревня Тарки. Река делит деревню пополам. Дорога делает изгиб, и мост оказывается вне деревни. А вот и четвёрка. Стоит у моста. Водитель её моет. Что он будет делать, если я проскочу мост и поеду до следующей деревни, она тоже на реке. С другой стороны, он наверняка в курсе, что я буду сплавляться по Волчине, но не знает откуда. Да я и сам не знаю.
Останавливаюсь у моста и изучаю карту. На всём своём пути к Мологе, Волчина течёт рядом с дорогой. Исток у неё из озера Волчино. В это озеро сток из шести озёр, соединённых короткими протоками. По идее, это тема для отдельного похода. Для меня сейчас главное – пройти Пестовскую кругосветку. Хотя бы там, где вода позволяет. Придётся петлю от истока до Тарков оставить на потом.
Выхожу на мост и осматриваю берега. Неудачное же место для мытья машины выбрал наблюдатель. Но для наблюдения – идеальное. Вот на таких вот несостыковках разведчики и проваливаются. Впрочем, по сообщению Хранителя, меня он будет вести до Волчины. Так что упрощаю ему задачу. Съезжаю к реке, готовлю лодку к сплаву и спихиваю в воду. Водитель наблюдает за мной с моста. Машину он уже помыл. Машу ему на прощание рукой и налегаю на вёсла. Как ни странно, он отвечает мне тем же жестом, потом качает головой, садится в машину и едет в сторону Удомли. Его миссия окончена. Он понял, что я его вычислил.
Плыву, осматриваю реку, и размышляю над прошедшим днём. Надо отдать должное местным чекистам. Сработали чисто. Был бы это мой первый поход, я бы ничего не заметил. Да и тут заметил слишком поздно. Как здесь люди живут? Под тотальным наблюдением! Вроде бы и свободны, а как на зоне. Туда не ходи, это не делай, лишнего не скажи. Вспоминаю мужичка на заколе. Испугался он, что я его за браконьерство заложу. Рыбаки на мосту на моё замечание тоже промолчали. Трудно жить, когда кругом закон и его представители. Вот и хочется хоть немного да его нарушить, чтобы чувствовать себя свободным. А ведь так хочется!
Река подозрительно широкая и с полным отсутствием течения. Изобилия водорослей пока не наблюдается. На берегу угадывается близость дороги. Наконец, очередной изгиб реки уводит от дороги к низкой луговине. Место знакомое. Когда то здесь ночевал. По времени в самый раз заняться тем же самым. Встаю на стоянку. День простоял отличный. Вечер тихий и тёплый. Много назойливых мух. Засыпаю, когда выпала роса, эти твари намокли и успокоились.
Отшельник # 4 декабря 2017 в 19:26 0
ВОЛЧИНА.

2 августа 2000 г.
Проспал. Ночью был дубак. Утро сырое – выпала обильная роса и промокло всё. Небо ясное. Жду, когда мою стоянку прогреет солнце, сушусь, готовлю и поедаю завтрак, трогаюсь в путь. Наслаждаюсь тишиной реки, теплотой ласкового солнца, любуюсь гладким зеркалом воды. Назревает очередной вопрос к Хранителю. Спрашиваю:
- Хранитель! Как путешествовать во времени в нашем пространстве?
- А у тебя самого есть варианты ответа?
- Есть! Нужно тормозить или ускорять время с дискретностью в один год. Тогда можно попасть либо в прошлое, либо в будущее.
- Ты опять забываешь о спутнике и наклоне орбиты. По твоему методу можно вообще никуда не попасть. А если и попадёшь, то назад точно не вернёшься!
- Почему?
- В том пространстве, куда ты попадёшь, ты проведёшь какое-то время. А раз так, то отсчитывая год на возвращение, ты окажешься совсем в другом, а не в своём пространстве. Если к дискретному году добавишь время в гостях, то заблудишься ещё больше! Более того, во время твоего отсутствия, пространство может поделиться. При этом обе копии пространств будут не твоими. Может произойти сворачивание пространства, тогда тебе некуда будет вернуться.
- Согласен! Идея неправильная! Как же вы перемещаетесь во времени?
- Мы живём в мире, где кроме вашего, есть ещё два вектора времени. Используя их свойства, мы перемещаемся не только по вашему времени, но и по вашим пространствам.
- Значит, чтобы переместиться по нашему времени, надо сначала попасть в ваш мир!
- Да!
- Я могу это сделать?
- Да!
- Как?
- Тебе надо умереть!
- Другой способ есть?
- Есть, но он тебе недоступен.
- В чём он заключается?
- В полном единении человека с природой плюс духовном и физическом развитии.
- У людей есть на это шанс?
- Ни малейшего! Ваша цивилизация пошла по технократическому пути развития и заложенные в вашем теле нужные органы и чувства атрофировались или превратились в рудименты.
- Тогда можно ли решить этот вопрос технически?
- Можно, но вы это не успеете!
- Почему?
- Техногенные цивилизации склонны к самоуничтожению.
На берегу, за поворотом реки, появились признаки цивилизации. Целый куст деревень. Последняя из них Благодать. За её мостом цивилизация закончилась, и река стала петлять по заболоченной низине, делясь камышовыми островками на протоки. Течение пропало полностью, зато появились кувшинки. Где то в этом лабиринте находится протока в озеро Чеполшевское. Не заблудиться бы. Стараюсь двигаться на северо-восток. Там Волчина впадает в озеро Перхово. Мне туда.
До озера пришлось изрядно поплутать в камышах. Встретил туристов на байдарке. Второй раз пытаются попасть в Благодать. Говорят, что озеро рядом. Наконец острова закончились, протока расширилась и вот оно, озеро Перхово. С попутным ветром прохожу его довольно быстро. Берега открытые. На левом что-то вроде необитаемого дома отдыха. Приличный песчаный пляж. На нём голышом загорают три девчонки. Меня заметили слишком поздно. Две стали торопливо прикрываться полотенцами. Третья, показала мне язык и продолжила впитывать солнечную энергию своими округлостями. На правом берегу видна стоянка автотуристов. Лесистый оказался только конец озера. Лес красивый – сосны и черника. Продолжения реки здесь не оказалось. Протока забита плавающими островами и заболотилась. Придётся немного вернуться назад. А можно и задержаться – время обеда. Пристаю к низкому берегу в тени высоких сосен. Готовлю обед, поедаю, отдыхаю и в путь.
Гребу назад вдоль лесистого берега. Вот и основное русло Волчины. Попался высокий деревянный мост и грейдерная дорога в Перхово. Ещё пара поворотов и река опять приближается к дороге. На столько близко, что виден мост через приток, речку Съюча. Эта речка интересна тем, что впадает в Волчину в двух местах. Первое я уже проплыл.
Начался участок реки забитый водорослями. Вспоминаю, как копался в таком же салате на Радоли. Опять те же толстенные плавающие корневища с цветами. От цветов исходит дурманящий аромат. Ветра нет, солнце уже не греет, а палит. Замедленное перемещение в пространстве тянет за собой время. На правом берегу низкий наволок. На нём, уцелевшая от птичьих налётов ирга. Выбираюсь на берег, отдышаться от дурмана цветов и ягод поесть. Плоды крупные и сочные. Деревце небольшое и гибкое. Можно собрать всё.
Поедая ягоды, замечаю идущую по луговине кошку. Саму кошку в траве не видно, видно только поднятый хвост. Обходит свои владения. Деревня где то рядом. Кошка оказалась черно-белая как доминошка. Чистая, ухоженная и совершенно ручная. Положила мне лапы на плечё и с присвистом стала о чём-то мурлыкать в ухо. Отпускать меня она ну никак не хотела.
Выбравшись из цепких объятий кошки и оставив наполовину объеденную иргу, лезу в речной салат и продолжаю нудную борьбу с водорослями. За этим занятием меня застал дождь. Пришлось поставить тент и пережидать небесную мокроту. Под тентом я оказался не один. От дождя туда набилось стадо комаров. Чтобы не стать им едой, пришлось выгонять этих назойливых вампирчиков тряпкой под дождик.
Стоило дождю закончиться, снимаю тент и комаров как не бывало. Добавление воды из впадающей речки Молдинка, немного разбавило плавучий салат. Продвижение пошло легче. За Лугинским мостом, оказался длинный и прямой плёс с одними кувшинками. Закончился плёс несколькими поросшими травой островами. На правом берегу попалась песчаная высыпка из пересохшего ручья. На этом пляжике решаю устроиться на ночлег. Редкие облачка рассеялись. Ночью опять дубак будет. Место открытое. Кругом одни луговины. Под утро всё росой промокнет.
Перед сном, в голове крутится какая-то странная мысль. Что наша цивилизация, это общество инвалидов – киборгов. И чем дальше мы развиваемся, тем больше наша зависимость от техники. Чтобы передвигаться, мы используем в качестве протезов автомобили. Чтобы летать – самолёты. Чтобы плавать – корабли. Для общения придумали радио и телефоны. Чтобы посмотреть на недоступное – телевидение. Я сам, вроде живу близко к природе, но ноги мне заменяют колёса амфибии. Продолжение рук – вёсла. Моя сила усилена двигателем. От воды я оградился днищем лодки. От осадков – тентом. Чтобы сохранить тепло своего хилого тельца в холодную ночь, мне приходится кутаться в тёплый спальный мешок. Я не могу без всех этих протезов. Я киборг!
Отшельник # 5 декабря 2017 в 19:30 0
3 августа 2000 г.
Холодно, сыро, солнечно. Опять отплыв задержался на час. Плыву и осматриваю берега. За счёт островов русло реки становится шире. Берега повышаются. Начинаю ожидать от реки очередного подвоха. А вот и он – течение ускоряется и проносит меня по незначительному сливу мимо остатков гидроэлектростанции.
Похоже, что самоуничтожение нашей цивилизации началось и идёт уже давно. Мы строим сложные технические объекты и становимся их рабами и заложниками. Тратим силы и жизни на их обслуживание. Без нас они существовать не могут, а природа рушит их как чуждые и ей не нужные. Может возникнуть такая ситуация, когда созданная на пределе человеческих возможностей техническая система, создаст аварийную обстановку, ликвидировать которую не удастся. Начнёт рушиться вся система. Человечество, оказавшееся без ресурсов и без протезов, будет отброшено далеко назад по эволюционной лестнице. Оказавшись наедине с природой, вымрет почти полностью, и эволюция начнётся с чистого листа. Тут и вмешательства Богов не надо. Не надо глобальных войн и планетарных катаклизмов. Достаточно одной общей безумной идеи.
После разрушенной ГЭС, русло реки сузилось, но берега оставались высокими. По берегам много мест, удобных для стоянки. Попадаются и насиженные стоянки, только без туристов. По левому берегу две длинных деревни Малое Вороново и Большёе Вороново. Во второй деревне наплавной пешеходный мост. Перетаскивался. За деревнями попалась обширная заливная луговина. Её обитателями оказались очень злые мухи. В деревне Маковищи это обиталище насекомых закончилось.
Снова русло начинает увеличивать свою ширину. Так как воды для заполнения русла не хватает, оно заполняется островами. Не уж то опять впереди запруда? Оказался шоссейный мост в деревне Покров. Совсем рядом, в деревне Гарусово, высокий пешеходный мост. Проходы под мостами свободны.
За деревней цивилизация заканчивается. Волчина выписывает петли по низкой пойме, ограниченной лесистыми коренными берегами. Изобилие красивых и удобных для стоянки мест прерывается только деревенькой Стрелечье. Отсутствие туристов начинает меня беспокоить. Делаю привал для отдыха и обеда. Заодно задаю очередной вопрос Хранителю.
- Хранитель! Что такое деление пространства и сворачивание пространства?
- Деление, это создание копии пространства. Сворачивание, это, по-вашему, апокалипсис.
- Для чего проводятся такие манипуляции?
- Деление происходит, когда назревают два варианта развития. Если один из вариантов оказывается тупиковым или опасным, его сворачивают.
- Наш вариант развития тупиковый?
- Пока нет. Есть варианты выхода.
- При сворачивании пространства оно полностью уничтожается?
- Нет. Оно направляется в хранилище, где отсутствует вектор времени и разбирается для нужд пространств при их делении.
- Что происходит с людьми и животными при сворачивании пространства?
- Всё это создано из праха, в прах и обращается. Энергетическо - полевая составляющая сортируется для дальнейшего развития.
- Как это?
- Ты Библию читал? Хоть это и сказка для древних, не одну сотню раз редактированная человеком, суть её осталась прежней. Кто жил по законам Божьим, тот попадает в Рай, а точнее на верхнюю ступень развития или в мир, где на одно измерение больше. А кто жил по понятиям, тому даётся ещё шанс на исправление.
- А если не исправится?
- Помещается в животное низшей ступени развития. Такое перемещение идёт на всех ступенях в обе стороны. Кто-то эволюционирует, кто-то деградирует.
Я тут же вспомнил кошку – доминошку. Потом память подбросила ещё несколько примеров из жизни, когда мне попадались умные животные и люди с уровнем развития крыс и собак. Вспомнилась песня Высоцкого об Индусской ринкарнации душ.
Мои размышления о судьбах душ прервали два обстоятельства: Река поделившись на два рукава, упёрлась в остатки мельницы. Плотины и слива не было, но из русла и берегов торчали довольно высокие гнилушки свай. Только я выбрался на берег, чтобы наметить пути обхода препятствия, начался дождь. Капал сначала нехотя, потом с неба хлынул настоящий ливень. Тороплюсь с установкой тента. Тут приходит неожиданная помощь от Хранителя. Надо мной будь-то открыли зонт. Смотрю вверх и вижу, как летящие на меня дождевые капли меняют траекторию и расходятся в стороны. Понимаю, что долго это длиться не может. Выволакиваю лодку на берег, ставлю тент, ныряю под него и благодарю Хранителя за спасение от небесной мокроты. Слышу ответ:
- Рад был помочь! Отдыхай! Дождь будет идти до ночи.
Такое известие меня не обрадовало – пропадают четыре ходовых часа. Плыть под дождём, мне тоже не хочется. Следую совету Хранителя. Расправляю наспех поставленный тент, чтобы вода в складках не скапливалась. Раскладываю сидение лодки в диван, и занимаю горизонтальное положение. Под шум дождя обдумываю сказанную Хранителем информацию о делении и сворачивании пространства. За этими простыми словами судьбы миллионов людей или их гибель. Пока время есть, решаюсь узнать об этом по подробнее. Спрашиваю:
- Хранитель! Как на практике происходит деление пространства? Люди при этом что-нибудь замечают?
- Очень наблюдательные, вроде ваших учёных, могут заметить, и то с помощью приборов. Но потом спишут всё на ошибку приборов. Остальные не заметят.
- А сворачивание пространства, это катастрофа планетарного масштаба? Падение кометы, резкий дрейф материков, всемирный потоп или эпидемия?
- То, что ты перечислил, это не сворачивание пространства. Это смена или коррекция флоры и фауны. Применяется, когда нет прогресса в развитии, или развитие вышло из под контроля. Пространство при этом сохраняется. Примеры сам назовёшь?
- Попробую! Гибель динозавров при падении астероида, Библейский всемирный потоп, гибель Атлантиды, Гипербореи, Минойцев, Лемурийцев и Ацтеков.
- Справедливы только первые два примера. Атланты, Гиперборейцы и ещё три страны нынешних Индии, Египта и Америки, истребили друг друга во время всепланетной войны. Микро цивилизация Минойцев не смогла развиться из-за взрыва вулкана. Ацтеки пережили всепланетную войну, но потом деградировали. А Лемурийцы преуспели с развитием и до потопа успели уйти в верхний мир, где на одно измерение больше.
- Выходит, что описанная в Библии «Жатва» и есть сворачивание пространства?
- Да!
- Шамбала, это то место, куда ушли Лемурийцы?
- Да! И не они одни так называли верхний мир.
За разговором не заметил, как летит время. Ливень давно перешёл в нудно моросящий дождик. На коренном берегу оживилась одна из стоянок. Было слышно, как там рубят дрова и разговаривают. Потом с берёзовой поляны, к реке, потекла струйка дыма от костра. Дым стлался по земле, предвещая долгое ненастье. Пора было готовить ужин и спать. Что я и сделал. Пасмурная погода выровняла разность ночных и дневных температур. Ночь была относительно тёплой и тихой. Лишь капли дождя постукивали по тенту. Под шум дождя спалось превосходно.
Отшельник # 6 декабря 2017 в 19:36 0
4 августа 2000 г.
Проспал. Погода хмурая. Пасмурно, холодно и ветрено. Пока завтракал, начался дождь. Пережидаю. Задаю очередной вопрос Хранителю:
- Хранитель! Какие возможности были бы у человека, если бы он развивался правильно?
- Библию читал?
- Да! Бог создал человека по своему образу и подобию. Неужели человек обладал возможностями Богов?
- Обладал!
- Что же его сгубило? Не яблоко же!
- Сам подумай! Нам интересен ход твоих мыслей!
- В Библии говорится про запретный плод. Значит, уже существовал кодекс поведения, что можно, а что нельзя. Но человек есть человек! Ему надо попробовать всё и сравнить. Оказалось, что то, что нельзя, вкуснее и интереснее того, что можно. На мой взгляд, первые люди попробовали либо наркотик, либо алкоголь. И первое отравление отключило у них все божественные возможности. Очнувшись после пьянки, они заметили, что мир вокруг них им больше не подчиняется и связь с Богом тоже не работает. Так они подумали, что их выгнали из Рая и стали развиваться самостоятельно. Как тебе моя версия?
- Может напишешь очередное толкование Священного писания?
- Нет уж! Еретики на костре сожгут! Может ответишь, что человек утратил?
- Отвечу! Человек утратил связь с энергетическим и информационным полем. В информационном поле записана наследственная память и можно узнать ответ на любой вопрос. А с помощью энергетического поля можно было материализовать любые мысли и желания. Всему этому человек предпочёл вредное для тела иллюзорное блаженство. Тебе пора двигаться – дождь кончился!
Дождь действительно кончился. Отталкиваюсь от берега и плыву к проявившейся из пелены дождя линии электропередач. За ЛЭП, до деревни Стлбиха, раскинулась широченная луговина. Ветер шумит береговой осокой. Дуга тента насвистывает заунывную мелодию. За деревней попались остатки запруды. Похоже, в этих краях запасались водой в каждой деревне. Следующая деревня – Макеевское, не исключение. Тоже снабжена остатками плотины.
Пара излучин реки и проплываю под знакомым мостом в деревне Ивановское. По этому мосту я уже не раз проезжал. А вот проплываю под ним впервые. Интересно, узнаю место своей первой стоянки? Восемнадцать лет прошло! Вот впадение речки Ворожба и знакомая церковь. В прямой видимости развалины ещё одной церкви. Где то здесь. Плыву к окраине луговины и ищу мысок с сосной. Только нет того мыска и сосны тоже. Осталось это место только в моей памяти. Пристаю к берегу и оглядываю луговину. Место действительно то. Только река подмыла берег, где сосна стояла. Решаю сделать привал на обед и отдых.
Через час опять налегаю на вёсла. Характер реки изменился: Появились островки, осерёдки и песчаные пляжи. К препятствиям добавились топляки. Сделав несколько петель, Волчина опять подходит к дороге. Проплываю деревню Никольское. За деревней лесная петля реки в сторону от дороги и громадная луговина с несколькими излучинами реки в районе Карельского городка. Странно, кто назвал обычную деревню городком. Луговина заканчивается. Волчина принимает очередной приток – речку Тифину. Уже два больших притока, а воды больше не становится. Подплываю к деревне с названием Володарка и ищу остатки плотины. Предчувствие не обманывает. Есть такая! Да ещё с небольшим перекатом. А недалеко и ЛЭП виднеется.
Дальше течение реки замедлилось и она стала сильно петлять по хвойному лесу, образуя старицы и заливы с песчаными косами и пляжами. Попалось несколько мест, оборудованных для стоянки. В лесу много грунтовых дорог. Нет только туристов.
Меня догоняет туча. Решаю переждать дождь на узком пляже под нависшими деревьями. Изучаю карту. С противоположного берега доносится шум. Где то там деревня Горка. До устья Волчины рукой подать. Ночевать в пригороде Максатихи мне не хочется. Решаю заночевать на этом пляже. До отбоя есть пару часов свободного времени. Дождь меня только попугал. Пару раз громыхнув, туча прошла мимо. На берегу решаю не следить. Место, где я встал, просматривается только с противоположного берега. Неторопливо готовлю ужин и затеваю очередной расспрос Хранителя:
- Хранитель! Что происходит с тем, что остаётся от человека после смерти?
- Ты Библию читал? Что там сказано?
- Опять Библия! Ну, Страшный суд, где решается, куда душу направить: Грешников в Ад, праведников в Рай. А на самом-то деле что происходит?
- На самом деле, бестелесные души надо отследить и отловить, рассортировать. Определить в информационном поле их путь и направить в изолятор. И только от туда либо вверх, либо назад, либо вниз.
- Хранитель! Я наверное слишком тупой и глупый, но на твой ответ у меня возникает ещё больше вопросов!
- Задавай! Только не все сразу!
- Что такое бестелесные души?
- Души, лишённые тела во время аварии, стихийного бедствия, боевых действий или других видов смерти.
- Выходит, что есть и телесные души?
- Что ты имеешь в виду?
- Души, покинувшие живое тело во время сна, медитации и прочей аномальщине.
- Ты сам ответил на свой вопрос! Задавай следующий!
- Зачем души отслеживать и отлавливать? Сами они в верхний мир попасть не могут?
- Не могут, не знают как! У них нет связи с информационным и энергетическим полем.
- Что значит – рассортировать?
- На этот вопрос сможешь сам ответить! Подумай и предложи вариант ответа!
- Вариант только один – если есть Индусская ринкорнация, то сортировать только по представителям видов. Или есть другой ответ?
- Достаточно этого! Следующий вопрос!
- Что такое изолятор?
- Это такое параллельное пространство, прокладка между двумя обитаемыми мирами, где моделируется несколько ситуаций из прошлой жизни, и проверяются действия души. По этим действиям определяется, куда её направить.
- Зачем тогда отслеживать весь жизненный путь?
- Вспомни Голгофу! Кто висел на кресте рядом с Христом?
- Два преступника. Одного вроде звали Варнавва. Он перед Христом раскаялся и Христос обещал ему Царствие Господне.
- Вот для таких Варнавв и служит изолятор. Если понял, следующий вопрос!
- Вверх и вниз – понятно. Что такое – назад?
- Это повторение земной жизни с чистого листа.
- Я думал, это вниз.
- Что такое вниз, ты тоже должен знать! Следующий вопрос!
- Вопросов пока нет.
- Тогда отдыхай! Завтра тебе будет не до вопросов!
Мысленная прокрутка разговора с Хранителем не последовала. Уснул сразу. Ночного холода не заметил и спал до утра.
Сергей М !!! # 6 декабря 2017 в 20:11 0
thumbup
Отшельник # 7 декабря 2017 в 19:16 0
ГОЖА ЛИ САРА?

5 августа 2000 г.
На этот раз, выверенные годами, биологические часы меня не подвели. Проснулся ровно в шесть утра. Тихо, пасмурно, сыро и холодно. Через час поплыл.
Через полчаса от красоты остался только высокий обрыв по левому берегу. Через речку метнулась ЛЭП. Проплываю деревню Селище и традиционные остатки запруды. На наволоке пасётся стадо коз. Животные очень любопытные. Разглядывают меня и мой транспорт. Некоторые делают стойку на задних ногах. Вспоминаю поговорку – смотреть как баран на новые ворота. Но это же козы!
Ещё час гребли и железнодорожный мост дороги на Питер. Перед мостом по правому берегу сосновый бор. Возможна стоянка, последняя перед устьем реки.
Ещё двадцать минут и шоссейный мост. Конец моему сплаву по Волчине. Остаток Волчины и Молога до Пестова пройдены в одном из весенних походов. На повтор нет времени. Нужно разведать неразведанное. Вытаскиваюсь на дорогу. Двигатель отсырел от долгого безделия и на его реанимацию уходит почти полчаса. Что поделать, протезы тоже болеют и старятся. Но в отличии от моего организма их можно поменять.
Нахожу проезд через Максатиху. На знакомой заправке покупаю десять литров топлива, и еду в сторону Вышнего Волочка. Второй раз в этом походе я прохожу эту дорогу. Смотрю с берега на Волчину. Для меня она уже пройденный этап. Вот ответвление дороги на Лесное. Мне туда. Мост через реку. Здесь я совсем недавно проплывал. Прощай! Волчина! Может ещё когда свидимся!
Дорога идёт на север. Только Север меня уже не манит. Слишком громадные там расстояния и очень мало интересного. Одна дикая романтика. Куда интереснее путешествовать здесь, по Тверской и Новгородской областям. Много проходимых дорог, много озёр и малых рек, вода теплее и климат помягче. Но это не Север! И даже не Карелия!
Доехал до знакомого моста на перешейке двух озёр. От сюда начинается мой новый сплав. Съезжаю по знакомой грунтовке к озеру. Готовлю лодку к движению по воде, заодно обедаю и разглядываю карту. Озеро называется Павловское. Странно, но одноимённой реки или деревни рядом нет. С запада в озеро впадают две речки. Одна называется Застижье и течёт из Застиженского озера. Вторая, по карте безымянная, течёт из озера Мвановская лука. Речки узкие и скорее всего непроходимые.
Делаю галс по озеру. Озеро длинное. Северный берег высокий и лесистый. Лес смешанный. Южный берег низкий. Поле, кусты, лиственный лес. Озеро уютное, есть места для стоянок, туристами не насиженное. Доплыть до впадения речек, у меня терпения не хватило. Гребу к мосту. Под мостом озеро проходимо. Восточная часть озера более узкая и мелкая. Много кувшинок. Берега низкие, с небольшими лужайками. Есть небольшой остров. Попытка его обойти закончилась поломкой весла. Лопасть весла соскочила с расшатанных заклёпок и едва не пошла ко дну.
Сижу в протоке у острова, среди дремучих кувшинок, и пытаюсь приклепать лопасть на место. Алюминиевая проволока у меня есть. Сделать из неё заклёпки помогают пассатижи, топор, и отвёртка, вставленная в уключину в роли наковальни. Ремонт занял полчаса. Заодно было отревизировано и второе весло.
Выбираюсь из кувшинок и гребу по сужающейся протоке к деревне Сарогожское. Напротив этой деревни находится ещё одна – Мотыли. Соединяет их изрядно прогнившая, но продолжающая держать воду, деревянная плотина с ветхим пешеходным настилом. На настиле меня приветствует очень говорливый дедок с маленьким поросёнком. Поросёнок оказался вроде собаки – компанейский, послушный и очень смышлёный. Дедок своей болтовнёй меня не порадовал – добиться полезной информации я так и не смог.
По нескольким сливам протаскиваюсь сквозь плотину. За плотиной начинается речка Сарагожа. Начало реки протекает между двух деревень. Русло мелкое с островами и камнями. Одни перекаты да всяких хлам накиданный из деревень. Берега крутые и высокие. В ста метрах от плотины шоссейный мост. Под ним и за ним перекат. За деревнями перекаты кончаются. Берега понижаются, начинается лиственный лес с небольшими лужайками для сенокоса. Река шириной метров десять. Течение слабое. Кувшинки.
Плыву, разглядываю реку. Она мне что то напоминает. Попадается песчаная коса, заваленная щепками и корой. Да это же Пинега в миниатюре! Ай да Сарагожа! Такой сюрприз! Пока искал схожие черты с Пинегой, угодил в завал. Завал частично разобрал, частично протащился. Не успел насладиться спокойствием реки – ещё один завал. Этот удалось пройти с ходу.
Время к вечеру. Ищу место для ночлега. Низкий, заросший ивой, наволок, меня вполне устраивает. Затаскиваю лодку между кустов ивы и готовлю ужин. Ужин готовиться не хочет – примус сломался. Игла обломилась и намертво застряла в жиклёре. Этот компактный туристический примус я использовал круглогодично лет пятнадцать и считал его абсолютно надёжным. В походах готовил на нём еду. На работе разогревал, принесённый из дома, обед. И тут на тебе! Подвёл!
Делать не чего. Надо искать дрова и готовить на костре. Легко сказать искать! Кругом одна зелёнка. Найти всё-таки удалось – несколько сухих палок застряли в кустах с весеннего паводка. Палок хватило и на ужин и на завтрак. Прав был Хранитель! Денёк оказался таким насыщенным, что на разговоры времени не хватило. Уснул сразу.
Отшельник # 8 декабря 2017 в 18:49 0
6 августа 2000 г.
Почти не проспал. Тихо, сыро, на реке туман. Палки за ночь отсырели, горят плохо. Готовлю завтрак, разговариваю с Хранителем:
- Хранитель! Есть разница в ценности души у Африканского пигмея и городского европейца?
- Ты неправильно задал критерий оценки!
- Тогда, между бомжом и профессором?
- Опять критерий неверный!
- В чём же разница?
- Ты про заповеди слыхал?
- Чьи? Давида? Соломона? Моисея? Или учения Иеговы?
- Без разницы! Их суть едина! По ним и критерий оценки!
- Все первые заповеди связаны с Богом, а связь с ним давно потеряна.
- Зато остальные с человеком! По ним и оценят!
Дальнейший расспрос я решил не вести. Мне показалось, что Хранитель обиделся.
Доедаю завтрак и налегаю на вёсла. Наблюдаю за рекой. Характер её меняется. Таёжные берега расступаются. Пойма превращается в широкую луговину с кустиками черёмухи и чёрной смородины. Луговину косят. Кое-где виднеются шесты для сеностава. Река выписывает по луговине плавные петли. Натыкаясь на коренной берег, подмывает его, образуя высокие обрывы. Лес на коренном берегу хвойный. Где то рядом должно быть обитаемое пространство. А вот и оно – деревня Медведково. За деревней шоссейный мост. Препятствий в русле реки нет.
Обитаемое пространство заканчивается, и реку вновь обступают высокие таёжные берега, поросшие смешанным лесом. По левому берегу попадается чисто таёжная избушка. Судя по карте, наслаждаться величием тайги придётся не долго. Впереди ещё одно обитаемое пространство.
Так оно и есть. Снова коренные берега раздвигаются, уступая место широкой луговой пойме. Снова луга с шестами для копушек и вешала для сушки сена. Центром обитаемого пространства оказалась деревня Федяйково. В деревне шоссейный мост через реку, остатки запруды, а чуть ниже по течению ЛЭП. Под проводами мель. Стали попадаться топляки.
Луговина оказалась настолько длинной, что выкосить её всю, местное население было не в состоянии. Плыву среди запущенных лугов. Какое здесь разнотравье! Свирепых мух тоже достаточно.
Попались дрова. Как раз вовремя. Время обеда. На узком заплёске развожу костёр. Дрова вреде сухие, а горят очень лениво. Решаю продолжить разговор с Хранителем:
- Хранитель! Главная заповедь – «Не убей». Есть разница в дальнейшей судьбе серийного убийцы, солдата, или того, кто совершил убийство, защищая себя и своих близких?
- Заповеди все главные! Люди, чтобы оправдать своё поведение, пишут свои законы и их же нарушают. Только судить вас будут не по вашим законам. И по каждому случаю будет своё решение, часто не соответствующее вашей морали и вашему закону.
Доедаю обед и пытаюсь осмыслить информацию. Действительно. Убийство есть убийство. С другой стороны – солдат, защитник отечества, это убийца поневоле, но может быть и обманутый моралью завоеватель, или наёмный маньяк. А террорист – смертник, которого запугали, обкололи наркотиками, подавили сознание и послали выполнять приказ какого-то мракобеса. Всё это мораль, причём наша. Ложь может оказаться правдой, а познав правду, легко принять её за ложь.
Покончив с обедом, налегаю на вёсла. В конце луговины попались остатки запруды – гнилые сваи в два ряда собрали перед собой изрядную коллекцию плавающего мусору. Одолел это препятствие сравнительно быстро.
Очередной таёжный участок радовал меня чуть больше часу. Снова появились признаки человеческой деятельности – покосы, тракторный брод через реку, рыбацкие стоянки по правому берегу, правый приток. Сверяюсь с картой. По всем признакам, приток, это речка Железинка. А на ней деревня Железёнка. Названия не деревенские. Речка течёт из болота, её берега рыжие от ржавчины. Наверное, в болоте раньше добывали болотную руду, а в деревне из неё плавили железо.
Обитаемый участок закончился островом с приличным завалом дров. Сломавшийся примус внёс коррективы в моё восприятие окружающего пространства. Взгляд в первую очередь отслеживает и оценивает на пригодность использования в качестве топлива для костра растительную составляющую окружающего мира.
Любуюсь высокими лесистыми берегами и замечаю, что скорость течения реки увеличилась. На прямых участках превышает скорость пешехода. Не сброшенные деревьями клочья сухой травы, попадаются на высоте почти четырёх метров. Представляю, какой кошмар здесь творится при паводке.
Попалась дощатая лодка, в ней дед с удочкой. Разговор не получился – дед оказался глухой. Откуда здесь этот дед взялся? Смотрю на карту и приглядываюсь к левому берегу. Попадается лодочная привязь. Швартуюсь и по вырубленным в склоне ступенькам, поднимаюсь на берег. Взору открывается бескрайнее поле и маленькая деревенька. К домам вьётся через поле узенькая тропинка. С первого взгляда, мне показалось, что поле пшеничное. Приглядываюсь – выгоревшая на солнце трава. От деревни осталось только три дома, и не факт, что все обитаемы. Название деревни – Богуславль. Да, славить Бога нынче некому.
Плыву дальше. Стремительное течение несёт лодку по глубокому таёжному распадку. Меня догоняет туча. Дождь застал меня около линии электропередач. Спешно зацепляюсь за берег и ставлю тент. Дождь перешёл в ливень и быстро закончился. Вычерпываю из лодки последствия ливня, складываю тент и снова в путь.
Слышу предостережение Хранителя:
- Впереди препятствие!
На полной скорости делаю боевой разворот. Вода вскипает под углами лодки. Течение несёт лодку к заграждению – стальной трубе, вкопанной в берега на высоте полуметра. Обычно так загораживают несудоходные притоки от проникновения в них моторных лодок. Осматриваю берега – так и есть! На правом последняя деревня на Сарагоже – Мардасы. Молога совсем рядом. Форсирую препятствие с ходу и наполовину по берегу. Ещё несколько минут и течение выносит лодку в Мологу. Сарагожа пройдена. Можно считать проход удачным и интересным.
После Сарагожи, Молога кажется необычайно широкой. Громадной длины плёсы. Хорошо, что вечереет и ветер стих, иначе была бы беда от ветровых волн. Ищу место для ночлега. Правый берег обрывистый, почти без заплёска. Вдоль левого тянется длинный и узкий остров. Решаю остановиться на острове. А вот дров приходится набирать на соседнем берегу. Готовлю ужин и любуюсь освещённым заходящим солнцем противоположным берегом. До захода солнца, меняю колесо мотоблока на гребной винт. Молога судоходна. Можно идти под мотором. Солнце село в тучу. Небо очистилось от облаков, сильно похолодало. Над рекой пополз туман. Засыпаю.
Отшельник # 9 декабря 2017 в 19:05 0
ОСКОЛКИ РАЯ.

7 августа 2000 г
Проспал. Погода сонная. Тихо, редкие облака, над рекой дымка тумана. Вода как стекло. Завтракаю и отчаливаю от берега. Двигатель завёлся без проблем. Устраиваюсь поудобнее. Разглядываю берега. Под монотонный рокот двигателя время летит быстро. Не успел привыкнуть к новому способу передвижения, Деревня по левому берегу. Сверяюсь с картой – Пестово. В Пестово сохранилась деревянная церковь. Значит Пестово не деревня, а село. Поворот реки и удобная стоянка на правом берегу. Ещё один поворот и курган на левом берегу.
Посередине реки стоит лодка на якоре. В лодке мужик без удочек. Обхожу его правым берегом и зацепляюсь за притопленную сеть. Глушу двигатель, пока не запутался. Поднимаю мотор и освобождаюсь от сети. Разговариваю с мужиком:
- Хоть бы помахал, с какой стороны тебя обходить!
- Без разницы – сеть через всю реку протянута.
- Тогда бы посигналил, чтобы двигатель заглушить!
- Как?
- Изображением «Весёлого Роджера»!
- У нас за такой жест можно и по харе получить!
- У вас что, тут инспекции нет?
- Раньше в райцентре была, сейчас не знаю.
- И мотолодок нет?
- Раньше были. Моторы износились, бензин подорожал, а денег нет. Живём натуральным хозяйством.
- А колхозы?
- Они только вокруг райцентра сохранились, и то еле теплятся.
Отцепившись от перемёта, завожу движок и плыву дальше. Рассматриваю карту и понимаю причину такой бесхозяйственности – граница областей. Ничейная территория до которой никому нет дела. Однако я снова в Новгородской области и расстояние до райцентра сокращается. Начинаю вглядываться в левый берег и искать удобный выезд на дорогу.
Такое удобное место оказалось перед деревней Попово. Впадение ручья, пологий берег и дорога в прямой видимости. Причаливаю, вытаскиваю лодку по частям на берег, собираю для движения по суше. Решаю заодно и пообедать. Как раз время подошло. По берегу ручья нашлись сухие дрова.
За всем этим занятием меня застаёт Хранитель:
- Турист! Твоя амфибия озадачила наших техников! Они первый раз столкнулись со случаем, когда внешний вид и функциональные качества не совпали!
- А не вы ли мне такую конструкцию подсказали?
- Нет!
- А кто же мне тогда помогал?
- Как выглядела помощь?
- Я искал нужные мне детали, и находил их на свалке, в магазине, и даже на дороге!
- У вас есть такой фильм «Секрет». Смотрел, наверное?
- Смотрел! Но кто помогает? Ангелы хранители?
- Как ни странно нет! Ты уже знаешь о существовании энергетического и информационного полей. Дело в том, что связь с ними у человека полностью не потеряна. А если учесть, что у информационного поля присутствует интеллектуальная составляющая, то часть сильных желаний улавливается, обрабатывается и исполняется.
- Как то странно они исполняются. Будь то исполнители те два дебила из ларца, одинаковых с лица!
- Сам знаешь! Каков программист, такова и программа!
Закончив с обедом, пытаюсь ехать. Не получается – двигатель чихает, но не заводится. Ищу причину, а точнее устраняю последствия движения по воде. Дело в том, что при движении по воде, двигатель охлаждается водой, увлекаемой цепью. Поэтому вода попадает и туда, куда не надо. Вот и приходится после заплыва продувать карбюратор, сушить воздушный фильтр, а заодно и генератор. Попутно смазываю промытую и высохшую цепь.
Наконец двигатель завёлся и потащил лодку через поле к дороге. Знакомая дорога на Пестово. Большую её часть я одолел по воде. На въезде в райцентр, останавливаюсь у моста через Меглинку и осматриваю речку. Берега крутые. Здесь из неё не выбраться. Препятствий вроде нет. Уровень воды пригодный для сплава. Довольно заметное течение. Еду дальше.
Вечером я уже в Семёнково. Стою у знакомой трубы, от которой начинались мои недавние приключения. Справа, канава, по которой я уже плавал. Слева, озеро Меглино. Там я ещё не был. Слышу вопрос Хранителя:
- Турист! Ты вернулся в то место, где уже был! Что ты ищешь? Осколки Рая?
- Кое-где я ещё не был! А что такое Осколки Рая?
- Бытует такое мнение, что люди, лишившись Рая, бродят по земле в его поисках. Но им попадаются только осколки Рая. Места и мгновения, в которых человек чувствует себя комфортно и окружающий мир красив и приятен. Кое-что мы тебе показали, остальное ты сам видел.
Перестраиваю лодку для движения по воде, стаскиваю в озеро и плыву вдоль левого берега. Пока ничего интересного. Мысли крутятся около темы осколков Рая. Действительно, бывают случаи, когда взгляд зацепляется за красивый, а иногда за необычный пейзаж. Картинка отпечатывается в памяти и обязательно всплывает при воспоминаниях. Поиск самого Рая, больше похож на слепой поиск сокровищ. А вот поиск осколков Рая, это вполне подходит для бродяг и романтиков вроде меня.
Берег заканчивается узким и длинным хвостом из камыша. С противоположного берега тянется такой же. Пролив шириной метров пятьсот. Волна незначительна. Иду через пролив. Дальнейший путь вдоль правого берега. Хвост оказался островом. Берег низкий, за камышами ничего не видать. За изгибом берега попался ещё один камышовый остров. Солнце садится. Время остановилось – забыл утром часы завести. Выставляю примерно, по заходу солнца. Встаю на ночлег на мысу, напротив деревни Морозово. Волна слабая. Небо затягивают тучи. Погода портится. Засыпаю под шорох начинающегося дождя.
Senya& # 9 декабря 2017 в 22:35 0
Очень познавательно и увлекательно. Диалоги с Хранителем вновь заставляют задуматься о поисках смысла жизни, Истины. Отслеживая Ваше путешествие многое узнал об истории Руси, древних волоках... Если есть возможность, разместите в блоге скан карты с Вашим маршрутом для наглядности. Спасибо
Отшельник # 10 декабря 2017 в 19:31 0
Если не забуду, карту с маршрутом выложу в конце рассказа.
Отшельник # 10 декабря 2017 в 19:32 0
8 августа 2000 г.
На Севере говорят: «Дождь, это гость. Если он пришёл под вечер, задержится до утра.» Так и есть. Утро, а дождь не кончается. Завтрак не приготовить. Достоинство «Бич – пакета» «Ролтон» в том, что его можно употреблять сухим. Жую сухую лапшу и заедаю её консервами в томате. Озёрная вода оказалась достаточно чистой, чтобы пить её сырую. Плохо то, что какао в холодной воде не растворяется, и сухари дольше намокают.
Покончив с завтраком, решаю не мозолить глаза проснувшейся деревне, и под дождём плыву к истоку Мёглинки. Проснулся ветер, но было уже поздно. Я вгребался в узкую, заросшую кувшинками, восточную лахту озера.
Вход в речку Мёглинку оказался свободным. Речка была метра три шириной и полтора глубиной. Течение слабое. Берега низкие, травянистые. На левом просматривались курганы и деревня. Сверяюсь с картой – это деревня Устье.
Через полкилометра попался пешеходный мост, с достаточной высотой, чтобы под ним пролезть. Под мостом короткая шивера. Дальше река стала широкой, с множеством мелких островков и узких проток, заваленных всяким сельскохозяйственным хламом. Где начинается цивилизация, кончается природа. Даже в деревне. Полчаса преодоления этих искусственных препятствий вымотали меня полностью. Хорошо, что дождь кончился. Больше всего меня достала покрышка от Белоруса. При попытке через неё переплыть, она зацепилась за лодку и решила плыть вместе с ней. Отвязаться от этой попутчицы удалось в изрядно прореженной секции тракторных граблей, где покрышка застряла.
С превеликим трудом, доплыл до деревни Иваньково. Здесь оказался низкий мост, за которым продолжение технократического безобразия. Решаю воспользоваться хламом, оставшимся после строительства моста, в качестве дров и пообедать. Слышу вопрос Хранителя:
- Как тебе очередной осколок Рая?
- Это осколок Ада! Созданного человеком для себя самого! Всё, что создаёт человек, в последствии становится для него либо орудием пытки и убийства, либо приносит кучу проблем. Но основная беда людей в том, что без всего этого жить они уже не могут. Боги создали Рай, а человек переделал его в Ад.
- Человек! Ты до этого сам догадался?
- Я это знаю уже давно!
Плыть по захламлённой Мёглинке мне уже не хочется. В начале похода, я бы и одолел эти препятствия. Но сейчас, я ими сыт по горло. Надо объехать этот участок по суше. Тем более есть дорога. Ставлю колёса и еду в Устюцкое. Грейдерная дорога выводит меня к мосту, соединяющем левобережное Устюцкое с правобережным. Мост деревянный, высокий, с защитными ледоломами. Стою на мосту и разглядываю Мёглинку. После принятия вод реки Чернянки, она стала полноводнее. А вот безобразие сохранилось. Перед мостом остатки гидроэлектростанции – гнилые ячейки срубов плотины. Чуть выше по течению виднеются остатки ещё одной плотины. За мостом длиннющая каменистая мель с застрявшим на ней мусором. В воду лезть не хочется. Еду к следующему мосту, что на Пестовской трассе.
Лодка ехать не хочет – тросик газа заклинило. Осматриваю – перетёрся. Ставлю запасной. Заодно меняю трос переключения скоростей – он тоже еле живой. Еду к мосту.
Вид реки под мостом меня не порадовал – завал из всякого мусору. Осматриваю карту и нахожу ещё один мост, у деревни Щукина Гора. Странное название. У щуки может быть омут, бочаг, залив, озеро, перекат, отмель. В крайнем случае берег. Но чтобы гора! Еду к Горе.
Деревня действительно оказалась на горе, а перед ней низкий деревянный мост через Мёглинку. Под мостом подозрительно чисто. Неужели безобразие цивилизации закончилось? Берега высокие, открытые. На луговине просматривается несколько петель реки. Дальше лес. Стаскиваю лодку в воду. Поплыл.
На первом же повороте попадается застрявшее поперёк реки бревно. Перед ним мелкий плавучий мусор. С ходу форсирую бревно. Оно тонет и пропускает лодку. Часть освободившегося мусору пытается меня сопровождать. Расталкиваю этот хлам и уплываю от него.
Луговина заканчивается, река входит в лес. Начинаются камыши. Русло расширяется. Течения нет. Лес расступается и вот оно, Минькинское озеро. Поворот узкой лахты и озеро уходит вдаль, постепенно раздвигая берега. На дальнем, высоком берегу еле заметна деревня Поддубье. По озеру мотаются две мотолодки. Либо сети ставят, либо их проверяют. Чтобы не мешать рыбакам, плыву вдоль левого берега.
Такие берега мне попадались только на Онежском озере. Но там топляк представлял собой напиленные и даже расколотые дрова, брёвна и доски. Всё это было очищено от коры, отмыто и отшлифовано прибоем до светло жёлтого цвета. Здесь, на береговой отмели и заплёске валялись выдранный с корнем деревья. Лес подступал к самой воде и выглядел угрюмым и мрачным. Весь этот гнетущий пейзаж дополняло свинцовое небо с рваными клочьями облаков, несущихся над макушками деревьев. Как мог образоваться такой сказочный беспредел? А ведь уже темнеет и надо вставать на ночлег. Ночевать в этом кошмаре мне не хочется. Гребу к редкому сосновому леску на мысу против деревни. Берег низкий и ужасно неровный. А вот и разгадка образования этого сказочного беспредела: Озеро старое. Берега заболотились и обросли лесом. Потом торф выгорел. Деревья попадали в озеро. Всю мелочь унесла Мёглинка, крупняк остался догнивать.
От этой догадки мне стало тоскливо. Если она верна, то на реке должны быть глобальные завалы. Впрочем, увижу я их только завтра. А сейчас, пока ещё светло, надо вытаскиваться на берег, собирать недогоревшие дрова. Искать место для костра, чтобы не учинить новый пожар, и готовить ужин.
Пока готовился к ночлегу, небо очистилось от туч и засверкало миллионами звёзд и созвездий. Заметно похолодало. Над озером сгустился туман. Стало тихо и сыро. Спал до утра как убитый.
Отшельник # 11 декабря 2017 в 19:15 0
9 августа 2000 г.
Не проспал. Встающее солнце освещает макушки сосен. День собирается быть ясным. Холодно. Проснувшийся ветер гонит с озера остатки тумана. Под лучами солнца озеро выглядит не таким хмурым, как вчера. Завтракаю и в путь.
Исток Мёглинки из озера оказался за двумя маленькими заливчиками. Начинается он горкой. Настоящей водяной горкой. Вода не успевает сложиться в галстук шиверы и всем ровным потоком стекает по наклонному жёлобу, убыстряя свой бег. Аж дух захватывает!
После горки течение замедляется и река неспешно течёт в низких лесистых берегах. Попались два простых переката. Перед деревней Почугинское, начинаются луга. Лес отступает от реки. В самой деревне мост. Проход свободный. За деревней самый настоящий порог. Пролетаю его с ходу, даже напугаться не успел.
Течение реки ускорилось. Русло состоит из быстрин, шивер и перекатов. Спокойной воды уже не наблюдается. Берега проносятся с такой скоростью, что еле успеваю ориентироваться. Всё внимание на воду, чтобы не угодить под расчёску и не налететь на скрытый в бочке камень. Деревня Медведево – несколько перекатов. Мост в Фёдово, под мостом перекат. Мост Пестовской дороги, перед ним и за ним короткие шиверы и перекат.
Приток реки Рыдоложь. Воды заметно прибавилось. Течение медленнее не стало, но перекаты и шиверы пропали. Несёт как на весеннем половодье.
Деревня Ерёмино встречает красивым сосновым бором за лугом на взгорке. Где то рядом дом отдыха или пионерлагерь. В бору много детворы.
Село Охона. Приток реки Калешовки. Видна церковь. Мост через реку. За селом река сильно петляет по смешанному лесу. Течение чуть слабеет, водная гладь выравнивается. Нахожу удобный заливчик с низким берегом, который оказывается заброшенным тракторным бродом, вытаскиваюсь на берег. Отдыхаю и обедаю.
Решаюсь задать провокационный вопрос Хранителю:
- Хранитель! Для каких целей был создан человек?
- Нам нужен был хозяин для созданного мира. Мы, по ряду причин, жить в этом мире не могли.
- А в итоге получился неуправляемый ослушник, транжира, драчун и развратник. Которого невозможно остановить потопом, эпидемией и прочими катастрофами. Человек переживает все невзгоды, но лучше не становится. В чём причина?
- Мы пересмотрели назначение человека. Теперь он служит наполовину для вынашивания энергетически полевой составляющей, при её развитии. Наполовину как наказание для деградировавшей составляющей.
- Кто же тогда управляет нашим миром?
- Человек!
Осмысливаю сказанное Хранителем, трогаюсь в дальнейший путь. Выстроить мысли мешает попавшийся завал. Река подмыла берег и в воду упали сразу три берёзы, перегородив полностью русло реки. Сделать обнос препятствия мешают с одной стороны – высокий берег, с другой – кроны берёз. Выбираю пологий берег и прорубаюсь сквозь кроны берёз.
Характер реки изменился: Лес сменили луга. Течение немного замедлилось, петель стало меньше, но сами петли стали больше. Проплываю деревню Афимцево. Это уже пригород Пестова. Близость райцентра угадывается по количеству отдыхающих, загорающих и рыбаков.
Пестово началось как то сразу, так же быстро и закончилось. Перед входом в Мологу попался низкий подвесной мост. Быстрое течение протащило меня через райцентр так, что я кроме этого моста больше ничего не заметил.
Вот и Молога. Широкая, с камышовыми островами, окружёнными зарослями кувшинок. Гребу к правому берегу и ищу, где на него можно забраться. Близость дороги угадывается, только втаскиваться в песчаный обрыв мне не хочется.
Попалась группа туристов водников. Катамаран и надувнушка – Ласточка. Плывут до моста, там потащатся к вокзалу. Их поход уже закончен. Мой пока не завершён, хотя основная цель выполнена – Пестовскую кругосветку я не только разведал, но и прошёл максимально возможным образом. В зачёт перевыполнения плана, можно записать реку Сарагожу с её озёрами.
За разговорами с туристами, чуть не пропустил мост через втекающий в Мологу ручей. Гребу туда. Обрыв здесь низкий, есть насиженная стоянка и выезд с дороги – рыбаки накатали. Вытаскиваюсь на берег.
Путь домой предстоит не близкий. Делаю ревизию и обслуживание ходовой части: Подкачиваю колёса, смазываю подшипники и цепь. Очищаю от набившегося песка шарнир колёсной подвески и промазываю его солидолом. Пытаюсь ехать.
На выезде из райцентра, попался продуктовый ларёк. Покупаю в нём большой стакан кефира местного производства и мягкую булочку с курагой. На ужин мне этого достаточно, костёр можно не разводить.
Дорога до Устюжны заняла меньше часа и пролетела незаметно. На въезде в городок, замечаю заправочную станцию и решаю подсчитать баланс по топливу. Выяснилось, что колонки старого образца и меньше пяти литров не наливают. Изучаю карту. Ехать через Весьегонск мне не хочется – дорога плохая. Если ехать через Череповец, то до него хватит. Там и заправлюсь.
За изучением карты меня застала местная братва на музыкальной девятке. Их настолько удивила моя техника, что они вылезли из прокуренной машины и стали разглядывать мою сухопутную лодку. Ещё больше их удивил маршрут, по которому я еду. Они не могли поверить, что на такой хилой технике можно ездить так далеко и на долго. В знак уважения, ребята проводили меня почётным эскортом с музыкой, светом и воем сигнализации через всю Устюжну.
Солнце садилось, и я с надеждой разглядывал обочины дороги в поисках удобного съезда. Попалась песчаная грунтовка в сосновый бор. Съезжаю, протаскиваю Абру по мягкой лесной подстилке за придорожный куст. Здесь меня не видно с дороги. Поедаю булку с кефиром и устраиваюсь спать.
Вечером похолодало. Разбросанные по обочинам дороги пластиковые бутылки, начали противно хрустеть. Пришлось пройтись вокруг лодки и открутить пробки у всех попавшихся бутылок. Добившись тишины, укладываюсь спать. Сон не идёт. Решаю поговорить с Хранителем:
- Хранитель! Как была создана и заселена Земля?
- Человек! Ты Библию читал?
- Опять ты меня в эту сказку для протодедушек носом тыкаешь!
- Человек! Ты уже далеко не первобытный, знаний накопил предостаточно. Предложи свою версию прочтения! Нам интересно, когда ты рассуждаешь!
- Наши учёные, предполагают, что вселенная возникла в результате большёго взрыва. Только что может взорваться, если ничего не было?
- Ваши учёные, так же предполагают о существовании тёмной материи и чёрных дыр.
- Выходит, тёмная материя была захвачена чёрной дырой и выброшена в наше пространство в виде большёго взрыва?
- Что дальше произошло, ты наверное сам знаешь?
- За счёт взаимного притяжения, образовались сгустки материи из которых сформировались звёзды и планеты. А от куда взялась жизнь на планете?
- А она существовала и до большёго взрыва! Ты главное упустил!
- Бог!?
- У тебя есть другое определение?
- Вселенский разум, Душа мира, Информационно энергетическая полевая субстанция, подходит?
- Ничего не подходит! В вашем мире нет точного определения, а в нашем оно слишком длинное и не понятное для вас. Пусть уж лучше будет Бог! Что дальше?
- Бог сказал: «Да будет…», и появились свет и тьма, земная твердь, вода, растения и животные, а потом был создан человек. У меня на большее фантазии не хватает. Как всё на самом деле было?
- Свет и тьма, существовали до большёго взрыва. При резонансных колебаниях между ними, высвобождается энергия, которая пошла на большёй взрыв. Всё остальное по твоему сценарию.
- Так выходит, вселенная заселялась сверху, а не за счёт эволюции микроорганизмов?
- Да!
- Ну если Бог существует всегда и везде, зачем ему растения, животные и человек?
- Для своего развития! В любое существо, в момент рождения, Бог закладывает частичку себя. Частичка растёт и совершенствуется вместе с существом, а потом воссоединяется с Богом.
Чем больше я разговариваю с Хранителем, тем больше возникает вопросов. Задать очередной я не успел – уснул.
Отшельник # 12 декабря 2017 в 19:13 0
ДОРОГА ДОМОЙ.

10 августа 2000 г.
Сосновый лес хранит тепло, накопленное за день. Спится хорошо. Так хорошо, что проспал. Дров в лесу для костра завались, вода нашлась в придорожной канаве. Чтобы не устроить пожар, костёр развожу прямо на грунтовой дороге. Пока готовил еду и завтракал, по этой дороге никто не проехал. Чтобы не перегружать движок при езде по сыпучему песку, выволакиваю Абру на основную дорогу и там начинаю движение.
Уютная, почти свободная от машин, дорога, вскоре примкнула к трассе на Питер. Потянулся однообразный пейзаж. Сосновые боры сменились чахлым заболоченным ельником. Вспоминаю, как первый раз ехал по этой дороге на мопеде. Вечерело и мне совсем не хотелось ночевать в этом болоте. Поворот на Устюжну и река Чагода, стали тогда местом обетованным.
За однообразным пейзажем не заметил, как докатил до поворота на Кадуй. На развилке оказалась заправочная станция. Покупаю пять литров топлива. Суммарного запаса топлива должно хватить до дому. Еду к Череповцу и среди окружающих болот ищу хоть какое-то подобие ручейка. Пора обедать.
Нашёлся не только ручеёк, но и небольшое озерцо. Костёр пришлось разводить на бетонном откосе водовода, чтобы не поджечь местное болото. За занятием отдыхом и обедом решаюсь задать тот вопрос Хранителю, который не успел задать вчера:
- Хранитель! В чём суть Бога и Чёрта?
- Я думал, ты сам догадался!
- Одно дело догадки, другое дело истина.
- В чём заключаются твои догадки?
- Если есть тёмная и светлая материи, то в них должны обитать две высших сущности.
- В чём же тогда твои сомнения?
- По нашим преданиям и сказкам, до Бога недомолишься, а стоит только упомянуть Чёрта он тут как тут. И готов за твою душу выполнить любое твоё желание. Как это объяснить?
- В принципе, чёрная и белая материя ничем друг от друга не отличаются. Но находятся в разных измерениях. Поэтому друг другу не видны. Их населяют две различные, как ты их назвал, высшие сущности. В вашем мире человек потерял связь с Богом. По этой причине, за вашими душами охотятся из соседнего измерения. Им выгоднее получить уже сформировавшуюся душу, чем вырастить её с нуля. Перетащить твою душу в соседнее измерение, можно только с твоего согласия. Но ты там будешь чужим и второсортным.
- Если учесть, что любая наша религия готовит из прихожан рабов Божьих, то я думаю, разницы, в каком мире жить нет. Потеряв связь с Богом, человек обрёл какую то свободу и самостоятельность. Чем это лучше перспективы быть рабом?
- Чтобы узнать разницу, тебе надо побыть рабом!
- Я думаю, мне до этого немного осталось.
- Человек думает, а Бог располагает!
Покончив с обедом, еду дальше. Трудно что либо выведать у Хранителя. Ответы он составляет на моём же рассуждении. Да и нельзя ему говорить то, что человеку знать необязательно. Скажет, окажется в том же мире, что и я сейчас. Однако, судя по его ответам, высшая сущность из соседнего измерения и наш библейский Падший ангел, персонажи разные.
За мысленными рассуждениями и обдумыванием ответов Хранителя, не заметил, как доехал до пригорода Череповца. Вправо с дороги был съезд с указанием въезда в город. Странно, но раньше этого указателя я не видел. Решил ехать по указателю и оказался в громадной промзоне. Дорога стала узкой, с выбитым асфальтом, заваленным всяким мусором. Рядом с дорогой, без всяких заборов, начинались корпуса и цеха сталелитейного комбината. Пахло серой, окалиной и прочим смрадом. Вот он, рукотворный Ад! Меня, поднимая облака пыли, обгоняли КрАЗы, гружённые шихтой, коксом, рудой и металлоломом. Всё это приходилось заранее усматривать в зеркале заднего вида, чтобы вовремя, не нервируя водителя, уступить дорогу. Очередная машина тащилась за мной, не подавая признаков на обгон. Оборачиваюсь, чтобы её рассмотреть. О Боже! Это Белаз! Да такой широкий, что занимает всю дорогу. Съезжаю в боковое разветвление дороги и пропускаю этого гиганта и собравшуюся за ним колонну недомерков.
Комбинат кончился как то неожиданно. Ни проходной, ни забора, ни охраны. Сразу городские кварталы спального района. Пытаюсь определить своё местоположение по карте – бесполезно! Спрашиваю у местных жителей проезд до моста через Шексну. Еду в указанном направлении. В общей сложности, через город и комбинат, я намотал больше ста километров.
На выезде из города начался дождь. Пережидаю его в автобусной остановке. Еду дальше. Город кончился. Дорога на Рыбинск узкая, пока с хорошим асфальтом. Машины по ней гоняют с бешенной скоростью.
Неожиданно, моя амфибия скосилась на правый борт. Смотрю за борт – амортизатор перетёрся. Останавливаюсь и заменяю. За этим занятием меня застаёт дождь. Прячусь от дождя под тентом и продолжаю ремонт. Как только дождь кончился, еду дальше. Осматриваю работу подвески – правое колесо сильно вихляет и задевает за ленту амортизатора. Останавливаюсь и приглядываюсь повнимательнее – диск колеса лопнул. Трещина расходится от крепёжных отверстий. Надо искать место для стоянки и заниматься ремонтом.
Еду, старательно объезжая выбоины на асфальте. В поисках места для стоянки, осматриваю стороны дороги. Слышу предупреждение Хранителя:
- Съезжай на обочину и как можно дальше!
Причину я и сам заметил – встречная Нива вяло покинула свою полосу движения и смещается на мою. Даю полный газ, чтобы максимально дальше уйти от места столкновения, потом резко сворачиваю на обочину и прижимаюсь к краю кювета так, что правое колесо сваливается с обочины. Смотрю на водителя Нивы. Да он спит! Беру из лодки консервную банку, которую забыл выкинуть после обеда в Череповце, и кидаю её в лобовое стекло Нивы. Банка со звоном отлетает на обочину. Нива, уже цапнувшая моей обочины, резко берёт вправо и уходит на свою полосу. Проснулся! А на меня даже не посмотрел!
Говорю хранителю:
- Хранитель! Что же ты такой шанс упустил?
- Какой шанс?
- Избавиться от меня как от лишнего свидетеля?
- Свидетеля чего?
- Контакта с вами! Ты же мне столько всего рассказал! Вдруг об этом ещё кто-нибудь узнает. Напишу я рассказ о своем приключении и выложу в Интернет.
- Ты об этом! Устранять тебя мне нельзя, твой жизненный путь ещё не окончен. А рассказ ты вряд ли напишешь. Из всех твоих походов описаны меньше трети. А если и напишешь, тебе никто не поверит. Сейчас столько сект расплодилось и все религиозные, твой рассказ будет каплей в море и его никто не заметит. А если и заметит, то сочтёт за фэнтази. Ты же уже писал в этом стиле про «Синие гвозди».
Вылезаю из амфибии и иду подбирать банку. Осматриваю колесо – обод лопнул, и через рваную трещину вылезла камера. Выкручиваю вентиль камеры и стравливаю воздух. Ехать дальше нельзя. Осматриваю местность. Рядом, дорогу пересекает высоковольтная линия. Под ней кусты. Из этих кустов, на дорогу, медленно переваливаясь на неровностях дороги, и скрипя рессорами, выползает КамАЗ. В его кузове два ржавых фрезерных станка – металлолом в Череповец везёт. За КамАЗом тащится УАЗик - буханка. Слышу Хранителя:
- Съезжай в кусты, где эти машины стояли. Они там сильно намусорили, найдёшь всё необходимое для ночлега и ремонта.
Отвязываю верёвку, поддерживающую вёсла, вяжу из неё петлю, цепляю за глушитель мотоблока, впрягаюсь сам и волоку амфибию в кусты. Следы машин вывели на небольшую полянку.
Нахожу сухое место, где КамАЗ стоял, а там валяется совершенно сухой деревянный европоддон. Вооружаюсь топором и разбиваю поддон на дрова. Укрываю их куском полиэтилена. Туда же отправляю шматок промасленной ветоши – на растопку сгодится.
Обследую стоянку и нахожу кучу всякого хлама, что возят в своих инструментальных ящиках дальнобойщики. Из всего этого разнообразия, беру обрывок автомобильной камеры – сгодится для амортизатора.
Нахожу кострище в котором сожгли деревянный борт от автомобильного кузова. Доски сгорели, а обгоревший крепёж остался. Меня интересуют шайбы по дереву, с увеличенным внешним диаметром. Выбираю все, что снимаются с болтов.
Рядом с кустами нахожу маленький прудик с отстоявшейся и достаточно чистой водой. Тут же в землю воткнута суковатая палка. На сучках пристроена пластиковая бутылка – рукомойник, и висит на верёвке кусок мыла. Капитально дальнобойщик обустроился! Да и куда деваться, если техника сломалась? Наверное, неделю тут робинзонил!
Пока светло, занимаюсь ремонтом. Снимаю колесо с лопнувшим ободом, загибаю на место отвалившуюся часть, и собираю колесо, зажав трещину между найденными шайбами. Ремонт простой, но достаточно надёжный. Из камеры вырезаю ленту для амортизатора. Собираю колёсную подвеску, и ревизирую колесо по другому борту. Пока оно тоже не развалилось, подкладываю под обод шайбы. Готовлю ужин и благодарю Хранителя за помощь.
Спать укладываюсь не дождавшись сумерек. Начался нудный серый дождь. Не заметил, как уснул.
Отшельник # 13 декабря 2017 в 18:55 0
11 августа 2000г.
На удивление отлично выспался. Хранитель на связь не выходил. Я его тоже не тревожил. Не до него было. Утро хмурое и холодное. Завтракаю, выволакиваю Абру на дорогу и в путь. До домашнего уюта осталось день хода.
Проезжаю Пошехонье. Заметно потеплело. Среди туч стали попадаться окошки лазурного неба. За Ухрой, как в другом мире, тепло тихо и солнечно. Похоже, здесь вчера дождя не было.
Подъезжая к Рыбинску, не удержался, чтобы не заехать на водохранилище. Шекснинский залив как стекло. Вода и небо сливаются на горизонте. На пляже жара как в пустыне. Вот он! Ещё один осколок Рая, который Хранитель обещал мне показать. Уезжать не хочется, а надо.
Одолел раскалённый под солнцем Рыбинск. Абра лениво берёт подъём в мост через железную дорогу. На спуске двигатель ловит «соплю» и глохнет. Еду, на сколько хватает инерции и уклона. Вынужденная остановка наводит на размышления: У меня есть день в запасе, да и не один. Почему бы ни отдохнуть где-нибудь от этой гонки? Тут рядом поворот на Углич. Заеду на любимую Юхотьскую поляну, устрою там днёвку, помоюсь, технику почищу. Что я, сам себе не хозяин! Сказано – сделано! Еду на Юхоть.
До чего же хороша эта дорога на Углич! Наверное, потому, что на Углич она не ведёт. Странно, но факт! Машин мало. Тихо. Асфальт ровный. Сосновые боры по обочинам. Иногда открывается прекрасный вид на Волгу. Из леса доносится запах сосновой смолы, малины, земляники и грибной сырости. Тени от высоких сосен закрывают дорогу, ехать не так жарко. Изношенный движок на это чутко реагирует – не тарахтит, а стрекочет. По пути посещаю Охотино. Сворачиваю на берег Волги. Вот останки затонувшего парохода, родник с ключевой водой даёт напиться холодной свежести. Церковь, поляна перед заливом. Сколько воспоминаний о днях минувших. Вот он, ещё один осколок Рая!
Лесной грунтовкой, мимо «Лунного камня», выбираюсь на основную дорогу. Совсем недалеко поворот на Ярославль, за ним пара километров и ещё поворот на Юхотьский бор. Узкая, извилистая дорожка приводит к тупиковой деревне. От неё через поле и немного лесом. Вот и Юхоть. В сосновом бору тихо. Река спокойная. После шума движка уши от такой тишины закладывает. Постепенно начинаю различать шум падающих шишек, стук дятла, попискивание какой то пичуги. Абра затащена на крохотную тенистую полянку между двух пустующих стоянок автотуристов. Готовлюсь к ночёвке, хотя часа полтора времени у меня ещё есть. Неторопясь готовлю ужин. В качестве дров применяю пластиковые бутылки. В отличие от настоящих дров они здесь в изобилии.
Похоже, начитают образовываться соседи: На одну из полян пытается пролезть Форд-транзит с трейлером-дачей. Тихо мурлыча дизелем, машина долго маневрирует, пытаясь развернуть прицеп боком к реке. Наконец фургон затихает, сдвижная дверь его распахивается и на поляну устремляется шумная стайка девчат. Специально их подбирали что ли – все рослые, длинноволосые, наивные как дети, хохотушки. Всё им интересно и забавно. Заметили меня, обступили, разглядывают, вопросами засыпали. Пока всё рассказывал и показывал, вода из котелка сбежала. Два серьёзных парня окликнули этих фурий. Девчонки нехотя принялись вытаскивать из недр фургона складные стулья, столики, и долго возились с каркасным тентом. За это время я успел поужинать и помыться. Соседи тоже устроили нехитрую трапезу, после которой один из парней занялся рыбалкой, другой сел на берег реки с ноутбуком, а фурии устроили шумную возню на широком заплёске с бадминтоном.
Солнце зацепилось за макушки деревьев противоположного берега. Стало прохладно. Соседи вспомнили о костре, но не найдя дров, забрались в жилой прицеп и стали готовиться ко сну. На моё удивление, не было ни долгих вечерних посиделок, ни громкой музыки. Первый раз повезло с соседями по поляне. Забираюсь под тент и укладываюсь спать. Когда дрёма меня окончательно одолела, на связь вышел Хранитель. Его сообщение было кратким: Через несколько минут произойдёт ветвление пространства. В одном из параллельных пространств мой жизненный путь на этом уровне заканчивается. Мне предоставляется возможность выбора.
Всё - таки я подопытный кролик в их игре. Посмотрим, кто кого на этот раз переиграет. Отвечаю Хранителю, что мне всё равно и погружаюсь в дрёму.
Просыпаюсь от раската грома, удара по лодке и жгучей боли в левом предплечии. Гроза, а у меня тент не застёгнут. Опять руку отлежал. Лихо пространство делится!
С поляны соседей доносится ругань и раздаются выстрелы, что - то горит. Ничего себе! Соседи! Перевалившись через низкий борт, ныряю из лодки, прихватив с собой топор. Приземлился на левое плечо и едва не взвыл от боли. Ощупываю предплечье – из мышцы торчит какая то железяка. То ли обломок стрелы, то ли лезвие неизвлекаемого ножа. Под руки попадается валяющийся под лодкой котелок. Стираю с него жирную копоть и обмазываю ей руки и лицо с лысиной, чтобы не блестели. В присядку обхожу куст и рассматриваю поляну со стороны реки: Горит трейлер, причём внутри – из разбитого окна валит белый дым. На поляне трое парней с ружьями. Из-под упавшего тента видны босые ноги и чёрное пятно там, где тент касается спины. Около машины лежит на спине одна из девушек. Её рубашка тоже залита чёрным.
Каратели переговариваются. Двое уходят по дороге в лес, один остаётся и смотрит на распахнутую дверь трейлера. В проёме двери, из клубов дыма показывается девушка. Она кашляет и трёт глаза руками. Каратель поднимает ружьё и стреляет ей в грудь. Девушка скатывается со ступенек трапа и неподвижно лежит в траве. В трейлере мелькнула тень, там ещё кто - то есть. Каратель опять поднимает ружьё. Мне такая охота и полная безучастность начинают надоедать. Прежде чем каратель успевает нажать на курок и выстрелить в появившегося в дверях трейлера парня, двумя прыжками покрываю расстояние до бандита и всаживаю топор ему в затылок. Выстрелить он всё же успел. Парень упал и откатился за прицеп.
Беру дымящийся ствол из рук бандита и иду с ним на край поляны, где ночные тени гуще и меня не видно. Ствол не хилый – АКМ, но только какой то странный. Давно я не играл этими игрушками. Выбрать огневую позицию не так то просто – лёжа раненой рукой автомат не удержать, стоя – начинает кружиться голова. Сажусь, а точнее почти ложусь, прислонившись спиной к сосне, подставив под цевьё автомата колено – самое то. Осматриваю автомат – привычным движением отстегаю рожок и балансирую его между пальцами. Магазин, какой то странный. Выщёлкиваю из него патрон – он толстый, тупой и короткий. Всё ясно – это не автомат, а охотничий карабин. Его вроде «Сайгак» называют. Под патроном есть ещё один, да один в патроннике, итого три. На двоих бандитов хватит. Загоняю рожок на место и просматриваю поляну через прицел. Нормально! Осталось разобраться с рукой. От тупой боли начинает кружиться голова. Тёмно синяя футболка слиплась от крови. Если эту железяку вытащить, то сознание я точно потеряю, и кровь потечёт сильнее. Снимаю носок и перетягиваю им предплечье выше раны. Рука быстро немеет и теряет чувствительность. Замечаю в темноте леса движение, поднимаю карабин. Чтобы из охотничьего ружья убить наповал, надо целиться в голову.
Бандиты вышли на поляну. Беру на мушку того, что держит двустволку в руках. Жму на курок. Карабин бьёт прикладом по плечу. Бандит запрокидывает голову назад и, раскинув руки, валится на спину. Второй вскидывает ружьё. Нажимаем на курки одновременно. Карабин бьёт в плечё, а заряд картечи бандита мне в колено и грудь. Промазал! Бандит передёргивает скобу своего Винчестера. Брехня, что с пробитым сердцем человек умирает моментально. Есть время выставить на одну линию цель, мушку и прицел. И сил хватает, чтобы нажать на курок. Отдачи и выстрела не слышу, вижу как бандит, роняя ружьё, падает на спину. Только вижу я это как-то странно, будь - то, стоя во весь рост. Оборачиваюсь и вижу себя, сидящего спиной к сосне с открытыми глазами, рядом лежит дымящийся карабин. У прицепа замечаю движение – парень поднимает голову. Живой! Встаёт, осматривает поляну, подходит ко мне, щупает на шее пульс. Отбрасывает в сторону карабин, берёт меня за плечи, укладывает на спину и начинает ощупывать.
Замечаю на поляне какое то свечение. Шаровая молния размером с яблоко висит на опушке леса. Парень её не замечает. Свет яркий, слепящий и холодный. Странно, что поляна остаётся погруженной в сумерки. Вокруг молнии вспыхивает радужное сияние, размер её увеличивается, свет слепит так, что поляны уже не видно. Отвожу взгляд от молнии, и вижу, что поляны нет вообще. Кругом чёрный мрак, молния тянет меня к себе, и я лечу к ней на громадной скорости. Светящийся диск увеличивается и начинает казаться тёплым и желанным. Ещё немного и я сольюсь с ним. Мне хочется, чтобы это произошло как можно скорее. Но диск перестаёт увеличиваться и, оттолкнув меня, начинает уменьшаться.
Очнулся от мысли, что уже несколько минут смотрю на солнце. Откуда оно взялось? Пытаюсь пошевелиться и оглядеться. Левая рука отвечает колкой болью. Ощупываю её – никакой раны нет, просто отлежал. Но почему солнце светит сквозь лес и тент? Сажусь и осматриваюсь. Тент не застёгнут – вчера уснул и не застегнул, душно было. Солнце светит через зональную просеку, на которой я и расположился. Сколько же времени? Пять минут второго, число двенадцатое. Быть такого не может – опять часы встали. Выбираюсь из лодки и растираю затёкшую руку. Утро отменное! Тихо, тепло. Соседи! Обхожу куст, поляна пуста. Осматриваю её в поисках хоть какого то признака вчерашней трагедии – ни единого следа, только признаки недавно прошедшего дождя. Выхожу к реке – во фокус, заплёсок исчез. Ну ладно, бывает здесь такое. Трогаю воду – тёплая. Раздеваюсь и захожу по пояс, потом ныряю и скольжу, на сколько хватает дыхания. Проплываю метров пять и разворачиваюсь к берегу. Вентилирую лёгкие и ныряю, открыв глаза, в глубину. Вода прозрачная. Доплываю до дна, и, разглядывая его, плыву к берегу. Решаю посмотреть на берег «по - рыбьи» - из-под воды. Отчётливо видно низкий обрыв, лес, поляну, корму Абры, на поляне красный силуэт Форда и белый трейлер. Чуть не захлебнувшись, отталкиваюсь от дна, и пробкой выныриваю на поверхность. Мотнув головой, стряхиваю с лица и бровей стекающую воду, смотрю на поляну – нет никакого Форда – привиделось. Отдышавшись, решаю проверить, и, не закрывая глаз, медленно погружаюсь под воду – видение не повторяется. Точно привиделось! Опять «чёрное зеркало» решило меня разыграть. Плыву к берегу.
Обсыхаю и готовлю завтрак. На поляну выходит рыбак. Замечаю на его руке часы, спрашиваю:
- Сколько времени?
- Девять тридцать.
- Сегодня пятница?
- Нет! Четверг!
- Как четверг? Число то двенадцатое!?
- Нет! Одиннадцатое!
Ответ рыбака меня озадачил. Выходит, при делении пространства, я попал во вчерашний день! Что же произошло вчера, или сегодня вечером? Пытаюсь вызвать на связь Хранителя – молчит. Пытаюсь помыслить логически и прихожу к выводу: Наблюдатели, решили посмотреть, как я поведу себя в обоих параллельных пространствах, и, не создавая двойника, дали мне возможность посмотреть на остаток своей жизни в одном из пространств. Расстреляв бандитов, я нарушил заповедь «Не убей». По этой причине не произошло перехода моей души на следующий уровень развития, и я был помещён «на исправление» в соседнее параллельное пространство вместо своего двойника. Чтобы убедиться в правильности суждений, пытаюсь опять вызвать Хранителя на связь. Опять молчит! Значит всё верно! Я не оправдал его надежды и в ближайшее время на его помощь могу не ращитывать. Придётся вести себя поаккуратнее.
* * *
Как потом выяснилось, мои рассуждения были справедливы лишь частично. Планы Наблюдателей были нарушены вмешательством третьей силы. Но это тема для отдельного рассказа, больше фантастического, чем реального. А этот рассказ, можно считать законченным. С запада надвигался очередной грозовой фронт, приходится сниматься с места. Как молитву повторяю отработанную до мелочей процедуру укладки Абры для движения по суше.
-Ангел, хранитель мой!
-Пойдём со мной!
-Ты – впереди,
-я, за тобой.
После полудня 11 августа 2000г я был уже в гараже. Дождь начался часом позже.

PS: После похода были написаны только конец и начало похода. Первый и последний день. Всё остальное восстанавливал по памяти семнадцать лет спустя.
володя кис # 13 декабря 2017 в 22:32 0
А ещё??????
Отшельник # 14 декабря 2017 в 18:54 0
По этому рассказу остался один пост по сопутствующей информации - дом в Удомле, про который кое что удалось узнать и схема маршрута, которую я ещё не рисовал.
Фантастику пока не писал. Есть технократический рассказ о создании солнцевелосипеда. Могу выложить с урезанными математическими выкладками.
володя кис # 14 декабря 2017 в 22:08 0
Можно и без математики... не обидимся..
Отшельник # 14 декабря 2017 в 18:55 0
ДОМ В УДОМЛЕ.

Для завершения этого рассказа, можно дописать ещё один фрагмент: Не быть мне штурманом – разведчиком, если не найду информацию о развалинах особняка на берегу озера Удомли. Для этой цели послал письмо в ту библиотеку Удомли, что мне опер посоветовал. Писал по принципу «на деревню дедушке», особо не надеясь на ответ. Но сработало! Пришёл обстоятельный ответ из Краеведческого музея от Ромашкина Сергея. Вот что он написал:
В Петровские времена, в Корчевском уезде, проживал дворянин Иван Леонтьевич Храповицкий. У него было семь сыновей: Михаил, Пётр, Григорий, Андрей, Дмитрий, Иван и Василий. В 1779 году появился документ – Геометрический специальный план Вышневолоцкого уезда Удомельского стану сельца Бережок и деревни Иванково, которые состоят во владении генерал-порутчика Василия Ивановича Храповицкого, учтённый в 1779 году июля третьего дня.
На плане показан барский дом, остатки которого и поныне стоят на берегу озера, ещё два строения, возможно хозяйственного назначения. За ними пруд, соединённый с озером и аллеи в парке.
Василий Иванович был лейб-компанеец, то есть принадлежал к личной свите императрицы Елизаветы Петровны. Умер в 1789 году в чине генерал-аншефа. Екатерина Вторая его очень уважала, говорила: «Мы все малы, а батюшка был прекрасный человек!»
Василий Иванович был женат на Дарье Спиридоновне, урождённой Леонтьевой. От этого брака у них родился сын Алексей. Дарья Спиридоновна умерла молодой. От второго брака родилось трое сыновей – Александр, Пётр, Михаил и дочь. Александр с отцом частенько бывал у Ломоносова и всю жизнь хранил память об этих встречах.
В 1766 году А. В. Храповицкий поступил на действительную службу подпоручиком и продолжал заниматься литературой.
В 1769 году преподавал русский язык и литературу А. Н. Радищеву.
В 1772 году Александр Васильевич при штабе фельдмаршала графа И. Г. Разумовского.
В 1775 году перешёл на службу в Стан.
С 1.1. 1783 года он статс секретарь императрицы Екатерины Второй.
В 1784 году пожалован Екатериной Второй в действительные статские советники. Будучи статс- секретарём, выполнял обязанности директора императорских театров.
2 сентября 1793 года пожалован в действительные тайные советники и сеноторы.
15 сентября 1801 года окончил службу при дворе в чине действительного тайного советника с пенсией в 2000 рублей в год.
Это была значительная фигура в истории России. Для нас эта личность представляет интерес тем, что он Удомельский уроженец (Бережок), и мать его – Елена Михайловна, была дочерью Сердюкова Михаила Ивановича, сподвижника Петра Первого по строительству Вышневолоцкой навигационной системы.
Известно, что третий его сын Михаил с Удомлей связан больше всего ещё и своими славными делами. На Троицком кладбище лежит надгробная плита на могиле М. В. Храповицкого с надписью: «Здесь погребено тело в бозе почившего надворного советника М. В. Храповицкого, родившегося в 1758 году сентября 17 числа преселению благотворной души к вечному правосудию последовал в 1819 году февраля 20 дня на 76 году от рождения к душевному прискорбию 869 душ его подданных крестьян и дворовых людей, которых наградил полной свободой. Благодеяния сего великого мужа да не изгладятся из в бесконечные веки.»
В усадьбе Бережок работал художник С. Ю. Жуковский, известный «Певец дворянских гнёзд». Здесь же получал от Жуковского первые уроки живописи замечательный художник – самоучка уроженец Бережка Н. М. Аксаков.
После революции в усадьбе располагался Дом отдыха. Во время Великой Отечественно - госпиталь. А после войны, чего только не было, что и привело почти к полному разрушению здания.

8 ноября 2002 г. С. В. Ромашкин.

г. Удомля, пр-т Энергетиков, 2, Краеведческий Музей.
Виктор(VINT-70) # 14 декабря 2017 в 20:29 0
Спасибо! Ждём продолжения...

← Назад

Ищу попутчика

Нет объявлений для отображения.